«Армата» гибнет под гусеницами Минфина

МО РФ вынудили вместо новейших боевых машин вооружаться танками, выпущенными четверть века назад

  
40527
На фото: танки Т-14 "Армата"
На фото: танки Т-14 «Армата» (Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС)

В планировании развития наших Сухопутных войск, видимо, происходят важные изменения. Военным становится все более очевидным, что из-за финансовых трудностей и западных санкций массовых поставок уже разработанных и испытанных новых образцов боевой техники в ближайшие годы не будет. В первую очередь это наверняка коснется долгожданных танков Т-14 «Армата» и 152-мм самоходных артиллерийских установок дивизионного звена «Коалиция-СВ». Остается единственное — необычайно масштабное пополнение наших бригад и дивизий модернизированными образцами советских еще бронированных машин, которые десятилетиями ржавели на многочисленных базах хранения вооружений

Такой вывод со всей очевидностью следует из недавнего заявления начальника Главного автобронетанкового управления Минобороны РФ генерала Александра Шевченко. По его словам, до 2020 года решено резко притормозить утилизацию старых образцов боевой техники, выпущенной еще в советское время. Вместо 10 тысяч сильно подержанных образцов бронетанкового вооружения в мартены будет отправлено всего 4 тысячи. А оставшиеся 6 тысяч, стало быть, еще могут нам пригодиться. Для чего и при каких обстоятельствах?

Генерал Шевченко ответил на этот вопрос довольно лукаво: изменения в планы утилизации пришлось вносить в связи «с изменением международной обстановки, увеличением боевой подготовки Вооруженных сил, возросшей степенью патриотизма граждан». Тут многое требует разъяснений. Особенно вот это: как на намерения Минобороны перековать старые танки на орала влияет массовый рост патриотизма российских граждан? Оказывается, «некоторые образцы превратят в памятники и мемориалы». Ну, допустим. Кое-что из современных боевых машин по инициативе министра обороны Сергея Шойгу и так с недавних пор выставлено в Москве на прежде сугубо мирной ВДНХ и в Подмосковье в парке «Патриот». Наверное, столь полезное начинание можно продолжить. Однако ведь не на каждом же перекрестке появятся новые пьедесталы? А речь-то, напомню, идет о тысячах экземпляров.

По словам Шевченко, еще сколько-то танков, БМП, БТР и САУ послужат российской армии на полигонах в качестве мишеней. Мол, это продиктовано «увеличением интенсивности подготовки Вооруженных сил». Что, в свою очередь, самым непосредственным образом связано «с изменением международной обстановки». И вот как раз тут, по-моему, дополнительных разъяснений не требуется. В связи с все более ощутимыми угрозами со стороны Запада мы просто вынуждены готовиться к большой войне. Патронов и снарядов на учениях приказано не жалеть. Выходит, Вооруженным силам на полях все более интенсивной боевой подготовки требуется и куда больше мишеней. Но снова — не дополнительными же тысячами? В конце концов, в каждый превращенный в мишень танк или бронетранспортер снаряды и ракеты можно засаживать десятками. От них, превращенных просто в груды неподвижной брони, уже не убудет.

Читайте также

Исходя из этих и некоторых других фактов, полагаю, что о главном аргументе для решительной приостановки программы утилизации старой бронетехники генерал Шевченко умолчал. Основная проблема, видимо, заключается в том, что и в Генштабе, и в Минобороны, наконец, осознали, что с чрезвычайно амбициозными планами государства по поставкам в Вооруженные силы действительно самых передовых в мире танков «Армата» и САУ «Коалиция-СВ» случился полный облом. Денег на их производство в прежних объемах у Министерства финансов нет, и в ближайшие годы не будет.

Как именно выглядит это крушение? Вспомним: в сентябре 2015 года генеральный директор «Уралвагонзавода» Олег Синенко заявил ТАСС, что его предприятием до 2020 года в войска будет поставлено 2300 танков «Армата». Ну, в крайнем случае, оговорился он, из-за надвигавшихся уже тогда бюджетных трудностей сроки выпуска будут сдвинуты до 2025 года. При этом само число танков Т-14, намеченных к производству в этих временных рамках, он сомнению не подвергал.

Хотя, например, за рубежом такие перспективы с самого начала вызвали у экспертов изрядную долю скептицизма. Скажем, американский журнал The National Interest немедленно назвал их «экстравагантным фантазиями». А по мнению известного военного аналитика Майкла Кофмана из Центра военно-морского анализа (Center for Naval Analyses) США, строить подобные планы с самого начала выглядело нелепо. Эксперт пояснил: «У России нет ни производственных мощностей, ни финансовых возможностей, чтобы в такие короткие сроки построить так много новых и дорогих танков. Даже если русские будут выпускать по 120 танков (Т-14 „Армата“ — „СП“) в год, у них уйдет около двух десятков лет на создание такого количества машин».

Но ведь невозможно представить, чтобы такой ответственный руководитель, как гендиректор единственного на сегодня танкостроительного завода России взял данные насчет «Арматы» с потолка? Видимо, в Министерстве обороны РФ, никогда особо не заморачивавшемся проблемой производственных мощностей, наличием или отсутствием у государства денег и прочей подобной ерундой, в 2015 году все же родили казенную бумагу с названной Синенко цифирью. И рассчитывали еще принудить Минфин все же профинансировать именно такие потребности войск.

А столь масштабные потребности у российской армии откуда взялись? Напомню: к тому времени грозные события на юго-востоке Украины уже развивались вовсю. В НАТО начали все энергичнее разминать мускулы. А наше хилое прикрытие государственных границ на западном направлении требовало срочного и адекватного ответа. Решено было не мешкая формировать новые дивизии и армии. А чем их вооружать? Естественно, «Арматой» и «Коалицией-СВ», раз родная оборонная промышленность так вовремя довела их до ума! Вот он, достойный ответ НАТО! Так, полагаю, рассуждали наши генералы.

Что касается необычайной дороговизны новой боевой техники (по «Армате» называлась цифра в 500 миллионов рублей за каждую такую машину), то, во-первых, Синенко в уже упомянутом заявлении пообещал при налаживании действительно масштабного производства Т-14 уменьшить умопомрачительные числа более, чем вдвое. А во-вторых, страна в 2015 году по инерции еще продолжала купаться в «нефтегазовых» доходах. И кое-какой накопленный «жирок» в виде Резервного фонда и Фонда национального благосостояния у Минфина еще копился. Почему бы не бросить хотя бы часть этих средств на благое дело немедленного и мощного укрепления обороноспособности страны? Немало лет прослужив сначала в советском, а потом в российском Минобороны, нисколько не сомневаюсь, что рассуждали там именно так.

Реальная жизнь, конечно, скоро развеяла генеральские фантазии. Да, наши новые дивизии и бригады на западном стратегическом направлении в последнее время возникают просто в лихорадочном темпе. Как перед 1941 годом. На территориях Воронежской, Курской, Белгородской, Нижегородской, Смоленской и Брянской областей в 2015 году уже встала 20-я гвардейская общевойсковая армия. На следующий, 2016 год, в ее тылу, в Нижегородской и Московской областях развернулась 1-я гвардейская танковая армия. В те же сроки 7-я отдельная гвардейская Краснознаменная Оренбургского казачества танковая бригада (город Чебаркуль) Центрального военного округа была преобразована в 90-ю гвардейскую танковую Витебско-Новгородскую дважды Краснознамённую дивизию.

В нынешнем году в Южном военном округе вблизи границы с обезумевшей Украиной начато спешное формирование 8-й общевойсковой армии. Да, в ее составе пока числится всего одна дивизия — 150-я мотострелковая Идрицко-Берлинская ордена Кутузова. Зато состав соединения совершенно необычен для наших Вооруженных сил. Типовым вариантом для мотострелковых дивизий наряду с другими частями и подразделениями являются два мотострелковых и один танковый полки. В 150-й — единственной! — число танковых полков увеличено до двух. Что резко подниает ударные возможности именно этого соединения.

Конечно, в состав новых армий и дивизий частично вошли и входят давно существующие бригады, отдельные полки и батальоны вместе со штатной боевой техникой. Поэтому развертывание ведется не на пустом месте. Но совершенно очевидно, что для столь серьезных преобразований многое приходится создавать из ничего. Срочно нужна просто уйма вооружений и боевой техники. Часть, конечно, неизбежно приходится расконсервировать и снимать с баз хранения. Но в то же время ясно, что военным хотелось бы ставить в строй современные и лучшие в мире образцы. Если говорить о танках — то, конечно, «Армату».

Видимо, по расчетам Генштаба, новым армиям и дивизиям в ближайшие годы как раз 2300 танков и понадобится, «Уралвагонзавод», скорее всего, прослышав о столь неслыханных аппетитах и желая направить гипотетическую финансовую реку к себе, тут же сделал шаг вперед: «Так, точно, готовы изготовить». Вот так, мне кажется, и родилось заявление гендиректора Синенко про 2300 «Армат». Наделавшее столько переполоху и у нас, и за рубежом.

Но, повторяю, реальная жизнь неумолима и даже с самыми высокими иллюзиями расправляется быстро. Вначале в апреле 2016 года заместитель гендиректора «Уралвагонзавода» Вячеслав Халитов сообщал, что в 2017—2018 годах в войска поступит первая партия новых танков. Но будет она состоять всего из 100 машин. Только и это, как вскоре выяснилось, выглядело слишком оптимистично. Спустя всего четыре месяца, в сентябре, со ссылкой на неназванный источник в оборонно-промышленном комплексе все то же ТАСС заявило, что первая партия Т-14 будет состоять всего из 70 серийных танков. И «крайние» из них поступят в 1-ю танковую армию не в 2018, а в 2019 году.

Впрочем, очень похоже, что это не последнее урезание наших планов на этот счет. На днях Минфин заявил, что в ближайшие годы никак невозможно удовлетворить даже и сильно сократившиеся запросы Минобороны РФ и некоторых других важных ведомств. Их бюджетные предложения на 2018 год придется урезать на 1,9 триллиона рублей, а на 2019-й — и вовсе на 2,2 триллиона.

Читайте также

Понятно, что военные будут брыкаться. Но все отстоять им точно не удастся. Тогда придется сильно сократить и масштабы закупки новых вооружений и военной техники. Устоит ли «Армата» под губительным бюрократическим огнем? Очень сомневаюсь. А значит, и в намечаемых прежде ничтожных, вообще-то, масштабах она вряд ли поступит в танковую армию.

Но даже если и впрямь до 2019 года сумеем дать нашим танкистам 70 «Армат» — что это для танковой армии? На один полк только и хватит. Чем будет вооружать остальных?

Судя по последним сообщениям, решения на этот счет уже приняты. В войска пойдут «консервы» с баз хранения. С заходом, конечно, на предварительную глубокую модернизацию. Уже объявлено, что первыми в 2017 году эту процедуру в Омске пройдет часть Т-80БВ, которых у нас, по данным специализированного издания Military Balance, на складах Минобороны около трех тысяч штук. Они получат новую систему управления огнем «Сосна-У» с тепловизором, новым дальномером и автоматом сопровождения цели, а также современную динамическую защиту.

Конечно, это сильно повысит их боевые возможности. Только все равно до «Армат» и глубоко модернизированным «восьмидесяткам» будет далеко. К тому же возраст этих машин колеблется от 25 до 31 лет. В любом случае — замена неравноценная. Но другого выхода нет. О чем, собственно, генерал Шевченко нам доверительно на днях и сообщил.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня