Общество

Искры культурной революции

Платон Беседин о плане спасения расколотой Украины

  
1835

Политические лозунги в Украине бессмысленны. Социальные инициативы мертвы. Экономические реформы бездейственны. Последние украинские события, формально начавшиеся 21 ноября на Евромайдане, но фактически ставшие логичным следствием процессов, терзавших незалежную десятки лет, продемонстрировали, что социальная, политическая, экономическая сфера не могут стать той площадкой, на которой произойдёт если не примирение враждующих сторон, то хотя бы их попытка договориться.

Несмотря на то, что все действующие силы Украины испытывают одни и те же трудности — безработица, рост цен, угроза безопасности, — они не собираются искать точки соприкосновения, выбирая обособленное друг от друга будущее. Сепаратистские настроения разжигаются провокаторами, апеллирующими преимущественно к языковым и национальным вопросам. Именно они, а не конституционные, правовые или ведомственные реформы, формируют настроения украинцев, определяя их дальнейшие действия или, наоборот, пассивное бездействие.

То похожая на Водяного из советского мультика Ирина Фарион заявит, что всех протестующих в Донецке, Харькове и Луганске убивать надо. То Олег Ляшко выйдет к депутатам с требованием уголовной ответственности для русских. А по другую сторону баррикад заунывно, аки песнь ямщика, тянут извечную жалобную эпопею о том, что притесняют, сколько можно терпеть.

Да, главное отличительное свойство революции «Евромайдана» и последовавшей за ней, согласно закону действия и противодействия, «Русской весны» от прошлых волнений заключается в навязчивой эксплуатации языковой, культурной, национальной и националистической темы. Этих демонов заклинали и в 1991 году, и в акции «Украина без Кучмы», и на «Оранжевом Майдане», но тогда они скорее представлялись вспомогательным легионом. Сейчас же пентаграммы окрашены в цвета жовто-блакитного стяга и российского триколора, а обличья демонов ежедневно мелькают в политических новостях. Это не война режимов, но война культур.

И рассматривать действия на Востоке Украине как реакцию на «Евромайдан», несмотря на автоматы и БТРы, необходимо, прежде всего, в культурно-интеллектуальном контексте. Выход на улицы тысяч жителей Донецка или Луганска, среди которых радикалы, вопреки страшилкам украинских СМИ, составляют лишь малую часть, это акт, прежде всего, культурной самоидентификации. Люди созревали для этого не один десяток лет. Слишком часто, долго и, главное, бестактно сыпали чумацьку жовто-блакитну соль на их незажившие раны. Хотя, исходя из концепции целостности государства, о которой вспомнили только сейчас, надо было готовить совместное блюдо.

Тридцать тысяч севастопольцев выходили на площадь Нахимова по субботам не за Владимира Путина, «Единую Россию» или нефтяную трубу. Они делали это потому, что отстаивали право на свою историю, свой язык и свою культуру. Двадцать лет русские люди в Крыму просили уважать их ментальную, духовную самоидентификацию. Это был призыв к диалогу. Безусловно, присутствовали и те, кто, спекулируя на данной теме, отрицал украинскую государственность, но они были лишь исключением, подтверждающим правило. Ведь речь шла о взаимоуважении и сотрудничестве разных культур и национальностей: русских, украинцев и крымских татар.

Но украинская власть во главе с Кравчуком или Кучмой, Ющенко или Януковичем систематически игнорировала культурную, образовательную, интеллектуальную составляющие жизни страны. Вспоминали о них лишь тогда, когда нужно было отвлечь народ от реальных проблем. Или перед выборами. Тогда информационное пространство наполнялось миазмами извечных разговоров о бандеровцах и москалях, империи и крипацтве, чтобы снова и снова разжигать пламя костров, за дымом которых было не видно лиц поджигателей.

Если питать лишь одну сторону, то неизбежно заработаешь перекос и проблемы с позвоночником, а, значит, и со всем организмом. То, что происходит сегодня на Украине, прямое следствие варварской, фашистской политики, которую вело украинское государство по отношению к своему народу, разделяя и дробя его на этносы и субэтносы.

Какую Украину мы хотели получить, когда педагог — самая нищенская, самая непрестижная профессия в стране? Какую Украину мы хотели получить, когда в школьных учебниках изображаются хлопчики, стоящие рядом с «дідом Адольфом», и пишутся лживые истории об освободительных войнах и «москальской нации агрессоров»? Какую Украину мы хотели получить, если в результате насильственной украинизации, чуждой, прежде всего, самим украинцам, страна раздробилась на панов и рабов? Какую Украину мы хотели получить, когда дотации и программы вырастили класс националистически ориентированной интеллигенции, вдалбливающей в умы своих зрителей, читателей модернизированные на украинский лад геббельсовские установки? Такую Украину, которая пылает сейчас?

Когда говорят о том, что нет никаких языковых, культурных, исторических, национальных противоречий между украинцами в Крыму, на Западе или Востоке, это правда лишь наполовину; она же есть самая чудовищная, разрушительная ложь. Мы общались на украинском и русском, понимая друг друга. Мы ездили на море в Евпаторию и Ялту. Отдыхали в санаториях Трускавца и Моршина. Инциденты случались, но в целом мы, рядовые украинцы, образ которых радикализировали, жили, не презирая, не уничтожая друг друга. В худом, но мире.

Государство сделало всё, чтобы разделить нас. Оно получило то, что хотело. А мы?

Подобное лечится подобным. Украину может спасти только культурная революция. Побоища должны случаться, но только в интеллектуальном пространстве. Мудрость, разум, культура — вот тот арсенал, который надобно использовать вместо арматуры, дубинок, автоматов и «коктейлей Молотов"а. Украине для выживания необходимы здравые интеллектуальные, культурные инициативы.

Они появляются. В частности, 23−25 апреля в Донецке пройдёт первый украинский литературный фестиваль «Изоляция», в котором, похоже, всё не случайно. И выбор места: Донецк сегодня пылает. И заявленные для обсуждения темы: вроде «Противостояние человека и государства», «Язык и насилие». И список участников из разных украинских регионов, с принципиально отличными взглядами.

Однако, фестиваль «Изоляция» — проект частный, подвижнический. Государство же в первом чтении продолжает принимать странные законы. Следом за повышением тарифов ЖКХ, ликвидацией социальных выплат предполагается деконструировать — отмена научных степеней, господдержки, предоставление автономии вузам — и без того разрушенную годами незалежности систему образования. А теперь ещё — и принятый закон об оккупированной территории. На кого работают депутаты? На Украину? Вряд ли.

По сути, с каждым новым своим законом государство расписывается в намерении продолжать тоталитарную европеизацию, не поддерживаемую большинством населения. Это ведёт к новой дифференциации украинцев по национальным, культурным, языковым факторам. А, значит, и к новым противоречиям.

Собственно, весь ужас происходящего в Украине заключается в том, что культурные, языковые, религиозные конфликты, место коим в головах и сердцах, трансформировались в вооружённые противостояния. И они будут продолжаться, пока новая власть вместе с гражданами ни создаст культурно-интеллектуального пространства для диалога. Только так можно спасти нынешнюю расколотую Украину.

Киев

Фото: ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Михаил Делягин

Доктор экономических наук, член РАЕН, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
В мае прошлого года был впервые озвучен новый состав правительства Медведева. Какую оценку оно заслужило за это время?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня