Война Турции с Грецией: Чью сторону займет Россия

Афины готовы бросить вызов Анкаре за газ и религию

7775
Материал комментируют:

Греция готова к любым действиям для защиты своих суверенных прав, в том числе — к военному конфликту с Турцией. Об этом заявил министр обороны страны Никос Панайотопулос.

Поведение Анкары по отношению к Афинам в последнее время, по его словам, довольно агрессивно. В частности, Греция считает провокацией турецкие притязания на добычу нефти на греческом континентальном шельфе. Кроме того, негодование греческой стороны вызывает тот факт, что в Турции рассматривают вопрос о превращении исторического собора Святой Софии из музея в мечеть.

«Он (советник премьер-министра Греции.— ред.) сказал, что мы готовимся к любой ситуации. Конечно, все возможное включает и военное участие. Мы не хотим этого, но мы хотим дать понять, что сделаем все возможное, чтобы защитить наши суверенные права в максимально возможной степени», — заявил Панайотопулос. На прямой вопрос, готова ли Греция воевать с Турцией, он ответил, что это именно так.

Неужели Греция и впрямь готова воевать?

Читайте также
Проклятие начинает сбываться: Трамп вряд ли умрет в своей постели «1984»: То, что творится в США, может повториться и в нашей стране

— Это только слова, — уверен доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев.

— Военный потенциал Греции на порядок ниже, чем у Турции. Воевать греки будут, только если турки начнут захватывать большие острова вроде Родоса и Лесбоса.

«СП»: — Панайотопулос заявил, что поведение Анкары по отношению к Афинам в последнее время довольно агрессивно. В чем это проявляется?

— Турецкие самолеты постоянно вторгаются в греческое воздушное пространство. В то же время, учитывая извилистость границы, не вторгаться почти невозможно. А уж попытки снова сделать храм Святой Софии мечетью перевешивают для греков и воздушные «вторжения», и притязания на шельф.

«СП»: — В Турции между тем рассматривают вопрос о превращении исторического собора Святой Софии из музея в мечеть. Что означает этот шаг?

— Доктриной Эрдогана является неоосманизм. Его прозвище — «Султан». Его положение внутри Турции неустойчиво, и такими действиями он пытается привлечь голоса избирателей. Естественно, что христианский мир воспримет это крайне остро. С другой стороны, он рассчитывает на то, что Европа отошла от религии, и ей не будет дела до Святой Софии.

«СП»: — Обе страны члены НАТО. Позволят ли им воевать? Что в этом случае ждет блок?

— НАТО, безусловно, воевать не позволит. И с крайней неохотой отправит контингент (если понадобится), чтобы встать между турками и греками в Эгейском море. НАТО в чуть большей степени будет стоять на стороне греков, но за них открыто воевать с турками не станет.

«СП»: — А как это могло бы отразиться на стремлении Турции в ЕС?

— Никак не отразится. Переговоры о вступлении Турции в ЕС идут только для виду. И Евросоюз их не ждёт, и сами турки туда не стремятся уже.

«СП»: — Между Грецией и Турцией регулярно происходят конфликты? Отношения между ними настолько плохие?

— Мелкие инциденты происходят постоянно. И Греция имеет большой для неё военный бюджет, объясняя это турецкой угрозой. Отношения между странами есть, но очень натянутые. Взаимное недоверие никуда не делось.

«СП»: — Если гипотетически представить себе такую войну, кто победит? Как долго продлилась бы такая война?

— Если бы война шла без какого-либо участия третьих стран, Турция заняла бы весь Кипр и лежащие возле неё острова. Её армия быстро бы дошла до Салоник. Но в Центральной Греции она бы увязла в горах. Закончилось бы отторжением Северной Греции и возвращением Греции в границы 1912 года, оккупацией Кипра. Но и Запад, и Россия вряд ли бы безучастно за этим смотрели. Потому Турция получила бы ряд греческих островов, и успокоилась.

— Греко-турецкая вражда имеет давние исторические корни, — напоминает руководитель Экспертного совета Фонда стратегического развития Игорь Шатров.

— Противоречиям способствуют и конфессиональные различия. В чем-то отношения между Турцией и Грецией можно сравнить с отношениями между Арменией и Азербайджаном, где Кипр играет роль Нагорного Карабаха. При этом Греция и Турция входят в НАТО. Но даже это членство не всегда помогает найти общий язык.

«СП»: — Греция считает провокацией турецкие притязания на добычу нефти на греческом континентальном шельфе. О чем речь? Кто прав, кто виноват?

— В последние годы к кипрскому условно политическому фактору добавился откровенно экономический фактор шельфа, на котором Турция намерена добывать углеводороды. Греция и Кипр считают, что Турция вторгается в их экономическую зону. Турция трактует ситуацию по-другому, манипулируя в том числе и таким понятием, как «шельф Северного Кипра». Существование непризнанной Турецкой Республики Северного Кипра создает правовую брешь и заводит любую дискуссию в тупик. Вообще богатое углеводородами Восточное Средиземноморье уже давно является камнем преткновения в отношениях Анкары, Афин, Никосии и Каира. Турция ищет новых союзников в регионе для осуществления своих углеводородных проектов. В частности, в числе своих потенциальных партнеров Эрдоган рассматривает правительство Сарраджа в Ливии, которому оказывается всяческая поддержка.

«СП»: — Эрдоган рассматривает вопрос о превращении исторического собора Святой Софии из музея в мечеть. Зачем это Турции? Не боятся настроить против себя весь христианский мир?

— Религиозный фактор долго замалчивался, в международных отношениях он был отодвинут на второй план. Исламистский терроризм последнего десятилетия на Ближнем Востоке вновь поднял значение конфессиональных различий до уровня принципиального противоречия как в годы средневековых религиозных войн. Претензии на каноническую территорию той или иной конфессии становятся мотиватором политических процессов. Иными словами, на новом историческом витке вновь развернулась война за умы в религиозном, а не политическом, то есть светском обличье. Турция, будучи государством, в котором в основном исповедуют ислам, находится тем не менее на границе исламского и христианского мира. Поэтому она вовлечена в подобные процессы априори. Но в данном случае, конечно, чувствуется рука серьезного политика, каковым является Эрдоган. Несомненно, он готов разбудить этого зверя противоречий между Турцией и Грецией для достижения собственных целей.

Настроить против себя христианский мир он не боится, потому что постоянно наблюдает ту раздробленность и слабость, которую проявляют его христианские соседи в Евросоюзе. Ну а как договариваться с сильными игроками вроде России и США, при этом добиваясь поставленной задачи, он сейчас учится на сирийском плацдарме.

Читайте также
Дожить до февраля: Когда Собянин вернет Москву к привычной жизни Сроки выхода из режима самоизоляции под вопросом

«СП»: — Кстати, считается, что НАТО никогда не допустит военного столкновения Греции и Турции. Так ли это?

— Скорее, не допустит, чем позволит такому случиться. Однако, как я уже сказал, НАТО — это американская игрушка. И если интересам США будет соответствовать конфликт между Грецией и Турцией, он случится, несмотря на членство этих стран в НАТО. Стычки между ними не прекращаются ни на год, и из любой искры может возгореться пламя, особенно если этому посодействовать. Кого поддержат США в подобном конфликте, кстати, вопрос.

«СП»: — Кого в этом конфликте поддерживать России? На чьей стороне мы в кипрском вопросе? Кто нам вообще важнее? Если бы случилась война, как нам реагировать?

— Может показаться, что на данном историческом отрезке нам ближе отношения с Турцией. Это не так. Если подходить к вопросу с чисто прагматических позиций, для нас в равной степени важны и отношения с Грецией, и отношения с Турцией. С первой — и как со страной православной, и как с членом ЕС, с которым у нас, несмотря на проблемы, широкие экономические отношения, и прочая, прочая, прочая. Со второй — как с государством, отношения с которым в последние годы вышли на высокий политический и экономический уровень, партнером по решению сирийского вопроса, и т. д., и т. п. Поэтому в подобном гипотетическом конфликте Россия может выступать в роли посредника на переговорах. стать миротворцем, но никак не участником конфликта на одной из сторон. Что касается кипрского вопроса, то Россия как ответственный член ООН и постоянный член Совета Безопасности ООН выступает за реализацию соответствующих резолюций СБ ООН, результатом чего станет объединение острова.

Последние новости
Цитаты
Игорь Скурлатов

Лидер Всероссийского общественного объединения «Свободная Россия»

Александр Рар

Немецкий политолог

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня