Путешествия

На Пасху в Грецию

В монастырях и храмах Эллады паломников наполняют удивительные чувства

  
1629

Оказаться в Греции на пасхальной неделе — настоящее благо для сердца. Оказаться в окружении монахинь монастыря Ормилия, согревающих своим светом даже самые закостеневшие души, — благо вдвойне.

Нет другой возможности посетить этот монастырь, кроме как на Пасху: распорядок настолько строгий, что в некоторые дни монахини даже не отвечают на телефонные звонки, а на время поста монастырь и вовсе закрывается от внешнего мира.

Монастырь утопает в зелени — впрочем, здесь, на полуострове Халкидики, буйство природы особенно заметно, и почти все строения кажутся аккуратно, стараясь не затронуть созданное Творцом, вписанными в ландшафты.

Нас встречает одна из сестер во Христе — молодая монахиня, лицо которой до сих пор стоит у меня перед глазами. Помимо плавных линий и естественной красоты, его отличает то сияние, которое присуще только людям, впустившим в сердце Бога. Богослужение начнется совсем скоро, поэтому осмотр территории и общение нашего батюшки и настоятельницы отложено на потом.

Чудесное исцеление на глазах

Группа паломников состоит не только из взрослых, есть и несколько детей. Умиляет, когда видишь, как крохи четко и, что совершенно удивительно, осознанно выполняют религиозные предписания, как испытывают настоящее благоговение перед святынями.

Один из ребят, самый маленький, сегодня болен: по всему телу сыпь, высокая температура — тяжело идет привыкание к климату. И все-таки мама берет его с собой на службу.

Богослужение в греческих храмах — совершенно особенное. Византийское пение звучит строго и торжественно. Сестры Ормилии наполняют храм глубокими низкими голосами, и это пение ведет за собой ум, не давая ему отвлекаться на посторонние мысли. Смотришь — вроде монахини, а взгляд отведешь — ангелы стоят.

Отличия от литургии русского православия — не только в манере исполнения, каждое песнопение длится на порядок дольше привычного, разделяется на несколько частей, поющихся разными гласами. И все же богослужение отличается простотой, которая присутствует здесь во всем — как в манере служения, так и во взаимоотношениях прихожан и духовенства. Оно течет динамично, естественно, создавая ощущение, что все именно так, как должно быть.

На пасхальной неделе распятие пышно украшается, но Христа вы на кресте не увидите: ведь Он воскрес, как Он может находиться на кресте? — искренне недоумевают прихожане.

Причащение происходит без исповеди. Если кому-то нужно исповедаться, об этом просят вне службы, приходят в назначенное время и разговаривают.

Выходим из монастыря в лучащийся светом двор. Пока люди группами разбредаются по территории, замечаю малыша: он заметно повеселел, щечки, которые были обсыпаны красными пятнами, уже пришли в норму, ребенок рвется играть с другими. Возможно ли?

К Богу через испытания

Проявления милости Господней здесь, кажется, встречаются настолько часто, что о них говорят, как о будничных вещах. В нашей группе — не только любопытствующие вроде меня, есть и те, кто совершает паломничество по Греции уже не в первый раз. Пока отдыхаем в монастырском дворе, один из таких, Кирилл, рассказывает свою историю:

— Первый раз я сюда приехал пять лет назад. Я тогда все маялся — хотел трудником в монастырь пойти, да все никак выбрать не мог, куда. Смешно сказать: на форумах советовался. И однажды духовник мне говорит: «Ты бы съездил на Афон, посмотрел на идеал монашества, как это „по-настоящему“. Потом как осмыслишь, приезжай, проще определиться будет». Ну, я и послушался, денег поднакопил — и в Грецию, «дикарем».

— Зачем «дикарем»? — спрашивает кто-то из слушающих.

— А так батюшка посоветовал. И, правда, какой для души толк, когда ты живешь с комфортом, вот как сейчас, везде тебя на туристическом автобусе везут? Монастыри посмотреть — хорошо. Но вот сокровенный ответ в своем сердце найти — невозможно. Совсем другая картина, когда встаешь с рассветом и отправляешься в путь, с рюкзаком за плечами, полупустым желудком, через горные перевалы от монастыря к монастырю. Бывало, так припечет, что уже смерть перед собой видишь. Или гнев, раздражение просыпается, и ты в этих самых горах рычишь как зверь, камнями кидаешься. Вовремя Бога вспомнишь — отпускает. А то, наоборот, такой благодарностью к Господу преисполнишься, что слезы по щекам так и бегут — не остановить.

— И откровения, наверное, были?

— И откровения, и чудеса настоящие. Иду я как-то под вечер, уставший, с утра только хлеба с помидорами поел, а идти еще не меньше часа. Споткнулся о камень и рухнул прямо на рюкзак. Лежу на нем, в небо смотрю. Больно, ударился сильно, а одновременно так хорошо стало. И чувствую — не встану я, сил совсем нет. А на тропинке ни души. Хорошо, в кармане телефон лежал, позвонил в тот монастырь, куда собирался, говорю: «Помолитесь за меня, братья». Помолились. Так и дошел.

— А нашли ответ-то, который искали?

Кирилл усмехается:

— Да ведь если скажу, что нашел, тут же его и потеряю. Одно могу сказать: спустя какое-то время приходит понимание — не головой, а сердцем или, как сказать правильнее, душой, наверное, что ничего в этом мире не происходит без воли Божьей, все у него под контролем, все так, как задумано, как должно быть.

Обмен опытом

Почти все обитательницы монастыря тем временем собрались во дворе. Кто-то тихонько затянул на церковнославянском «Христос Воскресе», другие подхватили. В этот миг чувствовалось непередаваемое единение душ, радость заливала сердце до самых краев.

Позже я спрашиваю у одной из сестер, много ли приезжает в местные монастыри русских паломников. Получаю ответ, что приезжать — приезжают, многие просятся в трудники или послушники. Но принимают не всех. И основной барьер обычно — незнание языка. По словам монахини, если в монастыре будут проживать люди, не владеющие греческим, невозможно будет достичь полного понимания и единства, без которого невозможно существование православной общины.

А вот монахи из России ездят в Грецию довольно часто — на своего рода «практику». Они живут в монастырях как обычные члены общины, без каких-либо привилегий, молятся, несут послушания и, таким образом, имеют возможность прочувствовать монашескую жизнь изнутри, приобщиться к традициям, накопить опыт, который можно потом применять на родине.

Слава Тебе, Господи!

Гостеприимство монахинь таково, что здесь чувствуешь себя желанной гостьей. То и дело раздается задорный смех, громкие восклицания удивления или радости. И в этой атмосфере непринужденности — во всем строгий порядок, неподдельное уважение к чинам.

Наверное, нигде невозможно также прочувствовать силу любви Божьей, которая преодолевает все границы: географические, культурные, временные… И в этот миг только одни слова приходят на ум: Слава Тебе, Господи!

Фото ormylia. gr

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Рудалев

Публицист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Кто из руководителей внес наибольший вклад в развитие страны за последние 100 лет?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня