Общество / День в истории

Битва за Крым весной 1944 года

В сражении за полуостров на каждого погибшего советского бойца приходилось по четыре уничтоженных оккупанта

  
7723

8 апреля 1944 года началось освобождение Крыма советскими войсками. Полуостров обороняла 17-я армия вермахта. В ее составе — пять немецких (50, 73, 98, 111, 336-я пехотных) и семь румынских дивизий (10-я и 19-я пехотные, 1, 2-я и 3-я горнострелковые, 6-я и 9-я кавалерийские дивизии), а также отдельные полки «Крым» (горный) и «Бергман», тринадцать отдельных охранных и двенадцать саперных батальонов. Кроме того, в усилении находились: 9-я зенитно-артиллерийская дивизия, 60-й артиллерийский полк, три полка (704, 766, 938-й) береговой обороны и десять артиллерийских дивизионов РГК (большой мощности).

Танковые силы гитлеровцев — две бригады штурмовых орудий. Каждая — до 45 самоходных артиллерийских установок StuG III.

Армию поддерживали до 150 самолетов, которые базировались в Крыму, плюс авиация с аэродромов в Румынии.

Два с половиной часа советская артиллерия перемалывала первую линию гитлеровской обороны на Перекопе. Командующий 17-й армией вермахта генерал-полковник Эрвин Йенеке был уверен, что главный удар именно здесь, на узком перешейке, нанесет 4-й Украинский фронт генерала армии Федора Толбухина. И именно здесь Йенеке заранее сосредоточил основные силы — пять своих лучших дивизий.

Между тем, в конце 1943 года нашим войскам удалось захватить небольшие плацдармы на южном берегу Сиваша. К ним с соблюдением всех мер предосторожности чуть ниже поверхности воды были построены броды и мосты, по которым советская 51-я армия генерал-лейтенанта Якова Крейзера вышла в расположение 10-й румынской дивизии и разгромила её. Таким образом, путь Красной Армии в Крым был открыт.

За 35 дней операции из 227 484 немецких и румынских солдат и 28 486 человек вспомогательного персонала было уничтожено свыше 80 тысяч солдат и офицеров. При этом в наступавших советских войсках погибло в четыре раза меньше — около 18 тысяч бойцов. Еще 62 тысячи немцев и румын оказались в плену.

Когда речь заходит о столь высоких потерях вермахта в оборонительной операции, авторитетный германский историк Пауль Карелл обвиняет руководство фашистской Германии в бездумном упрямстве. Ведь Гитлер до последнего отказывался разрешать эвакуацию обреченной 17-й армии из Крыма.

С другой стороны, Карелл признает, что у фюрера фактически не было политических возможностей для подобного маневра. Против заблаговременной переброски гитлеровских дивизий из Крыма за Днепр, на оборонительный рубеж «Восточного вала», резко выступили глава правительства Румынии и болгарский царь. В ситуации, в которой летом 1943 года оказался Гитлер, игнорировать мнение своих союзников, он не мог.

В то же время многочисленные аналитики «восточной компании» 1941−1945 годов вспоминают слова командующего 17-й армией вермахта Эрвина Йенеке, сказанные Гитлеру еще в 1943 году: «Я не хочу нести ответственность за второй Сталинград. Для 17-й армии Крым станет кладбищем». Фюрер в ответ заявил, что полуостров — это ключ для «русских» к румынской нефтедобыче, с потерей Крыма нефтепромыслы окажутся в пределах досягаемости советской авиации.

Однако упрямый Йенеке продолжал настаивать на срочном выводе своих соединений из Тавриды. После Сталинградской битвы, в которой Йенеке участвовал в качестве командира 4-го корпуса, он думал только об одном: как вовремя унести ноги с полуострова. Несмотря на запрет Гитлера, по приказу командующего 17-й армией в ноябре 1943 года были разработаны мероприятия по эвакуации «Рудербоот», которые впоследствии переписали в план «Глейтербоот».

Пафосные распоряжения Гитлера «защищать Крым до последней капли крови» не были доведены до солдат 17-й армии отдельным приказом. Впрочем, ощущение надвигающего поражения не изменило отношения немцев, и, в частности, Эрвина Йенеке к жителям Тавриды. Разрабатывая «операцию «Михаель» по прорыву своих войск с полуострова, генерал тщательно готовил еще один документ — план уничтожения населения, разрушения объектов экономики и жизнеобеспечения Крыма.

Этот план удалось воплотить в жизнь, но лишь частично. В частности, практически ежедневно издавались приказы по истреблению мирных жителей полуострова. Всего в Крыму было расстреляно и замучено 86 943 человека из числа гражданского населения и 47 234 военнопленных. Оккупанты не щадили ни старых, ни малых. Немецкие врачи-изуверы использовали детей крымчан в качестве доноров для своих раненых солдат.

При этом большинство фашистов по-прежнему тяготели к комфорту. Несмотря даже на то, что полуостров в конце 1943 года был блокирован советскими войсками. «Создавалось впечатление, что в Крыму никто не воспринимал войну всерьез, — написал историк Пауль Карелл. — Многие штабы вместо строительства укреплений использовали инженерные войска для ремонта и благоустройства штабных помещений. Перестраивались целые дома, а их интерьер декорировали под стиль немецких крестьянских домов, хотя солдат можно было бы с гораздо большей пользой использовать для восстановления и укрепления оборонительных сооружений».

Это подтверждает и сайт Хорста Кайзера, в котором приводятся письма лейтенанта 117-го артиллерийского полка 111-ой пехотной дивизии Зигфрида Кауфмана к своей жене. В частности, в январе 1944 года офицер был уверен, что Советский Союз немедленно согласится на мир, если Гитлер предложит Сталину хорошие условия.

«…все надеются на скорейшее прекращение войны и на новое счастье. А пока замечательное солнце на бесконечной белой равнине позволяет нам насладиться ланчем. Мой новый командир любит длительный сон и вкусную еду».

В марте ситуация резко изменилась, о чем и было сообщено в следующих письмах Зигфрида Кауфмана: «Снова слышал старый знакомый, долгий вой. Русская артиллерия очень трудолюбива и иногда заставляет нас падать носом в грязь. Со смешанными чувствами мы слышим тревожные новости о Восточном фронте. Темпы российского наступления поражают. Я не могу не думать, что у нашей героической армии будет такой конец на Востоке…»

14 апреля этот же немецкий офицер писал уже из Севастополя: «…Я не хочу говорить никаких громких слов, но то, что я еще жив, это чудо, вне всякого сомнения. Только благодаря водителю моего мотоцикла мы на полном ходу проскочили между двумя русскими танками. Сейчас я сижу в самой южной части гавани, ожидая эвакуации по воде или по воздуху. Даже если шансы не стопроцентные, я все еще верю, что удача не отвернется…».

Очевидно, что Зигфрид Кауфман оказался среди 120-тысячной немецкой группировки, сформированной под Севастополем из частей, которым удалось отступить к этому городу после разгрома в Северном Крыму. Судя по письму, бегство было беспорядочным. Об этом говорят и историки. В ходе боев советские мобильные группы достаточно быстро и эффективно уничтожали арьергарды противника. В этой обстановке почти всё свое тяжелое вооружение 17-я армия вынуждена была бросить во время отступления к Севастополю, который Гитлер приказал не сдавать ни при каких обстоятельствах.

Генеральный штурм Севастополя начался 7 мая 1944 года. В эти дни наиболее тяжелые бои развернулись в районе Английского кладбища, на Сапун-горе и Балаклавских высотах. То есть, там, где проходили баталии Крымской войны 1853−1856 годов. 8 мая 1944 года положение 17-й армии стало безнадежным, и Гитлер все же отдал приказ об эвакуации.

10 мая начался первый этап вывоза гитлеровцев двумя крупными транспортами — «Тотила» и «Тейя». Но оба судна были потоплены. Первый — бомбовым ударом, второй — атакой советского торпедоносца. Восемь тысяч фашистов нашли смерть в пучине Черного моря.

Следующей ночью к Севастополю по приказу гросс-адмирала Деница отправились сразу 190 немецких и румынских катеров, транспортов, буксиров, тральщиков и самоходных барж. Им следовало эвакуировать из Севастополя оставшийся там пятидесятитысячный гарнизон. Однако вмешался восьмибальный шторм. Операцию пришлось отложить на сутки. И это погубило последние надежды оккупантов на спасение.

Позднее генерал вермахта и немецкий военный историк Курт Типпельскирх написал, что Крым стал для немцев адом.

Справка «СП»

Солдаты немецкой 111-й пехотной дивизии, в которой служил лейтенант Зигфрид Кауфман, так и не дождались транспорта, несмотря на обещания командования. 12 мая 1944 года несколько тысяч немцев из этой части засели на каменистой отмели между отвесным берегом и морем в надежде увидеть спасительные катера. Их сопротивление было подавленно выстрелами советских Т-34. По сведению историка Пауля Карелла, за пять дней с 8 по 13 мая немецкая группировка потеряла убитыми 57 тысяч человек и еще 20 тысяч — пропавшими без вести, которые скорей всего утонули, пытаясь на плотах покинуть полуостров.

Фото fototelegraf.ru

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Андрей Рудалев

Публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Каковы основные проблемы Российской армии сегодня?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня