Армии и войны / Проблемы ВПК

Защищена ли Россия с воздуха?

Перспективы США и Китая по прорыву противоракетной обороны нашей страны

  
37260
Защищена ли Россия с воздуха?

Пентагон выразил протест против действий России, связанных со сближением российского Су-27 с американским самолетом-разведчиком. Об этом 13 апреля сообщило агентство Associated Press со ссылкой на представителя Пентагона Марка Райта.

Напомним, 7 апреля российский истребитель Су-27 был поднят на перехват американского самолета-разведчика RC-135U, который направлялся к российским границам. По некоторым данным, американский самолет совершал полет над Балтийским морем с целью мониторинга российского вооружения, в частности ОТРК «Искандер» в Калининградской области.

12 апреля командующий войсками Космического командования Минобороны РФ, генерал-майор Олег Майданович сообщил, что специалисты Главного центра разведки космической обстановки, входящего в состав Космического командования Войск воздушно-космической обороны РФ, обнаружили группировку спутников радиотехнической разведки для слежения за территорией России. По мнению экспертов, принадлежать они могут только одной стране — Соединенным Штатам, и могут выполнять довольно большой спектр задач, начиная от засечки излучения радиолокационных станций средств ПВО-ПРО и заканчивая определением местоположения ПГРК (подвижных грунтовых ракетных комплексов). Что сумели разведать «космические шпионы» США — неизвестно, учитывая, что российская сторона, естественно, осуществляла и продолжает осуществляет контрмеры технического характера.

«СП» уже писала о перспективах России и Китая по прорыву американской стратегической обороны, возможности которой неоднозначно оценивают и американские, и российские эксперты. Теперь хотелось бы понять: насколько российский «противоракетный зонтик» отличается от американского и каковы его реальные возможности по отражению ядерной атаки? В этом смысле интересно заявление генконструктора «Концерна ПВО «Алмаз-Антей» Павла Созинова, который 8 декабря 2014-го сообщил, что в России создаются аналоги комплексов ПРО США — THAAD ((Terminal High Altitude Area Defense system) — система ПРО, работающая по ракетам меньшей и средней дальности за несколько минут до поражения цели) и GMD (Ground-based Midcourse Defense) — основная американская система по перехвату МБР (межконтинентальных баллистических ракет). По его словам, прототипы этих комплексов скоро выйдут на испытания и «в ближайшей перспективе» поступят в войска.

Бывший начальник Главного штаба РВСН, генерал-полковник Виктор Есин говорит, что не считает отечественную противоракетную оборону лучше американской.

— У США все-таки более продвинутые системы в плане территориальной противоракетной обороны. Перехватывать МБР на среднем участке траектории полета способна только система GMD (Ground-Based Midcourse Defense), на «вооружении» которой состоят стратегические противоракеты GBI (Ground Based Interseptor) — 26 из них размещены на Аляске и четыре в Калифорнии. Боевая ступень этих противоракет представляет собой заатмосферный перехватчик кинетического действия.

В будущем Штаты планируют довести число таких противоракет до 40, что в принципе не ослабит потенциал нашего ядерного сдерживания. Дело в том, что США не способны перехватить наш массированный ответный удар. Насколько я знаю, Агентство по противоракетной обороне США расчет ведет из следующей схемы: «две противоракеты на одну головную часть». А как я уже сказал, у США пока только 30 перехватчиков GBI. Конечно, комплексы объектовой защиты — THAAD и ЗРК Patriot PAC-3 — также обеспечивают перехват боевых блоков, но процент вероятности такого перехвата невелик — примерно 10−15%.

Американской системе GMD будет соответствовать наша система противоракетная обороны Московского региона А-235 «Самолет-М», которая сейчас создается путем модернизации системы ПРО А-135 «Амур», чтобы можно было осуществлять перехват ударными средствами без применения ядерных зарядов. Что касается объектовой системы ПРО, то хоть и с натяжкой, но можно провести параллели: американскому противоракетному комплексу подвижного наземного базирования THAAD будет соответствовать наша ЗРС С-500, а ЗРК Patriot PAC-3 — российская ЗРС С-400.

Таким образом, объектовая защита Московского региона, важных объектов, а также компонентов «ядерной триады» — стратегической авиации, МБР и ПЛАРБ, обеспечивается на довольно хорошем уровне. Но вот говорить о противоракетной обороне всей территории нашей страны, к сожалению, не приходиться.

«СП»: — Насколько устойчивы к атакам крышки шахт МБР?

— Все зависит о того, насколько носитель ядерного заряда отклонится от точки прицеливания. Не обо всем тут можно говорить, но в целом — противоударная защита наших шахт МБР несколько выше, чем американских LGM-30G Minuteman III. Но дело даже в этом. Стратегия РФ заключается в том, чтобы по сигналу предупреждения о ракетном нападении наши войска смогли осуществить пуск ядерных ракет еще до подлета головных частей ракет противника. То есть речь идет не о глубоком ответном, а об ответно-встречном ударе. Понятно, что атаковать нашу территорию ядерными ракетами может только один противник — Соединенные Штаты. У Китая мало МБР, и пока их головные части не обладают возможностью прорыва нашей ПРО.

Важно, что США после 2020 года начнут модернизацию своих МБР Minuteman III и БРПЛ Trident-2, и также перейдут к маневрирующим боевым блокам. Пока мы на этом направлении их опережаем, но это только пока. Через какое-то время и наша система ПРО также будет не способна серьезно ослабить ядерный удар американцев.

— Изначально система ПРО вокруг Москвы предполагала ядерный перехват баллистических ракет противника, — говорит директор Центра общественно-политических исследований, кандидат технических наук Владимир Евсеев. — Что, как минимум, могло привести к «ослеплению» собственных систем наведения, а также выводу из строя энергетических систем. Сейчас у нас появились безъядерные средства для атмосферного перехвата — на высоте 60−80 км. И здесь стоит сказать о принципиальном отличии нашей системы противодействия ядерной атаки от американской. Так, противоракеты GBI имеют точную систему наведения, поэтому осуществляют кинетический перехват, а наши осуществляют перехват с помощью подрыва боезаряда, когда формируется некое «облако» из поражающих элементов, которые даже при промахе до 15−20 метров обеспечивают поражение боеголовки.

Отмечу, что THAAD — это чисто противоракетный комплекс, в то время как наши С-300 и С-400 — ЗРС ПВО-ПРО. Высота перехвата ЗРС С-400 ограничивается 30 километрами, в то время как комплекс THAAD имеет высоту перехвата до 150 км. Сейчас в России разрабатывается некий аналог американского комплекса — С-500. По всей видимости, эта зенитная ракетная система выйдет на внеатмосферный перехват МБР и БРПЛ. Но пока рано говорить о том, что наши ЗРС могут осуществлять перехват на высоте 150−200 км.

Если в целом сравнивать ПРО США и ПРО России, то у нас есть небольшое преимущество по системе перехвата на нижнем участке траектории: ЗРС С-300 и С-400 обеспечивают перехват на 10 километров выше, чем ЗРК Patriot PAC-3. И пока наше преимущество ограничивается только этим фактом.

О российской ПРО никто ничего конкретного не пишет, а в экспертной среде можно встретить только отрывочные сообщения, замечает ведущий научный сотрудник сектора проблем региональной безопасности РИСИ, кандидат военных наук Владимир Карякин.

— В основном все сводится к следующему: «Когда на вооружение поступят ЗРС С-500, вот тогда у нас будет крепкий «противоракетный зонтик!». Со времен Сталина оборону Москвы и центрально-промышленного района обеспечивает оперативно-стратегическое КСпН (Командование специального назначения — «СП»). Еще тогда были построены два кольца вокруг Москвы — Московское большое кольцо или автомобильная дорога федерального значения А108 и Московское малое кольцо или автомобильная дорога федерального значения А107 для размещения средств ПВО — ЗРС С-25. Затем для прикрытия Москвы была разработана система А-35, ее сменила — А-135, которую сейчас модернизируют…

Но в целом, и российские, и американские системы ПРО хороши для отражения одиночных атак баллистическими ракетами. При массированном ударе перехват однозначно не гарантирован. Поэтому логично, что РФ делает ставку на развитие средств доставки ядерного заряда в рамках ответно-встречного удара. А что касается противоракетной обороны, то сейчас усилия обеих сторон сосредоточены на информационной войне: США запускают в нашу сторону свои «информационные ракеты», мы же оперативно «сбиваем» их своими «информационными противоракетами».

Фото: Рамиль Ситдиков/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Константин Нациевский

Политик, депутат Челябинской городской Думы от КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня