Армии и войны

Кровавый туман Арденн

Чтобы спасти союзников на Западе солдаты Советской армии погибали на Востоке

  
20197
Кровавый туман Арденн

70 лет назад, 16 декабря 1944 года началось наступление вермахта в Арденнах. Сражение, которое длилось больше месяца, считается последним блицкригом Второй мировой войны. В нем немецкая армия потеряла около 70 тысяч — убитыми, ранеными и пропавшими без вести, англо-американцы — почти 90 тысяч.

То, что произошло в Арденнах, неоднократно описано историками и очевидцами. Тем не менее, о тех событиях известно далеко не все…

…Зима 1944-го. Воздушные армады англо-американцев методично разрушают немецкие города. Германия лежит в руинах, многотысячные колонны беженцев мечутся по стране, тщетно ища спасения от гибели.

Гитлер давно уже не получал хороших сводок с фронтов, но осенью сорок четвертого на него — психологически надломленного, контуженного и частично потерявшего слух после покушения — сыпались просто ужасающие известия. Советская армия отвоевала Прибалтику и готова штурмовать Восточную Пруссию. Немцы отступили из Польши, Югославии, Греции и Албании. В Румынии рухнул режим Антонеску, вышла из войны Финляндия.

Скверно обстояли дела и на западе. Англо-американцы, очистив от вермахта большую часть Франции, Голландии и Бельгию, вышли к границам рейха…

Однако Германия продолжала упорно сопротивляться. Несмотря на постоянные удары с воздуха, промышленность работала в полную силу. Миллионы военнопленных, заключенных концлагерей, мужчин и женщин, угнанных из Советского Союза, день и ночь не покидали заводских цехов. Еще никогда в Германии не выпускалось столько танков, пушек, самолетов!

В подземных бункерах немецкие ученые лихорадочно работали над созданием атомной бомбы. Вся надежда Гитлера — на «оружие возмездия». Но чтобы его завершить, требовалось время. Значит, нужно любой ценой остановить вражеский натиск…

Фюрер понимал, что тягаться силой с Советской армией уже безнадежно. И решил изо всех сил ударить на Западе. В операции, названной Wacht am Rhein — «Стража на Рейне», которую возглавил закаленный в боях генерал-фельдмаршал Герд фон Рундштедт, участвовало около 30 дивизий, 800 танков, свыше двух с половиной тысяч орудий и минометов, 900 самолетов.

Немцы планировали разгромить англичан и американцев в Арденнских горах. Хотя эта местность, густо заросшая лесами, едва ли годилась для ведения масштабных боевых действий.

Но Гитлер, склонный к историческим аналогиям, верил, что история повторится. 30 лет назад, во время Первой мировой войны, здесь сошлись в пограничной схватке немцы и французы. Германцы тогда одолели противника…

Передовые части вермахта должны были, форсировав реку Маас, вернуть Брюссель и Антверпен. Вырвать у противника ключи от этих городов поручалось армиям под командованием генерал-фельдмаршала Вальтера Моделя — любимца Гитлера. Большие надежды возлагались на танковые группы Зеппа Дитриха и Хассо фон Мантейфеля.

Гитлер рассчитывал не только отбросить врага от границ рейха. «Цель операции, — указывал он в директиве от 10 ноября 1944 года, — заключается в том, чтобы путем уничтожения сил противника севернее линии Антверпен — Брюссель — Люксембург добиться решающего поворота хода войны на Западе и тем самым, возможно, и войны в целом».

Воспаленная фантазия фюрера, возможно уже рисовала феерическую картину — части вермахта поворачивают весь Западный фронт вспять, гонят неприятеля и, в конце концов, опрокидывают в ледяные воды Ла-Манша. Если в 1940 году он позволил англичанам, объятым паникой в Дюнкерке, улизнуть на Британские острова, то теперь их ждет страшная месть!

Впоследствии американцы утверждали, что знали о немецких планах по перехваченным радиограммам — шифр был в руках союзников, — но немецкое вторжение вышло неожиданным. На рассвете 16 декабря 1944 года на позиции английских и американских войск, скрежеща гусеницами и изрыгая смертоносный огонь, поползли сотни «Тигров» и новейших «Королевских тигров», обрушилась артиллерия и Fau-2. Фронт был прорван в считанные часы, местами на глубину до 90 километров.

Авиация ничем не могла помочь отступающим, а часто и просто бежавшим с поля боя «ами» и «томи», ибо над Арденнами разверзся густой туман. В поток отступающих войск незаметно вливались диверсионные отряды «человека со шрамами» — штурмбанфюрера СС Отто Скорцени, состоящие из людей, говорящих по-английски и переодетых в форму союзников. У них были доллары и фунты стерлингов, разумеется, фальшивые, но подлинное английское и американское трофейное оружие — от пистолетов до джипов и танков «шерман».

Террористы, а их было несколько тысяч, нарушали телефонную связь, уничтожали и переставляли дорожные указатели, перекрывали дороги, минировали железнодорожные пути и шоссе, взрывали склады боеприпасов.

Действия эсэсовцев были привычно жестокими. На второй день наступления они расстреляли близ бельгийского городка Мальмеди более 70 американских военнопленных. Люди Скорцени опасались, что те могут их разоблачить…

Вскоре зрители уцелевших немецких кинотеатров увидели очередной выпуск киножурнала «Die Deutsche Wochenschau», который открывали звуки бравурного марша. На первых кадрах были запечатлены широко улыбающиеся, как в 1940 году пехотинцы, колонны бронетехники. Солдаты вермахта снова маршировали на Запад — мимо сотен искореженных и сгоревших грузовиков и танков союзников…

Однако вскоре наступление вермахта замедлилось. Немцы испытывали дефицит резервов, не хватало горючего, к тому же они не сумели, как намеревались, захватить склады топлива в Льеже и Намюре. Да и сопротивление союзников стало нарастать. 22 декабря 47-й немецкий бронетанковый корпус подошел к Бастони, и его командир Генрих фон Лютвиц предложил американцам сдаться. Но в ответ услышал короткий ответ: «А пошел ты…»

Хотя давление немцев продолжалось еще несколько дней, защитники города выстояли. Им на помощь уже спешили части генерала Джорджа Паттона, да и погода, которая несколько дней «помогала» вермахту, резко изменилась. Туман рассеялся, и союзники стали наносить авиаудары по войскам и технике врага, двигавшимися узкими и извилистыми горными дорогами.

«Вечером 24-го стало ясно, что операция достигла своей высшей точки, — вспоминал позже генерал Мантейфель. — Теперь мы уже знали, что никогда не решим поставленной задачи…».

Тем не менее, вермахт, на который сыпались истерические приказы Гитлера стоять насмерть, пытался удержать стратегическую инициативу.

1 января 1945 люфтваффе — в атаке участвовали реактивные истребители Messerschmitt Me.262 — совершила массированный налет на аэродромы союзников. Было уничтожено более двух с половиной сотен самолетов Англии и США. Но и немцы не избежали тяжелых потерь.

В тот же день, 1 января немцы вновь пошли вперед — на этот раз в Эльзасе. За несколько дней они продвинулись на 30 километров и форсировали Рейн вблизи Страсбурга. Но затем наступающие войска, словно спринтер, задавший чересчур высокий темп, стали выдыхаться. Теперь уже окончательно. Рухнула последняя надежда Гитлера…

В своей книге «Мемуары фельдмаршала» командующий британскими войсками Бернард Монтгомери писал, что 7-го января 1945 года он дал пресс-конференцию, посвященную сражению. Там, в частности, отметил, что «теперь мы „добиваем“ противника, и по его дивизиям наносятся мощные удары на земле и с воздуха. Вы не должны представлять себе дело таким образом, будто сражение уже завершилось; оно еще далеко не закончено, и многое еще предстоит сделать».

Самим? Не только…

За день до пресс-конференции Монтгомери, 6-го января премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль направляет письмо главе СССР Иосифу Сталину, в котором сквозит озабоченность: «На Западе идут очень тяжелые бои, и в любое время от Верховного Командования могут потребоваться большие решения. Вы сами знаете по Вашему собственному опыту, насколько тревожным является положение, когда приходится защищать очень широкий фронт после временной потери инициативы… буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января…»

Сталин немедленно отвечает: «Учитывая положение наших союзников на Западном фронте, Ставка Верховного Главнокомандования решила усиленным темпом закончить подготовку и, не считаясь с погодой, открыть широкие наступательные действия против немцев по всему Центральному фронту не позже второй половины января».

Первые залпы советского наступления, которое должно было начаться 20-го января, загрохотали не только раньше намеченного плана, но и до обещанного Сталиным срока — 12-го января. Наверняка не были утверждены все детали операции, войска не успели расположиться на позициях, не завершилось снабжение и так далее.

Остается с ужасом представить, сколько советских солдат и офицеров заплатили своими жизнями за ту поспешность в январе 1945 года. К тому же советские армии штурмовали куда более мощные и более укрепленные немецкие позиции, чем Арденнах, да и фронт был намного шире западного…

Вернемся к переписке Черчилля и Сталина. Странно, но английский премьер не упоминал о сражении в Арденнах больше недели, а именно в то время ситуация достигла пика напряжения! Однако Черчилль писал о чем угодно: 19 декабря — о том, что смотрел фильм «Кутузов», 20-го поздравлял Сталина с днем рождения, 23-го рассуждал о немецкой торпеде…

Лишь 24 декабря он, наконец, вспомнил об Арденнах, но в странном контексте: «Я не считаю положение на Западе плохим, но совершенно очевидно, что Эйзенхауэр (командующий союзными войсками — В.Б.) не может решить своей задачи, не зная, каковы Ваши планы… Нам, безусловно, весьма важно знать, основные наметки и планы ваших операций…»

Это был тонкий намек на положение, из которого союзники не могут выбраться своими силами. Существенно облегчить, точнее, спасти армии Англии и США может лишь советское наступление.

В конце декабря 1944 года в Москву прибыл представитель Эйзенхауэра, который получил всю необходимую информацию…

На две недели Арденны снова исчезли из переписки двух лидеров. И только 6-го января 1945 года Черчилль отправил Сталину упомянутое письмо. Но к тому времени немцы перешли к обороне. Так почему же английский премьер просил помощи?

Ответ прост. Разумеется, для того, чтобы сохранить больше жизней на западе. За их спасение должны были заплатить те, кто занимал боевые позиции на востоке.

Но Сталин не отказал Черчиллю. Хотя помнил, что в сорок первом году под Москвой, в сорок втором в Сталинграде и в сорок третьем на Курской дуге СССР, истекая кровью, сражался в одиночку. А союзники не спешили со Вторым фронтом…

Вскоре после советского наступления, Гитлер начал массовую переброску своих сил с запада на восток. Немецкий генерал Курт Типпельскирх в книге «История второй мировой войны писал: «Фактически их численность (немецких войск — В.Б.) не превышала одной трети войск противника. Подвоз боеприпасов и техники непрерывно сокращался. Влияние колоссального превосходства противника в воздухе на наземные бои вообще не поддается никакому цифровому выражению».

Так кто же все-таки выиграл битву в Арденнах?

Снимок в открытие статьи: Tiger II танк вермахта на месте при германском наступлении в Арденнах, операция «Стража на Рейне"/ Фото: dpa/ Globallookpress

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Андрей Дмитриев

Сопредседатель партии «Другая Россия»

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня