Океан амбиций в луже возможностей

Сможет ли Россия реализовать цели новой Морской доктрины?

16072
Океан амбиций в луже возможностей
Фото: ТАСС/ Алексей Павлишак

В воскресенье — в День ВМФ - президент Владимир Путин утвердил новую Морскую доктрину. Как заявил зампред правительства РФ Дмитрий Рогозин, изменения в документе связаны с расширением НАТО на Восток, присоединением Крыма к России и возросшем значении Северного морского пути.

Надо сказать, новая редакция Морской доктрины — внеплановая. В прежнем варианте документ был утвержден сравнительно недавно, в 2011 году. Однако доктрина потребовала корректировки из-за присоединения Крыма. Именно это событие коренным образом поменяло стратегические морские приоритеты России.

Особую роль документ отводит Черноморскому флоту, который ранее украинские власти надеялись выдавить из Севастополя к 2042 году. Теперь Морская доктрина устанавливает необходимость «достаточного военно-морского присутствия РФ в Средиземноморском регионе на постоянной основе».

Благодаря присоединению Крыма изменилась и ситуация вокруг Азовского моря. В частности, исчезла угроза прохождения в его акваторию фарватером Керченского пролива военных кораблей третьих стран. Например, эсминцев и крейсеров НАТО, — чего в свое время настойчиво добивалась Верховная Рада. Украинские парламентарии, напомним, даже разработали прейскурант цен для доступа иностранцев в Азовское море.

Но, избавившись от угрозы обнаружить корабли НАТО на рейде Ейска, мы, не исключено, получили угрозу расширения элементов американской ПРО морского базирования в бассейне Черного моря. Новоназначенный Киевом губернатор Одесской области Михаил Саакашвили начал реконструкцию причалов в портах региона, чтобы те смогли принимать американские боевые корабли с большой осадкой. Об этом в эфире ток-шоу «Список Норкина» заявил политолог Сергей Марков. Это значит — те же эсминцы НАТО смогут, сменяя друг друга раз в каждые 21 день (в соответствии с конвенцией Монтрё о статусе Черноморских проливов), беспрерывно находиться у нас под боком.

Чтобы парировать в том числе и эту угрозу, Морская доктрина ставит конкретную задачу: совершенствовать состав сил Черноморского флота РФ и развивать их инфраструктуру в Крыму и на побережье Краснодарского края.

К обеспечению присутствия ВМФ РФ в Атлантике и Средиземноморье будет привлечен и Северный флот. Однако в первую очередь перед ним, согласно доктрине, ставится ряд важных задач в Арктике.

Читайте по теме

Дело в том, что, по мнению наших западных «партнеров», Арктика является единственным регионом, где Россия сегодня доминирует. Запад осознал, что засиделся на старте, и активно включается в битву за Арктику.

В новой редакции Морской доктрины на Арктику делается особый упор. Как заявил Дмитрий Рогозин, Россия будет воссоздавать новый атомный ледокольный флот и активизировать использование Северного морского пути. Речь идет о ледоколах новой серии «Арктика», «Сибирь» и «Урал», ввод которых запланирован в 2017—2020 годах. Головное судно этого проекта уже строится в Петербурге, а на верфи Балтийского завода в конце мая заложили «Сибирь». В Морской доктрине подчеркивается, что именно через Арктику Россия обеспечит себе свободный выход в Тихий и Атлантический океаны.

Наконец, Морская доктрина рассчитывает на дружественные отношения России с Китаем с целью сотрудничества в Тихоокеанском регионе. По мнению Der Spiegel, таким способом «Кремль надеется создать противовес гегемонии США на международной арене».

Что на деле меняет новая Морская доктрина, удастся ли России добиться задекларированных в документе целей?

— Россия и в прежней редакции Морской доктрины не отказывалась от притязаний на роль великой морской державы, — отмечает бывший командующий 5-й Оперативной эскадрой ВМФ СССР в Средиземном море в 1981 — 1985 годах, потом начальник Главного штаба — первый заместитель Главнокомандующего ВМФ адмирал Валентин Селиванов. — С этой точки зрения, принципиально новая Морская доктрина меняет немногое. На мой взгляд, в новой редакции более четко расставлены акценты — Россия более жестко подтверждает свои права на использование открытого моря.

Я бы сказал, что сейчас, в обстановке нарастания угроз с суши и моря, Россия внесла в доктрину формулировки, исключающие двойное толкование. И символично озвучила их в День своего Военно-Морского флота.

«СП»: — Сейчас у России достаточно ресурсов для эффективных действий на море?

— Смотря с чем сравнивать. Если с боевыми возможностями ВМФ времен СССР — ресурсов не так много. Да, кораблестроительные программы приняты, что-то с трудом продвигается. Но примите во внимание прискорбный факт: за 24 «окаянных года» после развала СССР у нас не построено ни одного боевого корабля океанской зоны.

Мы строим, например, корветы. Но надо понимать: корвет — это небольшой противолодочный корабль, который можно использовать в Финском заливе. В океане такой корабль бесполезен. Что до подводного флота — за эти годы приняты на вооружение только три подводные лодки.

О состоянии флота судите сами: флагман Черноморского флота ракетный крейсер «Москва» — это бывший советский крейсер «Слава». Флагман Тихоокеанского флота ракетный крейсер «Варяг» -советский крейсер «Червона Украина». Все это — корабли еще моего времени.

На крейсере «Слава» я выходил в Средиземное море еще в 1983-м — 32 года назад. В советское время боевые корабли дольше 30 лет не служили — их отправляли в металлолом. А сейчас я радуюсь, что большие десантные корабли, которые теперь несут значительную тяжесть боевой службы в Средиземном море, избежали этой участи — им под 55 лет.

«СП»: — Но вице-спикер Госдумы Сергей Железняк заявил, что по программе развития Черноморского флота до 2020 года будет поставлено более 50 кораблей, кроме того, до 2016 года на вооружение примут шесть подводных лодок…

— От обещаний до введения в строй боевых кораблей — дистанция огромного размера. В Крыму уже создана достаточно сильная сухопутная группировка и сильная группировка ВВС. А вот флотская группировка выглядит не слишком убедительно.

Сейчас, например, из Севастополя можно послать в море только одну подводную лодку. Для сравнения: в то время, когда я был начальником штаба Черноморского флота, подводных лодок в Севастополе было 60.

Укрепить флот современной России можно только кораблями. А это очень непросто сделать. Танки и самолеты можно выпускать сотнями в день, как это делалось во время Второй мировой. А корабли сотнями не построишь.

В нынешней России проходят десятилетия с момента закладки военного корабля на стапеле до его спуска на воду. Скажем, в 2015 году головная подводная лодка 885-го проекта (многоцелевая АПЛ четвертого поколения c крылатыми ракетами) «Северодвинск» вошла в состав Северного флота. А ведь заложили ее 23 декабря 1993-го. Головной корабль проекта 955 «Юрий Долгорукий» передали флоту в январе 2013 года, а заложили в 1996-м.

Вот как строятся подводные корабли. А надводных кораблей 2-го, а тем более 1-го ранга, повторюсь, не построено ни одного.

В итоге, чтобы укрепить тот же Черноморский флот, по моим оценкам, требуется около 20 лет.

«СП»: — Что следует делать в такой ситуации?

— Отчаиваться не надо, — как написал в своей предсмертной записке капитан-лейтенант погибшей атомной подводной лодки «Курск» Дмитрий Колесников. — С учетом нынешних военных угроз, конечно, нужно первым делом насытить современными вооружениями российскую сухопутную группировку. А морским силам, скорее всего, придется подождать. Тем более, при распаде СССР мы потерями значительные судостроительные мощности в украинском Николаеве, где строились и авианосцы, и ракетные крейсера.

В нынешних условиях, на мой взгляд, Россия не сможет получить господства ни в Мировом океане, ни в Средиземном море. Наша ближайшая задача — обеспечить господство в прилегающих водах Черного, Баренцева и Японского морей. Вот это возможно — с учетом береговых ракетно-артиллерийских систем, и при поддержке авиации…

Читайте по теме

— Главная причина принятия новой редакции Морской доктрины — не события в Крыму, а ситуация вокруг Арктики, — уверен руководитель Экспертного совета по обороне Госдумы РФ, доктор политических наук, капитан 1 ранга Борис Усвяцов. — Если недавно на Арктику могли претендовать 6−7 стран, теперь их число возросло до 17-ти, включая Японию и Китай. Именно поэтому основные изменения в доктрине касаются Арктики и Антарктики.

Упор, кроме того, сделан на защиту наших рубежей в южном направлении — и здесь, конечно, имеется в виду Крым. Что принципиально — новая Морская доктрина по-прежнему является оборонительной.

«СП»: — Россия может, как опасается Der Spiegel, создать совместно с Китаем в Тихоокеанском регионе противовес гегемонии США?

— Мы не против взаимоотношений со странами Запада, в том числе, с США. Но, к сожалению, наши западные партнеры не намерены двигаться нам навстречу. Зато с нами готовы плотно сотрудничать Китай и Индия. И грех этим не воспользоваться…

Последние новости
Цитаты
Владислав Шурыгин

Военный публицист, постоянный член Изборского клуба

Михаил Нейжмаков

Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций

Захар Прилепин

Писатель, журналист

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня