«Возмездие» Надежды под опекой НКВД и ГРУ

И почему героиню допрашивали после удачного завершения операции

4423

22 сентября 1943 года в минском особняке руководителя оккупационной администрации Белоруссии генерал-комиссара Вильгельма фон Кубе раздался мощный взрыв мины, подложенной под матрас его кровати. Так, успешно завершилось покушение на ярого нациста и личного друга Гитлера, организованное совместно 4-м Управлением НКВД и Разведупром Генерального штаба РККА (ГРУ).

Под гнетом обстоятельств

6 марта в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе открылась выставка «Женщины-герои». Основными ее экспонатами стали личные вещи Героя Советского Союза Надежды Троян. Среди них уникальные документы, государственные награды, предметы быта и даже одежда легенды разведки и партизанского движения времен войны. Надежда Викторовна Троян хорошо известна, как одна из участниц той самой ликвидации гауляйтера оккупированной Белоруссии — Вильгельма Кубе.

Есть на Витебщине живописный уголок в месте слияния двух рек — Дриссы и Северной Двины. Именно здесь, в Верхнедвинске, окруженном с трех сторон водной гладью, в семье служащего родилась 24 октября 1921 года Надежда Троян. В конце тридцатых Надя окончила десятилетку. Причем, в те годы, когда жизнь, согласно крылатому выражению, стала лучше и веселее, молодежь относилась к таким вещам намного серьезней. И девушка подходила к учебе в школе со всей ответственностью. В частности, выучила немецкий язык (который проходила по программе) так, что говорила на нем безо всякого акцента.

В 1939 году Троян поступила на учебу в 1-й Московский мединститут. Однако, вскоре перевелась в связи с семейными обстоятельствами в Минский медицинский институт. У молодой и привлекательной девушки, строящей планов громадье, казалось бы, вся жизнь была впереди. Но внезапно все разрушила война: 28 июня в Минск вступили немецко-фашистские войска. «Нам тогда казалось, — вспоминала много позже сама Надежда Викторовна, — что у нас не осталось ничего родного, кроме „голубого неба Родины моей“, как пелось в знаменитой советской песне конца 30-х».

Новые «хозяева», как и обещали, принесли с собой «новый порядок»: жуткие зверства, массовые расстрелы, издевательства и концлагеря, один из которых располагался у деревни Дрозды, что в двух-трех километрах от Минска. Насмотревшись на страдания попавших сюда военнопленных красноармейцев, Надя с одной из своих подруг ночью помогли бежать нескольким из них, переодев в гражданскую одежду. И бойцы тут же влились в ряды подпольщиков. А Надежду, как и многих других женщин, немцы вскоре направили на принудительные работы — девушка попала в число уборщиц солдатских казарм.

Предатели

Потом их определили на кухню столовой для гитлеровцев, на которой также трудились наши военнопленные. И у девчат снова возникла идея — помочь им бежать. Один из них сказал, что он водитель и поможет воспользоваться для этой цели немецким грузовиком. Но оказался предателем и привез всю группу советских бойцов в гестапо. Слава Богу, что провокатор не знал главных действующих лиц — Надю и ее подруг. Все же самой девушке пришлось во избежание осложнений перебраться вместе с семьей за 40 километров от Минска — в Смолевичи. Здесь она устроилась счетоводом на большое торфяное предприятие.

И тут случилась удивительная метаморфоза. Медсестра местной больницы Нюра Косаревская, к которой Наде с большим трудом удалось войти в доверие, вдруг посоветовала ей… пойти на более тесное сотрудничество с фашистами. Правда, очень скоро выяснилось, что она имела в виду. Оказывается, Нюра была связана с партизанами и, узнав, что Надя в совершенстве владеет немецким, убедила ее в том, что девушка принесет намного больше пользы, если пойдет работать, скажем, переводчицей в дирекцию предприятия. Так Троян и поступила. И не зря…

Вскоре ее вместе с инженерами завода послали на один из объектов, где добывали торф, — в деревню Трубичино. Сельский староста, когда немцы прибыли на место, поспешил доложить «новому начальству», что партизаны мешают работать. Но он, дескать, знает, где они прячутся и при случае готов показать. Как только делегация вернулась из поездки обратно в Смолевичи, Надежда рассказала об услышанном Нюре, а та передала предупреждение в партизанский отряд. В результате, каратели по наводке старосты обнаружили в лесу лишь головешки от костра. А предатель (староста) вскоре «пропал».

Но кольцо подозрений вокруг отважной комсомолки сжималось все крепче. И уже сама Надя была вынуждена уйти к партизанам. В отряде Михаила Скоромника «Буря» она выполняла сразу несколько поручений: была и связной, и медсестрой — ухаживала за ранеными (недаром ведь училась на врача), и в разведку ходила. А когда дело доходило до боестолкновений с карателями, становилась пулеметчицей или простым народным мстителем. Но через некоторое время командование всех отрядов Минской области получило приказ: любой ценой уничтожить гауляйтера оккупированной Белоруссии Вильгельма Кубе. Это было начало операции «Возмездие».

Английская штучка

А вскоре Надежду Троян пригласили в штаб партизанской бригады «Дяди Коли» (Петра Григорьевича Лопатина), в которую входили местные отряды. Инициатором этого вызова стал Владимир Рудак, который командовал разведчиками и хорошо знал о заслугах и возможностях Надежды. Они разговаривали с Надей вместе с замом командира бригады майором госбезопасности Иваном Золотарем. Спросили, согласна ли она найти подходы к окружению Кубе? Конечно, девушка была готова выполнить задание, да и в Минске у нее оставалось много знакомых еще по учебе в мединституте. На том и порешили.

Кстати, Троян была не единственной, с кем партизанское командование обсуждало это ответственное задание: всего приказ о ликвидации гауляйтера получили из Центра в 12-ти отрядах. Ведь «Возмездие» было тщательнейшим образом спланированной операцией двух ведомств: 4-го Управления НКВД (занимавшегося террором и диверсиями в тылу противника) и Разведывательного Управления Генштаба РККА (впоследствии — ГРУ). Сын Надежды Викторовны, знаменитый кардиохирург Алексей Васильевич Коротеев, досконально изучивший боевой путь своей мамы, считает (и небезосновательно), что такой приказ получило и командование партизанского отряда «Дяди Димы» (Давида Кеймаха), работавшее по линии военной разведки. Печально, но факт: так получилось, что всего за 9 дней до ликвидации Кубе Давид Ильич погиб. И операцией (и самим отрядом) в дальнейшем руководил непосредственно майор Николай Федоров, его заместитель и один из разработчиков плана.

Так или иначе, Надежда Троян приступила к выполнению этого труднейшего задания. С большим трудом и не сразу, но летом 1943 года она познакомилась с Еленой Мазаник, работавшей в особняке Кубе горничной. Она не просто убирала там, но и была в близких отношениях с женой гауляйтера Анитой. Ей-то Надежда и должна была передать миниатюрную (но очень мощную) магнитную мину английского производства. Однако, волею случая первой это удалось сделать еще одной, более опытной участнице покушения — Марии Осиповой из того самого отряда «Дяди Димы».

В 2 часа ночи 21 сентября Мазаник вместе со своей сестрой Валентиной Шуцкой включили часовой механизм мины (он был химического действия). А утром Елена пронесла мину в особняк и установила ее в спальне — под кроватью фон Кубе. Взрывом, который произошел в 0 часов 40 минут 22 сентября, гауляйтеру вырвало всю левую часть тела вместе с рукой. Смерть наступила мгновенно. Надежда Троян, которая, в свою очередь, везла такую же мину для Мазаник, узнала об удавшемся покушении только когда попала в Минск. Но как теперь вывезти бомбу (спрятанную в коробке с тортом) обратно из города, чтобы не вызвать подозрений. Помогла случайность: на КПП дежурили союзники немцев словаки. И Надя, разговорившись с ними, без проблем миновала пост.

Очень скоро все трое — Надежда Троян, Елена Мазаник и Мария Осипова оказались в Москве, куда их доставили из белорусских лесов самолетом. «А затем… Допросы, да, именно допросы вывезенных с партизанской базы троих героинь, — пишет в своей статье в „Российской газете“ историк спецслужб Николай Михайлович Долгополов. — Так было всегда. Любая спецслужба допрашивает своих, пусть даже выполнивших задание и совершивших подвиг». Тем не менее, уже 4 ноября «За образцовое выполнение боевого задания в тылу противника и проявленные при этом отвагу и героизм» Михаил Иванович Калинин вручил всем троим Звезды Героев Советского Союза, присвоенных Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 октября 1943 года.

Последние новости
Цитаты
Алексей Неживой

Руководитель Лаборатории политических и социальных технологий

Сергей Марков

Политолог, директор Института политических исследований

Валерий Скурлатов

Эксперт Института инновационного развития, кандидат исторических наук

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня