Общество
14 мая 2014 13:19

Донецкая республика. День второй

Обозреватель «СП» вглядывается в новую жизнь Донбасса

6859

В Донецке у самого автовокзала я заметил инвалидную коляску с прикреплённым к ней флажком с гербом самопровозглашённой Донецкой народной республики. Сидящий в коляске армянин собирал милостыню.

— Я за республику, — заявил он мне, — самый первый на референдум на своей коляске прикатил.

В остальном, на первый взгляд, жизнь в городе мало чем отличается от прежней. Ходит транспорт, работают кафе. Разве что некоторое, разлитое в воздухе напряжение, уже знакомое мне по Луганску.

Возле здания Донецкой обладминистрации никто не думает разбирать баррикады. Звучит патриотичная музыка, приходят-уходят люди. Некоторые сидят на самодельных лавках вокруг баррикад, как будто чего-то ждут.

— Время свободное выдалось, решила прийти. Болею за Донецкую республику, — рассказывает Екатерина Симонова. — К референдуму мы готовились как к празднику. Бабушка пирог испекла. Я сама на добровольных началах участвовала в работе избирательной комиссии. Ходила по квартирам инвалидов, которые не могли на участки прийти. Был эмоциональный подъём. А теперь как-то тревожно, непонятно, что дальше.

Екатерина филолог, изучает литературный украинский язык. По её словам, сама она раньше считала себя патриоткой Украины, однако «Майдан убил в ней украинку». Прошедшей зимой она проездом оказалась в Киеве, посмотрела на активистов Майдана и ужаснулась той истеричной русофобии, которой они, буквально, захлёбывались.

Екатерина переживает, что Донецкая область не нужна России. А Киев в любой момент может отрезать налоговые поступления, и тогда жизнь резко осложнится.

Впрочем, она уверена, что в любом случае невозможно существовать в едином государстве с неонацистами, которые хотят запретить ей считать её прадеда, дошедшего до Берлина, героем. - Хоть независимое государство Новороссия, хоть вхождение в состав в России — лишь бы не жить в такой Украине, как сейчас, — говорит она.

Внутрь здания обладминистрации можно попасть только по звонку знакомого человека и после осмотра вещей.

В некогда святая святых донецкой бюрократии сейчас подлинная территория народной республики. На первом этаже работает кухня, в которой готовят продукты, принесённые горожанам. Еда самая простая — суп, макароны, чай.

Прямо в чиновничьих кабинетах на пол повалены матрасы, на которых спят ополченцы. Людей с оружием, в отличие от лагеря ополченцев в Луганске, немного.

Судя по наклеенным на стенах и дверях объявлениям, здесь после первых дней «казачьей вольницы» постепенно наводится порядок и дисциплина.

Ополченец Александр из Днепропетровской области в здании уже около месяца. По его словам, у него дома, большинство жителей тоже очень не любят нынешний «бандерштат», в который превратили Украину. Но люди боятся высказывать своё мнение открыто.

— Поэтому надо нам идти до конца, освобождать другие области, — уверен он.

И это мнение здесь разделяют многие, в том числе командир народного ополчения Донбасса, сопредседатель президиума Верховного Совета Донецкой народной республики Мирослав Руденко, у которого мне удалось взять интервью.

«СП»: — Будет ли второй референдум о присоединении к России, о котором уже несколько дней ходят слухи?

— Нет, мы не планируем его проводить. И Луганская республика отказалась от этой идеи. Пока решили не торопиться.

«СП»: — Объявлено о создании республики. Идут ли с вами на контакт чиновники, без которых ни одно государство существовать не может?

— Об этом на последнем заседании Верховного совета народной республики как раз шла речь. Мы будем реорганизовывать главный орган республики в Верховный совет, половину которого составят нынешние члены Народного совета, а половину — привлечённые профессиональные управленцы.

«СП»: — А куда делись те чиновники, которые сидели в здании администрации, затаились по домам?

— Нет, они работают в других местах, в республике по-прежнему сохраняется двоевластие. Сейчас мы начинаем переговоры с ними, чтобы самых адекватных привлекать к государственному строительству.

Высокопоставленные чиновники, представители научного сообщества и раньше шли на контакт, пытались договориться с нами. Важно, чтобы республика не превратилась в ширму для старой власти. Такая опасность есть. Нам сначала активно противодействовали, а теперь пытаются перехватить инициативу. Те люди, которые стояли за Партией регионов и долгие годы обманывали жителей Юго-Востока, что они борются за русский язык, за права русских на Украине, решая свои задачи, пытаются пристроиться под новой вывеской.

Речь не идёт о том, чтобы отказаться от опытных управленцев. Мы просто ходим создать такую систему, в которой не будет места коррупционерам и оборотням.

В этом смысле, возможно, мы покажем пример не только Юго-Востоку Украины, но и всей России. История сегодня творится на наших глазах.

«СП»: — Ни одно государство не может существовать без финансов. Как я понимаю, все поступления с территории бывшей Донецкой области по-прежнему уходят в Киев. А если там завтра возьмут и не станут возвращать в регион часть денег?

— Сейчас переходный период. До Референдума 11 мая с нашей стороны вообще было бы опрометчиво поднимать эту тему. Сейчас, когда мы подтвердили легитимность Донецкой народной республики, постепенно берём эту сферу под контроль. Что касается финансовых поступлений из Киева, то там уже не раз заявляли, что не признают итогов нашего референдума. И если в Киеве откажутся возвращать нам наши же налоги, то как бы обрубят финансирование собственного региона. И тем самым опосредованно признают нашу независимость.

«СП»: — Когда вы планируете прекратить отправку налогов в Киев?

— В самое ближайшее время. Думаю, до конца лета. Тут вопрос чисто технический. Политическое решение уже принято. Существовать в государстве, которое управляется киевской хунтой, Донецкая республика не будет.

«СП»: — На митинге12 мая в Луганске лидер движения Юго-Восток Олег Царёв призвал к объединению Луганской и Донецкой республик. Одновременно лидер Донецкой республики Денис Пушилин обратился к России с просьбой о вхождении этого ещё не оформившегося государственного образования в состав России. То есть вы не поддерживаете идею федерации с Луганской республикой и другими регионами Юго-Востока?

— Мы сами не раз декларировали, что на Юго-Востоке Украины надо создавать федеративное государство Новороссию. Что касается вхождения в состав России, это было бы оптимальным решением. Но вряд ли в текущей политической ситуации это возможно. Любой из двух вариантов будет для нас приемлемым. Пока официального ответа на наше обращение от руководства России мы не получали.

Может быть, войти в состав России и на том успокоится, было бы для нас и проще. Но с другой стороны, мы не можем оставить весь остальной Юго-Восток, да и Центральную Украину, чтобы нацисты создавали на этой территории этакую Антироссию.

Последние события лично меня заставили остро ощутить, что все мы — и великороссы, и малороссы, и белорусы — единый народ. Русский суперэтнос, как говорил Лев Гумилёв. Я в большей степени сам малоросс и не хочу оставлять землю своих предков на растерзание неонацистам. Надо бороться за историческую Новороссию.

«СП»: — Что значит бороться, переходить в наступление в военном плане?

— Под Славянском, несмотря на то, что ополченцы там в меньшинстве, уже есть примеры перехода в наступление. У бойцов очень высокий боевой дух, они знают, за что бьются. Можно сказать, именно здесь русские вспомнили, что они потомки победителей. Это русское возрождение значимо для всей России. Сторонников галицийского проекта на Украине, особенно на Юго-Востоке немного. Поэтому если мы разобьём нацгвардию хунты и «Правый сектор», то во многих других областях Украины пройдут свои референдумы. Я в этом уверен. К нам приезжают люди из Одессы, Киева, Днепропетровска, Полтавы. Они готовы бороться за освобождение своей земли от неонацистов.

«СП»: — То есть можно сказать, что Донецкая республика, сформировав свои вооружённые силы, осуществит экспансию на территории, где заправляют неонацисты?

— Я бы употребил слово освобождение. Мы должны дать возможность людям на Юге-Востоке Украины дать провести свои референдумы. Более того, я не исключаю, что на условиях конфедерации мы можем как-то сосуществовать с Центральной и Западной Украиной. Кстати, идея автономной или даже независимой Галицийской республики ещё с начала 90-х витала в воздухе. Возможно, что существуя автономно, та же Галицийская и Донецкая республики найдут больше взаимопонимания. По крайней мере, жители западных областей Украины перестанут ощущать себя в привилегированном положении «стопроцентных украинцев». Мы будем говорить с ними на равных. До сих пор они были орудием в руках, то Австро-Венгрии, то Германии, то США. Может быть, в новой Украине они поймут, наконец, что не в русофобии счастье.

Донецк

Фото автора

Последние новости
Цитаты
Леонид Зюганов

Политик, заместитель руководителя фракции КПРФ в Мосгордуме

Олег Неменский

Политолог

Валентин Катасонов

Доктор экономических наук, профессор

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня