Спорт
12 ноября 2013 17:14

Чарли Чаплин мирового футбола

Великому бразильцу Гарринче исполнилось бы 80 лет

2739

Полное имя этого футболиста — Мануэл Франсиску Дос Сантос, сокращенно — Манэ, а самое известное его прозвище — Гарринча. Так называют маленькую птичку, обитающую в горах Бразилии. Согласно поверьям, она приносит счастье людям. И футболиста боготворили миллионы людей. Он был настоящим любимцем публики — и не только в Бразилии. Форварда давно нет на свете, но память о нем не умерла. Международная федерация футбольной истории и статистики включила Гарринчу в десятку лучших полевых игроков XX столетия.

Гарринча жил и творил в эпоху романтического футбола, когда форварды — он, Пеле или другие звезды — могли одурачить целую толпу соперников, не рискуя получить по ногам, голове, спине или по всему сразу. И забить какой-нибудь сказочный гол. Конечно, в наши суровые времена о подобном не стоит и мечтать…

Появление Гарринчи в большом футболе похоже на сказку: подмастерье с ткацкой фабрики, к тому же хромой (одна нога парнишки была то ли на 6, то на 8 сантиметров короче другой) очень недурно играл в футбол в своем родном в Пау-Гранде. Юное дарование привезли в Рио, на тренировку «Ботафого», где его сначала подняли на смех — уж слишком неуклюже и нелепо он выглядел в компании звезд. Но потом они примолкли. А чуть позже стали восхищаться. Смуглый помощник прядильщика — впрочем, уже бывший — на правом краю начал легко и непринужденно обыгрывать одного профессионала за другим. В тот же день Гарринча стал игроком известного клуба.

Начало славного пути? Да, но дорога к признанию оказалась не такой уж короткой. В промежутке от дебюта в 1953-м до чемпионата мира в Швеции в 1958-м ничего выдающегося в биографии футболиста не происходило, хотя он попал в национальную сборную и стал любимцем торсиды. Его звездный час пришел в игре против сборной СССР.

Бразильцы сразу же, как озверевший волк, принялись буквально рвать на части оборону советской команды. Уже на 15-й (!) секунде Гарринча на правом краю дважды подряд обыграл левого защитника Юрия Кузнецова, затем его тезку Войнова и Константина Крижевского, и вколотил мяч в штангу. Вскоре бразилец снова пролетев по бровке, подал мяч в штрафную, и теперь уже удар Пеле заставил жалобно зазвенеть стойку. Весь этот невероятный штурм увенчал гол, забитый на 3-й минуте Вава в ворота Льва Яшина с новой подачи неугомонного Гарринчи. Он же установил окончательный счет — 2:0. Тогда, по общему признанию, советская команда еще хорошо отделалась…

На том чемпионате Бразилия в прекрасном стиле впервые завоевала титул сильнейшей команды планеты. Огромную роль в том триумфе сыграл не только легендарный Пеле, но и неподражаемый правый крайний Гарринча.

Он напомнил о себе в 1962-м, на очередном чемпионате мира. И в том, что бразильцы стали двукратными чемпионами мира, огромная заслуга «Чарли Чаплина» — это еще одно прозвище Гарринчи, которого он удостоился за свою походку вразвалку и артистичное, мягкое обращение с мячом. Футбол в его исполнении был не только умным, но и остроумным, порой даже веселым.

Манэ приехал в Москву спустя 7 лет после чемпионата мира-58 в составе «Селесао» (прозвище бразильской сборной, с португальского переводится как «избранные») на матч с советской командой. Наши «горели» — 0:3 и до конца оставалось 13 минут, когда на поле под гром аплодисментов, появился Гарринча. Он был не в форме, но все же несколькими финтами позабавил переполненные Лужники…

Тренер бразильцев Висенте Феола, веселый толстяк, говорил, что решения Гарринчи «всегда неожиданны, ошеломляющи и потрясающе результативны». А один из репортеров однажды написал, что мяч после ударов бразильского правого крайнего летит по линиям, «неизвестным геометрии».

В одной игре Манэ обвел трех или четырех защитников, потом вратаря и… остановился с мячом на линии ворот. Стадион, ревевший от восторга, замер в недоумении: что делает этот сумасшедший? Оказалось, Гарринча ждал мчавшегося на помощь партнерам защитника. Потом привычно его обыграл и… вошел с мячом в сетку.

В другой встрече, при ничейном счете за считанные минуты до конца Гарринча начинает свой знаменитый слалом к воротам. Обыграны все, перед ним только вратарь. Бразилец замахивается, но не бьет, а пускается в новое «путешествие» по штрафной. И у ворот снова замирает! Лишь третий проход «Чарли Чаплин» завершил ударом, пустив мяч между ногами совершенно затравленного вратаря. И тут же прозвучал финальный свисток.

К Гарринче мчится разъяренный, как бык, тренер.

— Почему сразу не бил, черт тебя побери?!

Форвард хитро улыбается:

— Я ждал, когда вратарь хоть немного расставит ноги!

…Гарринча уходил из футбола долго, мучительно: болела разбитая нога, ныла душа. Он словно спускался по лестнице славы: мелькали новые клубы — каждый следующий был все мельче, все незначительней. Манэ уже не был идолом торсиды, а просто человеком, вызывающим жалость: осунувшийся, с потухшей улыбкой. Он остался без друзей, без денег…

В этом году — еще две памятных даты, связанные с Гарринчей — одна грустная, другая скорбная: в декабре 1973-го на «Маракане», где он столько раз блистал, ему устроили прощальный матч. А в январе 1983 года Манэ, которому было всего 49 лет, ушел уже навсегда. На его могиле выбита эпитафия: «Здесь покоится тот, кто был радостью для народа».

Через год после смерти Гарринчи старому стадиону «Ботафого» было присвоено его имя. А на знаменитом стадионе «Маракана», главной арене Бразилии, в том же 1984 году установили бюст великого футболиста.

Последние новости
Цитаты
Андрей Манойло

Политолог

Андрей Суздальцев

Заместитель декана факультета Мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ

Николай Кленов

Финансовый аналитик инвестиционной компании Raison Asset Management

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня