Фиаско «Железного купола»: Русские смогли, а Израиль — нет

«Праща Давида» перехватывает ракеты гораздо хуже «Панциря-С»

  
35073
На фото: тактическая система ПРО «Железный купол»
На фото: тактическая система ПРО «Железный купол» (Фото: AP/TASS)

В ходе резкой эскалации напряженности между Израилем и ХАМАС территория еврейского государства была атакована, как минимум, 460 ракетами. Об это сообщило 13 ноября 2018 года издание Israel National News.

Итоги палестинских ракетных обстрелов ставят под сомнение эффективность разрекламированного «Железного купола». Формальный перехват не превысил 25%. Между тем, речь идет о применении крайне примитивных ракетных средств. На это указывает ряд моментов. Во-первых, «оружию возмездия» не хватало полезной нагрузки и точности, которые характерны для ракет «Кассам», кустарно собираемых в оружейных мастерских ХАМАС. Во-вторых, их было слишком много, значит, в ход шли компоненты высокой степени готовности, возможно даже, от китайских фейерверков.

Отметим, что в вопросах защиты от ракет малой дальности, мин и снарядов, запускаемых, прежде всего, с Сектора Газа, Тель-Авив рассчитывает только на «Железный купол». Теперь в свете новой реальности некоторые эксперты полагают, что эта система не отразит атаку более сложных ракет, например, со стороны Дамаска или «Хезболлы». Израиль, к слову, не скрывает, что ЦАХАЛ ответит мощными бомбовыми ударами по Сирии или Ливану, если те осмелятся произвести запуски. Пока что эти угрозы более эффективно сдерживают войска Асада и шиитские отряды, чем чудо-ракеты «Железного купола».

Читайте также

Немного фактов о самой системе «Железный купол»: данная противоракетная оборона была введена в строй в 2011 году. Проект финансировался в основном за счет американских налогоплательщиков. В 2014 году Вашингтон подарили Тель-Авиву $ 429 млн. на производство и доработку, а до этого передал часть своих передовых технологий. Кроме того, более $ 500 млн. поступили из Америки из других источников в период 2009—2011 годов. Всего ЦАХАЛ планировал ввести в строй 15 батарей из 3−4 пусковых установок (по 20 противоракет Tamir в каждой).

Цена старта одного перехватчика «Железного купола» обходится казне еврейского государства в $ 40 тысяч, что в сотни раз дороже палестинских самоделок. В ходе последней атаки израильские зенитчики реагировали на каждый пуск, потратив за пару дней почти $ 20 млн. на борьбу с примитивными самоделками, среди которых, впрочем, могло быть несколько десятков «Кассам».

Пикантности добавляет то, что буквально перед этими событиями Саудовская Аравия заключила договор на покупку «Железного купола». Можно представить реакцию военных в Эр-Рияде на палестинский демарш. Там наверняка чешут затылки, задаваясь вопросом: а не постановочными были пуски, когда израильтяне перехватывали до 85% ракет? Как-никак, сумма сделки оценивается в сотни миллионов долларов, поэтому можно ожидать любого трюкачества.

Между тем, ничего нового не случилось. Так, в ходе ноябрьского конфликта 2012 года «детальный обзор большого количества фотографий „Железного купола“ показал, что уровень успеха системы противоракетной обороны был очень низким — всего 5% или, возможно, даже меньше», сообщил Теодор Постол, профессор кафедры науки, технологии и политики национальной безопасности Массачусетского технологического института (МТИ).

Тогда малое число жертв израильтян во время палестинской ракетной атаки западные СМИ объяснили высокой эффективностью «Железного купола». Но сотрудники МТИ не поленились и изучили фото и видеоинформацию перехватов, в результате чего опришли к выводу, что «низкие потери в Израиле от артиллерийских и ракетных обстрелов можно отнести на усилия израильской гражданской обороны, а не на работу системы ПРО «Железный купол».

Оказалось, что ПРО «Железный купол» обнаруживает, распознает и запускает свои ракеты-перехватчики с запаздыванием в 15 секунд. Это недопустимо долго, учитывая, что «Кассам» преодолевает расстояние из Сектора Газы до ряда поселений Израиля менее чем за 13 секунд.

Кроме того, «чтобы успешно перехватывать реактивную артиллерию ХАМАС, перехватчик должен попасть в начало ракеты, — Пишет Теодор Постол. — Если перехватчик задел заднюю часть ракеты-мишени, он просто повреждает трубу ракетного двигателя, как правило, пустую, и практически не повлияет на результат её дальнейшего полета, хоть и смещает с траектории. Боеголовка с большой долей вероятности упадет на землю и взорвется». В плотной городской застройке это в любом случае опасно.

В 2014 году МТИ опять собрали данные об обстрелах и вновь заявили об отсутствии прогресса по улучшению характеристик «Железного купола». Фото и видео показывают, что перехватчики Tamir пытаются догнать ракеты ХАМАС сзади, тогда как, к примеру, ракеты 57Э6 зенитного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь-С» встречают цели практически в лоб или сбоку. В первом случае траектории и скорости израильских перехватчиков и палестинских ракет делают крайне маловероятным эффективный перехват, а во втором требуется совершенно другие алгоритмы наведения, чем те, которых придерживаются израильтяне и американцы.

Видимо, с этими техническими проблемами столкнулась другая израильская противоракетная система малой и средней дальности «Праща Давида». Её тоже достаточно мощно пиарили, в том числе и в наших СМИ. Однако 23 июля 2018 года Израиль вблизи Голанских высот практически в идеальных условиях не перехватил две 40-летние сирийские ракеты ОТР-21 «Точка».

Судя по всему, в «Железном куполе» используют так называемое «регулирование по ошибке», а у нас опираются на «Принцип Максимума» советского математика Понтрягина. Если не вдаваться в подробности теории автоматического управления, то русский подход позволяет достичь цели, условно говоря, за 2 управляющих мощных импульса, а принятая на Западе схема — за 100 «корректирующих телодвижений» ракетного движка. Отсюда и разница в быстродействии.

Читайте также

Дело в том, что с самого начала развития управляемой зенитной ракетной техники, американцы возлагали огромные надежды на свою электронику, а наши ученые, не имея таких технических возможностей, — исключительно на математику, причем формулы требовалось реализовать через обычные реле. Конечно, со временем и в СССР произошли существенные изменения в сторону усложнения техники и алгоритмов. В итоге советские (российские) и американские разработчики пошли разными дорогами и сегодня имеют инженерные школы, которые отличаются друг от друга принципиальным подходом.

Точкой отсчета можно смело брать перехват самолёта-разведчика Lockheed U-2 1 мая 1960 года. Если бы вопрос заключался в «тупом копировании железа», можно не сомневаться, такого отставания «Железного купола» от «Панцирь-С» не было бы.

Остается только удивляться, как в ельцинские времена наработанный в советское время математический аппарат ПРО не слили за океан.


Ближневосточные войны: Министр обороны Израиля заявил об уходе в отставку

Военные технологии: «Красуха» с «Лысухой» навели ужас на НАТО и Израиль

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня