Киев науськивает свою армию: «Убый москаля!»

В современном пантеоне героев Украины места Ковпака и маршала Рыбалко заняли Кость Блакытный и «лыцари» атамана Тютюнника

  
6189
Киев науськивает свою армию: «Убый москаля!»
Фото: AP/TASS

На днях президент Владимир Зеленский указами № 618/2019, № 619/2019 и № 620/2019 присвоил «почетные наименования» сразу восьми воинским частям. Четырем — в Вооруженных силах Украины, двум — в Национальной гвардии и двум — по пограничному ведомству.

Так, отныне 28-я отдельная механизированная бригада ВСУ, дислоцированная в Одесской области, стала имени «Рыцарей зимнего похода». 92-я механизированная (Харьковская область) нанесет на свое Боевое знамя фамилию кошевого атамана Запорожской Сечи Ивана Сирка (казацкий псевдоним, означающий — «волк»), соратника Богдана Хмельницкого, отказавшегося присягать Москве. 17-й отдельной танковой бригаде отныне велено особенно гордиться причастностью к деяниям некого Константина Пестушко, успешно воевавшего в Гражданскую войну и с белыми, и с красными, и с махновцами. Впрочем, в современной украинской исторической литературе этот весьма характерный для Украины тех времен персонаж больше известен как Кость Блакытный. А 105-й полк пограничного отряда Северного регионального управления Госпогранслужбы Украины получил имя князя Владимира Великого. И это не конец длинного списка.

Если попробовать обобщить — перед нами четвертая волна массовых переименований украинских силовых структур различной ведомственной принадлежности. Процесс стартовал в 2015 году при канувшем в политическую Лету Петре Порошенко. Тогда бывший президент для начала лишил все без исключения свои отдельные бригады, полки и батальоны боевых наград и почетных наименований советского времени.

Читайте также
Новый девиз Зеленского:  Айн фольк, айн райх, айн фюрер Новый девиз Зеленского: Айн фольк, айн райх, айн фюрер Курс нынешнего президента Украины не оставляет шансов Донбассу жить так, как он хочет

Скажем, уже упомянутая 28-я отдельная мехбригада ВСУ, ведущая свою родословную от одной из самых прославленных советских гвардейских дивизий, осталась без двух заслуженных на фронтах Великой Отечественной орденов Красного Знамени. А тоже угодившей в нынешний «список Зеленского» 92-я отдельной мехбригаде еще четыре года назад велено было напрочь забыть, что ее родословная идет от 48-й стрелковой орденов Октябрьской Революции Краснознаменной Ропшинской дивизии имени Калинина.

Список обесчещенных таким образом Киевом в 2015-м самых заслуженных воинских частей и подразделений занял в указе Порошенко не одну страницу. Но было понятно, что это только начало. На смену советской воинской идентичности в новообразованное «військо» должна прийти, по замыслу Киева, идентичность сугубо украинская.

Но где ее взять, если сроки самостоятельности государства Украина в истории до распада СССР исчислялись всего двумя с половиной кровавыми годами (с января 1918-го по лето 1920 года)? Когда то вместе, то врозь здешней территорией пытались управлять всякие УНР (Украинская Народная республика) и ЗУНР (Западно-Украинская Народная республика) при деятельном участии сначала кайзеровской Германии и Австро-Венгрии, на несколько месяцев оккупировавших даже Киев, а потом и войск Антанты, вошедших в Одессу? А также — нескольких полубандитских квазигосударств, размером с волость каждая. Типа «республики Холодный яр», которую местные атаманы в 1919 году провозгласили в лесном урочище Чигиринского уезда Киевской губернии. И которая, между прочим, усилиями чекистов и Красной Армии канула в небытие только в 1922 году.

Современные украинские историки полагают, что большинство «повстанцев» на Украине тогда брались за оружие по политическим мотивам. Всего, считают они, к весне 1921 года по обе стороны Днепра «гуляли» обычные банды и «армии» общей численностью порядка 40 000 штыков и сабель. По сведениям тех же источников, не менее 25 тысяч из них (в основном — на Правобережье) объединялись в отряды под лозунгами «самостийности». Но даже если это так — как сегодня отделить «идейных» головорезов времен Гражданской войны от обычных бандюганов? А если не отделять — как на примерах многолетней «свадьбы в Малиновке» воспитывать нынешний личный состав ВСУ, Национальной гвардии и пограничников?

Словом, нелегкий воз взвалили на себя те, кто в Киеве решил ударно перекроить сложившийся с советских времен пантеон украинских героев. Кто они, эти теперешние скромные труженики военно-политической работы на «самостийный» лад? Помимо, конечно, широко известного не только в своей стране страстного поклонника Бандеры и уроженца Львова главы Украинского института национальной памяти Владимира Вятровича?

Судя по всему, Вятрович в этом деле задает лишь общий вектор идеологического развития. А непосредственно указы президентов по регулярным переименованиям в силовых структурах готовит волонтерская группа при Министерстве обороны Украины в составе историка Василя Павлова, художника-герольдиста Олексы Руденко и тележурналиста Виталия Гайдукевича. Это им поручено глубоко вникнуть в очень противоречивую историю своего «війська» и в свете нынешних политических реалий в стране отделить в ней «самостийные» зерна от «идеологически вредных» плевел.

Квинтэссенцию такого сизифова труда не так давно сформулировать глава этой группы беззаветных националистов-энтузиастов Гайдукевич: «Мы просим банально не быть похожими на врага». Враг в их понимании на сегодня, естественно, единственный — Россия. Вот от ее армии «військо» и должно как можно скорее радикально отличаться. Прежде всего — теми, кого возводить на пьедесталы, а кого — «слід вбивати».

На протяжении веков националисты в этой стране главными врагами «державы» объявляли «ляхов, жидов и москалей» (читайте, скажем, «Тараса Бульбу» Гоголя). Но мир сильно изменился. Польша — у Киева в друзьях и союзниках. Израиль — тоже. Да и президент Зеленский — этнический еврей. Похоже, в качестве объектов воспитания солдатской и офицерской ненависти для Киева остались одни «москали». На них и натаскивают.

Читайте также
Без Москвы Зеленский Украину не поднимет Без Москвы Зеленский Украину не поднимет «Незалежной» стоит бояться не пресловутой «российской агрессии», а кое-чего другого

Соответственно и производят «Гайдукевич и компания» тщательную селекцию многовековых военных событий на территории Украины. Если проанализировать все четыре президентских указа на эту тему, подписанных Порошенко и Зеленским с 2015 года, становится очевидным: на воинские знамена там поднимают либо полководцев времен Киевской Руси и Запорожской Сечи. Либо тех, кто в Гражданскую войну рубился с «москалями». Неважно — деникинцами они были или котовцами.

Среди множества переименований, произведенных Киевом с 2015 года, в строевых частях ВСУ мне удалось обнаружить лишь одно, хоть как-то связанное с Великой Отечественной войной, в которой погибли 1 миллион 377 тысяч советских солдат и офицеров украинской национальности, а 2089 стали Героями Советского Союза. В 2010 году, когда до Майдана было далеко, а Порошенко еще не дотянулся до гетманской булавы, 55-я отдельная артиллерийская бригада ВСУ получила почетное наименование «имени дважды Героя Советского Союза генерал-полковника Василя Петрова».

Не уверен, что все и в России, и — тем более! — на Украине знают, о каком легендарном человеке речь. Родившийся в крестьянской семье в Запорожской области Василий Степанович Петров в 1941 году окончил Сумское артиллерийское училище. Войну встретил на самой границе — во Владимире-Волынском, в 92-м отдельном артиллерийском противотанковом дивизионе. 1 октября 1943 года при форсировании Днепра в бою с немецкими танками на Букринском плацдарме потерял обе руки.

Далее случилось абсолютно невероятное. Проект указа о присвоении раненому противотанкисту звания Героя Советского Союза внимательно прочел, а потом и подписал Иосиф Сталин. Ему же доложили и единственное желание капитана Петрова — поскорее вернуться на фронт. Резолюция была положительной. Мало того. Сталин приказал нечто вроде: «Из армии не увольнять. Пусть служит, сколько захочет и сколько сможет».

На самолете тяжелораненного доставили в Московский институт ортопедии и протезирования. Врачи сделали, что могли. Но новые руки Петрову пришить, естественно, они не смогли. На фронт Василий Степанович весной 1945 года вернулся с двумя протезами командиром 248-го истребительно-противотанкового артполка. За бои на Одере получил вторую звезду Героя Советского Союза.

Далее кадровые чудеса продолжились. Культ личности Сталина был давно разоблачен, но его указание пожизненно оставить Петрова в строю никто отменить не посмел. Ни в Советской Армии, ни после 1991 года — в Вооруженных силах Украины. В них он до самой смерти в 2003 году служил заместителем командующего Ракетными войсками и артиллерией Главного командования Сухопутных войск.

Понятно, что мотаться по гарнизонам сил у тогда уже генерал-лейтенанта Петрова не было. С помощью специально изготовленного протеза, похожего на крючок, писал фронтовые мемуары. За пару лет до смерти его постиг тяжкий удар. Предоставленное генералу помещение в элитной Пуще Водице под Киевом, в котором хранились его с таким трудом накорябанные рукописи, приглянулось первому президенту Украины Леониду Кравчуку. Кем-то очень ретивым было приказало срочно выкинуть оттуда весь «хлам». Фронтовые воспоминания Василия Степановича потом по листочку собирали на лестнице и во дворе. Да так все и не собрали.

Я, тогда военный обозреватель газеты «Труд», вылетел в Пущу Водицу. Долго с глазу на глаз разговаривал с одетым в чистенький камуфляж, но морально убитым Петровым. Пару раз нас прерывал украинский солдатик-адъютант, круглосуточно обслуживавший овдовевшего к тому времени героя.

Потом в московской газете вышел мой материал об этом человеке. Он назывался «Четвертая рана». Первые три раны генерал получил на фронте. Четвертую — от Кравчука. И почти сразу умер.

Читайте также
Россия тайно помогает Украине громить Донбасс Россия тайно помогает Украине громить Донбасс Без бесперебойных поставок комплектующих из «страны-агрессора» Киев давно воевал бы копьями и стрелами

В 2010 году, когда Киев был еще другим и слово «советский» там не было ругательным, именем генерала Петрова президент Виктор Янукович и приказал назвать ту самую 55-ю отдельную артиллерийскую Будапештскую орденов Красного Знамени, Богдана Хмельницкого и Александра Невского бригаду, дислоцированную в Запорожье. Но Майдан круто изменил и это. При Порошенко — какая Будапештская? Каких орденов Хмельницкого и Невского? Тем более — какого ордена Красного Знамени?

В 2015 году было приказано впредь сделать название существенно короче — «55-я отдельная артиллерийская бригада имени генерала Петрова». Без «дважды Героя Советского Союза». Но все же.

Но уже к январю 2018 года в Киеве опомнились: какой еще генерал Петров? Он же воевал за «москалей» и отмечен лично Сталиным? Убрать. Мало того. Взамен имени человека-легенды на знамени украинских артиллеристов отныне по-киевски политкорректно написано: «Имени Запорожской Сечи». Таким образом, последний след Великой Отечественной войны в современном воинском пантеоне героев Украины успешно вытоптали.

А что оставили? Почти одних «клиентов» ЧК времен Гражданской. 93-я мехбригада имени Холодного яра. Той самой бандитской «республики» в Чигиринском уезде.

В Одессе отныне вот появились наследники «рыцарей Зимнего похода». Вы знаете, что это за «рыцари»? И что за поход?

На самом деле, «зимних походов» в истории Украины числятся два. Оба организовали поляки, давно точившие зубы на советскую Москву.

Читайте также
«Русские снайперы – это детский сад, их можно перебить, как куропаток» «Русские снайперы — это детский сад, их можно перебить, как куропаток» Сверхдальняя меткая стрельба скоро станет нормой для армии США, а у нас по-прежнему применяют СВД

Зимой 1919 года они в Варшаве пригрели Симона Петлюру, главу разгромленной УНР. В Варшаве и было заключено перемирие с Петлюрой и разработан план первого «зимнего похода» остатков его частей по тылам красных и деникинцев. Этим крупным партизанским рейдом командовал бывший офицер царской армии Михаил Омельянович-Павленко.

21 января 1920 года в поход в направлении Киева двинули 4319 человек, 2100 штыков и сабель, 81 пулемёт, 12 орудий. С боями по дезорганизованным тылам Красной Армии петлюровцы прошли почти 2,5 тысячи километров через современную Житомирскую, Николаевскую, Одесскую, Черкасскую и Кировоградские области. Дошли почти до Киева. Но Москве показалось, что это уже слишком. «Красные» части на Украине были резко усилены. И петлюровцев к маю 1920 года загнали обратно в Польшу. Где их интернировали в концентрационных лагерях. А в действительности — постарались сохранить для нового рейда по тылам Советов.

В октябре 1921 года план «второго зимнего похода» был готов. Из польских лагерей выпустили всех соратников Петлюры, кто готов был драться. Таковых набрали около тысячи. Для конспирации устроили почти цирковое представление с будто бы нападением бывших петлюровцев на польский воинский эшелон. Так у участников «второго зимнего похода» появилось оружие.

25 октября 1921 года, по случаю начала похода, Петлюра послал генерал-хорунжему армии Украинской народной республики Юрию Тютюннику полное пафоса письмо: «Генерал! Провожая Вас, Повстанческо-партизанский штаб, старшин и казаков на большое дело освобождения Родины нашей от московского врага, от чистого сердца хочу пожелать успеха в той тяжелой борьбе, которую придется осуществить в Украине. Прошу передать старшинам и казакам мой привет, а перед началом операции объяснить им весь исторический вес и патриотичное значение того великого акта самопожертвования, которое они проявят, отправляясь в Украину, чтобы освободить ее от врагов и начать работу для национально-государственного восстановления ее».

Читайте также
Шойгу поможет Абхазии «закишмарить» Грузию Шойгу поможет Абхазии «закишмарить» Грузию Москва и Сухум решают, чем остановить Тбилиси в случае агрессии

Поначалу «зимнепоходники» снова шли по тылам «красных» как нож по маслу. Расчет строился на то, что возмущенные начавшейся продразверсткой украинские крестьяне массово поддержат вторжение. Однако этого не случилось. В одном из современных исторических исследований, посвященных тем событиям и массового выходящих в Киеве, с нескрываемым сожалением сказано: «В каждом селе участники рейда собирали крестьян, призывая их к восстанию. Население давало продовольствие, фураж, коней, в некоторых селах к отрядам присоединялись юноши, но ожидаемой всенародной поддержки не было».

Тем не менее, в тот раз петлюровцы добрались аж до Коростеня. Но фактическое окончание Гражданской войны позволило Красной армии бросить против участников рейда лучшие войска во главе с Михаилом Фрунзе, Григорием Котовским и Василием Блюхером. 17 ноября под селом Малые Миньки на Волыни группа Тютюнника попала в окружение. В отчаянном бою свыше 400 его подчиненных погибли, более 500 попали в плен. Лишь штабной группе с частью раненых (общим количеством до 100 человек) удалось оторваться от преследования. Уже 20 ноября 1921 года уцелевшие «рыцари Зимнего похода» умчались обратно в Польшу.

Чем тут особо гордиться нынешним военным Украины? В особенности — их 28-й отдельной механизированной бригаде? Неизвестно. Но на разрешенном к употреблению сегодняшнем украинском военно-историческом безрыбье из истлевших гробов Киев, уверен, вынужденно скоро поднимет на свои знамена еще и не такие кровавые тени. Лишь бы при жизни они прикончили хотя бы одного «москаля». Все остальное — неважно.


Военное обозрение: Шойгу поможет Абхазии «закишмарить» Грузию

Военные новости: В Турции анонсировали поставку второй партии С-400

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Лариса Шеслер

Председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины

Михаил Делягин

Доктор экономических наук, член РАЕН, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня