Общество

Игорь Стрелков, говорите громче

Олег Кашин о том, что история повторяется совсем не в виде фарса

26090

Ежедневные боевые сводки из еще вчера мирного края, фотографии раненых и убитых, жуткие рассказы спасшихся заложников и прочее. Центральная власть, установившаяся в результате очень сомнительного с правовой точки зрения государственного переворота, и мятежный регион, сформировавший сначала собственные органы власти, не признаваемые центром, а потом и собственное вооруженное ополчение. Центр сначала терпит, потом бросает в тот регион войска, начинается карательная операция под лозунгами восстановления законности.

Это не Донбасс, это Россия двадцать лет назад. Здание донецкой обладминистрации, кажется, проектировал либо тот же архитектор, что и здание Чечено-ингушского рескома КПСС, то ли его соученик, родственник и друг — такая же светлая позднебрежневская высотка, в предвоенном Грозном ее называли президентским дворцом, и не было тогда в Москве журналиста, который хотя бы раз не был в тот год в том дворце. У меня спустя уже много лет была такая забава — удивлять молодых коллег, показывая им какого-нибудь тихого и мирного журналиста возрастом за сорок: «Видишь его? А он в первую войну в Чечне работал, у Дудаева интервью брал!» — молодой коллега удивляется, а удивляться нечему, тогда у Дудаева все интервью брали, и самолеты в Грозный летали каждый день, из Внукова в аэропорт имени Шейха Мансура, так он тогда назывался. Пройдет год, журналистов станет меньше, потом еще меньше, а потом останутся двое — Бабицкий и Политковская, больше никто не поедет, кому-то страшно, а кого-то уже редакция не отпустит, то ли цензура, то ли просто не хочется потом выкуп за заложника платить или труп искать. Но это будет потом, а в декабре девяносто четвертого никто ни о чем таком не думал. Москва вводит танки куда-то — у людей, воспитанных на Будапеште-56 и Праге-68, не было сомнений, на чьей стороне надо быть в таких ситуациях. Даже через полгода, уже после Буденновска, Булат Окуджава, отвечая на вопрос о Басаеве, скажет: «Если говорить о том, что случилось в Буденновске, — это печально и трагично, но война трагичнее, чем этот поступок. И поэтому я думаю, что когда-нибудь ему памятник поставят». Басаеву. Памятник. Летом девяносто пятого года это еще не звучало дико, в самом деле — если не Басаеву, то кому, Грачеву, что ли? Я не люблю Окуджаву, но цитирую его сейчас не для того, чтобы в чем-то упрекнуть, не имею права. Просто чеченскую войну русское общество встретило неподготовленным — не успели, не научились, не отрефлексировали и искренне примеряли на новую реальность старые правила. В самом деле, написано же — «За нашу и вашу свободу», значит, Басаеву памятник, все верно.

Спустя двадцать лет что-то смутно знакомое видится в новых картинках. Обкомовская высотка, вокруг которой танцуют зикр митинговые завсегдатаи, фронтовые сводки из казавшихся вечно мирными мест, полевые командиры и журналисты, сначала толпами катающиеся в мятежный регион, потом уже не толпами, только самые отчаянные. Новые Бабицкие, новые Политковские, и старые привычные слова, которые все нелепее звучат в стреляющей глуши Донбасса.

И разница, маленькая, но страшная. Теперь в роли чеченцев русские. Вместо бородатых полевых командиров усатые реконструкторы. Вместо федералов — украинцы. Кто первым скажет, что полковнику Стрелкову когда-нибудь поставят памятник? Давайте я скажу — поставят, поставят.

То есть это сейчас так кажется, что поставят. А на самом деле где-то по Славянску, наверное, уже ходит священник, который благословляет ополченцев на бой. Потом этого священника подкупят киевляне или Ахметов, священник согласится стать губернатором Донбасса, но прогубернаторствует недолго — какие-то бойцы из подполья взорвут его на стадионе «Шахтер», и хозяином шахтерского края станет священников сын, который, может быть, уже сейчас сделал селфи со Стрелковым и вывесил его в «Инстаграм».

"История повторяется в виде фарса", — такая же выученная сто лет назад абракадабра, как «За нашу и вашу свободу». Не в виде фарса, и не в виде трагедии; вообще непонятно, в виде чего. История всегда находит такой способ повториться, чтобы не было готовых ответов ни на один вопрос.

Игорь Стрелков, говорите громче.

Фото: ИТАР-ТАСС.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня