Общество
19 мая 2014 14:57

Страсти по ГМО

Почему в России так боятся генной инженерии?

4021

На днях группа депутатов из фракции ЛДПР внесла на рассмотрение Госдумы законопроект, который предусматривает ужесточение российского законодательства по отношению к ГМО-производителям. Парламентарии настаивают на том, что производителей ГМО-продукции следует приравнять к террористам — в том случае, если потребление их продукции нанесет ущерб здоровью или жизни граждан. Правда, такие драконовские меры предлагается предпринимать лишь по отношению к тем гражданам, которые будут уличены в намеренном отравлении людей недоброкачественной ГМО-продукцией, а в остальных случаях нарушители смогут отделаться штрафами.

Другой законопроект, касающийся ГМО, поступил в Думу еще в феврале — тогда группа сенаторов выступила за полный запрет ГМО-продукции на территории страны.

В конце минувшего года Владимир Путин выступил с требованием ограничить импорт генно-модифицированной продукции в Россию, что очень обрадовало борцов с ГМО. Однако их радость длилась недолго, так как вслед за этим Дмитрий Медведев подписал постановление о введении регистрации ГМО-продукции на территории РФ, что, по мнению некоторых экспертов, откроет возможность для создания отечественных ГМО- культур.

Мотивы властей, обрушившихся на ГМО-продукцию, не вполне ясны, так как большинство критических заявлений в адрес ГМО не подкрепляется никакими аргументами, кроме общих слов про то, что «общественность не пришла к единому мнению по поводу ГМО», или «влияние ГМО на организм человека до конца не изучено».

В то же время российское научное сообщество явно обеспокоено сложившейся тенденцией по дискредитации ГМО-технологий. Группа ученых-биологов опубликовала в мае открытое письмо, которое призывает власть остановить гонения на инновационные биотехнологии со стороны отдельных депутатов и некоторых общественных деятелей. По мнению ученых, в противном случае Россия рискует серьезно отстать от мировых конкурентов в области сельского хозяйства.

«С момента своего появления продукты генной инженерии находятся в фокусе научных исследований. Только за последние 10 лет проведено более 1700 научных исследований по изучению влияния ГМО на здоровье животных, человека, окружающую среду и не только. Проводились такие исследования и в нашей стране. Исследователи, работающие в рамках общепринятой научной методологии, приходят к единодушному выводу, что ни само производство ГМО, ни их употребление в пищу даже в течение пяти поколений не несет никаких дополнительных рисков по сравнению с обычными продуктами. Такое огромное количество подтвержденных научных данных о безопасности не может продемонстрировать ни одна технология за всю историю человечества», - пишут биологи.

Почти мистический ужас населения перед генной инженерией в чем-то является заслугой кинематографа, регулярно выпускающего «хорроры» про очередных безумных ученых-генетиков, выводящих монстров в своих мрачных лабораториях. Несмотря на то, что эти фантазии не имеют, как правило, ни малейшего отношения к научным знаниям, безотчётный страх перед любыми генными исследованиями поддерживается в народном сознании уже долгие годы.

Что стоит за запретами ГМО в России — популизм политиков, желающих подыграть паническим настроениями масс, или экономическая целесообразность, желание оградить под этим предлогом отечественный рынок от зарубежных товаров? Почему наша власть лишь разжигает панические настроения россиян по отношению к ГМО, в то время как в других странах лишь увеличивают обороты производства такой продукции?

—  Подавляющая часть ГМО — это исследовательские объекты, полученные с различными генными вставками, часто ранее неизученными. Это сугубо исследовательские объекты, которые были необходимы для изучения действия отдельных генов, взаимодействия растений и патогенов — к которым относится как минимум 99% ГМО-растений. Из тысячи вариантов ГМО-растений лишь один, дай Бог, имеет шанс получить право на существование. Для этого исследователи должны доказать, что чужой ген-вставка действительно дает какую-то выгоду и придает растению положительные свойства, - говорит доктор биологических наук, сотрудник Центра «Биоинженерия» РАН Александр Игнатов.

— Такие ГМО-растения проходят такое количество тестов, которое делает их даже более безопасными, чем обычные культуры. Большая часть капиталовложений при производстве ГМО-культур приходится именно на испытание культуры на безопасность. Просто получить ГМО-растения можно и у себя на кухне, а вот испытать и доказать, что вставка целевого гена стабильна, и что она дает только целевой эффект и не обладает побочными действиями — это все стоит больших денег, гораздо больших, чем само получение ГМО-организма.

В Великобритании, Королевская Академия наук которой была очень долгое время противником любых ГМО, в последние годы признали, что нельзя говорить о ГМО как о каком-то одном явлении. ГМО — это большое число трансформационных событий, множество генов, которые могут быть вставлены в растение. И это необязательно даже могут быть чужие гены — часто используют собственные гены растения, просто слегка измененные, или регулируемые иначе. Они не дают ничего принципиально нового, а лишь усиливают или ослабляют природные качества растения. У нас, к сожалению, никто не хочет понять, что ГМО — это всего лишь новая, очень перспективная технология, позволяющая достичь качественно новые цели, и не более того.

«СП»: — Есть ли какие-то основания под распространённым в народе мнением, будто бы употребление ГМО-продукции может привести к мутации человека?

— Эти страхи являются совершенно необоснованными. Мы ежедневно потребляем вместе с пищей много чужой ДНК, в конце концов, в нас самих живет масса микроорганизмов. Однако их ДНК с нашей не смешивается и не передается нами по наследству. Вне зависимости от того, чем мы питаемся, наш генотип остается почти неизменным тысячи лет.

Можно, конечно, задаться целью и создать с помощью генной инженерии растение, которое будет обладать опасными свойствами для человека. Но такое растение в большинстве случаев не будет жизнеспособно, потому что если в нем синтезируется какой-то токсин, то он снизит и его жизнеспособность. Есть примеры растений, устойчивых к вредителям, например, к колорадскому жуку, с бактериальными токсинами, которые накапливаются в тех частях растений, которые мы не употребляем в пищу.

Большинство сельскохозяйственных растений обладают естественными защитными веществами, токсичными для фитопатогенов и вредителей, например, бобовые растения обладают ингибиторами трипсина — фермента, расщепляющего белки, поэтому бобовые культуры в сыром виде человеком почти не употребляются. Особенно много естественных токсинов накапливают тропические культуры, и от этих токсинов люди давно научились избавляться.

Так же точно и ГМО. Если вырастить, к примеру, генно-модифицированный подсолнечник, то в масле, произведенном из него, уже точно не будет продуктов трансгена. То же самое с другими масличными культурами или с сахарной свеклой и тростником — в этом случае вы получите химически чистый сахар, в котором посторонних веществ очень мало.

«СП»: — Пользователи интернета долго ужасались попавшими в сеть фотографиями быков с непомерно гипертрофированной мускулатурой — все полагали, что это последствия ГМО, пока не выяснилось, что эта необычная порода быков была выведена в Бельгии двести лет назад. Как в действительности ГМО-технологии могут повлиять на животноводство, есть ли какие-то угрозы в этом случае для человека?

— Проблема в том, что пища, которую мы едим, зачастую опасна без всяких ГМО -современное сельское хозяйство использует в больших количествах синтетические гормоны животных, антибиотики и пестициды.

Использование ГМО как раз призвано снизить использование этих веществ и заменить используемые препараты на менее токсичные.

Потому у компаний, производящих пестициды, на первых порах была резко отрицательная реакция на ГМО, так как они видели в этих технологиях угрозу для своего бизнеса. Однако сейчас большинство крупных производителей химических препаратов для сельского хозяйства уже имеют собственные селекционные подразделения, которые создают ГМО-растения, и более того, под конкретные ГМО-культуры создается еще и новая линейка химических препаратов, обладающих пониженной токсичностью и мутагенной активностью, которые будут применять в совокупности с определенными ГМО-сортами растений.

ГМО — это инструмент ведения высокотехнологичного сельского хозяйства.

Использование ГМО требует подготовки кадров и инфраструктуры — тех, кто создает, испытывает, регистрирует и выращивает ГМО растения. То есть, это целая отрасль сельского хозяйства, которая обладает высокой рентабельностью и наукоемкостью.

В России сейчас нет достаточного числа специалистов, которые смогли бы по указанию правительства создать такую отрасль за полгода. Не хватает собственных технологий, специалистов, способных протестировать ГМО культуры, не подготовлены и производители для выращивания ГМО-сортов.

Если позволить прийти в Россию западным производителям ГМО, то они, разумеется, смогут очень быстро наладить здесь широкое производство такой продукции. Однако эта новая технологическая революция в сельском хозяйстве оставит мало шансов для выживания отечественного агрокомплекса, основанного на традиционных технологиях

Я полагаю, что нападки на ГМО со стороны депутатов связаны именно с этим аспектом. Не секрет, что во всем мире создание и производство ГМО находится в руках крупных компаний, обладающих колоссальным финансовым, научным и технологическим потенциалом, имеющих международную сеть дистрибуции своих продуктов, имеющие массу клиентов, уже потребляющих их традиционную продукцию — семена, пестициды, гормоны, оборудование и т. п. Эти компании могут перейти на ГМО очень легко. В этой ситуации говорить о какой-то конкуренции этим фирмам со стороны нашего сельского хозяйства, науки и селекции пока не приходится.

«СП»: — Если сейчас российские власти, руководствуясь экономической целесообразностью, окончательно запугают население «вредом» ГМО, будет ли у России в будущем шанс на развитие этой высокопроизводительной отрасли?

— Пятнадцать лет назад создатели ГМО совершили похожую ошибку, но с противоположным знаком. Создав первые ГМО-растения, они с энтузиазмом выставили их на продажу под лозунгом «мы спасем мир от голода», хотя речь шла в первую очередь о получении сверхприбыли за счет совершенно новой технологии, идеально пригодной для защиты авторских прав владельцев ГМО-сортов. Были приняты меры по контролю за производством семян ГМО растений на полях производителя — уже никто не мог использовать часть урожая для посева на следующий год, а был вынужден покупать семена снова и снова у владельца ГМО — сорта. И тут они столкнулись с противодействием мелких сельскохозяйственных производителей. Эта борьба была тоже лукавством — не говорилось об экономической подоплеке противостояния, мелкие производители также декларировали в качестве своего мотива заботу о будущем человечества, отсюда и пошли все эти мифы об опасности ГМО-продукции.

Российская власть повторяет эти ошибки. Все стремятся объявить причиной своей деятельности заботу о здоровье людей, но настоящие мотивы — сугубо экономического характера.

Фото ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Рогулин.

Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Геворг Мирзаян

Доцент Финансового университета при Правительстве РФ

Леонид Зюганов

Политик, заместитель руководителя фракции КПРФ в Мосгордуме

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня