Милонов: «Дружить с людьми, которые осуществляют геноцид армянского народа, я не готов»

Депутат Виталий Милонов встретился с президентом НКР, попал под обстрел в Степанакерте и больше не сможет попасть в Азербайджан

2081
На фото: депутат Государственной думы Виталий Милонов
На фото: депутат Государственной думы Виталий Милонов (Фото: Михаил Терещенко/ТАСС)
Материал комментируют:

Депутат Государственной думы Виталий Милонов отправился в Нагорный Карабах как частное лицо, чтобы лично оценить ситуацию в зоне конфликта. Парламентарий встретился с президентом Нагорного Карабаха (НКР) Араиком Владимировичем Арутюняном, спикером парламента Нагорного Карабаха Артуром Товмасяном, а также с депутатом Национального Собрания Армении Арменом Хачатряном.

Депутат не скрывает, что в этом конфликте поддерживает сторону Армении и правительство непризнанной Республики Арцах. Он раскритиковал азербайджанских военных и президента Ильхама Алиева за обстрелы городов и гражданских объектов и считает Азербайджан и Турцию агрессорами.

Это вызвало немедленную реакцию со стороны официального Баку. Милонов был внесен в так называемый черный список и ему запретили въезд в страну. Также в МИД РФ была направлена нота протеста из-за его визита в Нагорный Карабах без соответствующего согласования.

Читайте также
От Махачкалы до Баку: ВМФ России начал внезапные учения у берегов Азербайджана От Махачкалы до Баку: ВМФ России начал внезапные учения у берегов Азербайджана Морские манёвры Каспийской флотилии близ Апшерона связали с конфликтом в Нагорном Карабахе

В интервью «Свободной прессе» Виталий Милонов рассказал о своем видении войны в Нагорном Карабахе, приоритетной роли Турции в конфликте, а также прокомментировал претензии Азербайджана и озвучил варианты мирного урегулирования.

«СП»: — Виталий Валентинович, расскажите о целях поездки в Нагорный Карабах. Это была личная инициатива?

— Это была личная инициатива как человека, который давно занимается подробной проблематикой. Безусловно, это не был официальный визит от имени Госдумы. Я решил приехать с гуманитарной целью, чтобы лично исследовать ситуацию, потому что поступает много противоречивой информации. Чтобы сформировать конкретное мнение, я решил приехать непосредственно на место событий.

«СП»: — Что вы видели? Какие впечатления и какие выводы о ситуации вы сделали?

— К сожалению, война никогда не бывает безгрешной для всех сторон. Из того, что я увидел сейчас, это вооруженное вторжение Турции на территорию спорную территорию между Арменией и Азербайджаном. Это не конфликт Баку и Еревана, а геополитические замыслы Турции по расширению османского влияния. Используются не азербайджанские вооруженные силы — они там только как силы прикрытия. Ведут боевые действия там, в основном, вооруженные силы Турции — в частности, авиация. Используется НАТОвское вооружение, турецкие БПЛА, израильские ракеты. Впервые на территории постсоветского пространства Турция в открытую, не стесняясь использовать боевиков ИГИЛ*, ведет боевые действия.

«СП»: — Сегодня можно говорить о соблюдении режима прекращения огня в Нагорном Карабахе?

— Задействовав дипломатические усилия, Россия старается, чтобы режим прекращения огня действовал. К сожалению, не всегда это происходит. Я вижу, что политические планы Азербайджана и турецкой стороны целиком и полностью имеют своей целью абсолютный захват Нагорного Карабаха, отказ от мирного переговорного процесса и минских соглашений, а также полностью силовое решение вопроса с тотальной зачисткой местного населения, вплоть до физической ликвидации гражданских.

«СП»: — На ваш взгляд, Россия предпринимает достаточно усилий, чтобы повлиять на стороны конфликта? И есть ли у нашей страны возможности для дипломатического или другого влияния в регионе?

— Мы действуем в крайне сложной ситуации. Сама территория Нагорного Карабаха имеет сложный юридический статус. Сейчас, когда мы видим факты нападения турецких беспилотников уже непосредственно на территории Армении, думаю, Ереван имеет право получить поддержку от России в рамках ОДКБ и союзнических отношений в виде средств не наступательных, но оборонительных вооружений. Беспилотники беспрепятственно производят разведку и атаки по целям, находящимся уже на территории Республики Армения.

«СП»: — На Комитете ГД по международным делам вопрос НКР обсуждался и есть ли у нижней палаты такие полномочия?

— Вопрос Нагорного Карабаха находится вне рамок повестки Госдумы, потому что международная политика, по Конституции, это прерогатива президента, но сотрудничество с религиозными и общественными организациями, осуществляющими гуманитарную миссию в Армении, думаю, нужно. В том числе для оказания помощи беженцам, вынужденным покинуть Нагорный Карабах из-за войны.

«СП»: — Азербайджан внес вас в черный список за несогласованное посещение Нагорного Карабаха

— Когда в паре сотен метров от тебя разрывается ракета, уничтожая жилой дом, нельзя сказать, что я мог быть опечален, что попал именно в черный список. Я не хотел бы оказаться в белом списке государства, которое уничтожает жилые дома с мирным населением вдали от военных объектов. Я об этом не сожалею. Дружить с людьми, которые осуществляют геноцид армянского народа, я не готов. Хотя мои симпатии целиком на стороне народов Армении и Азербайджана, потому что обычные азербайджанцы совершенно не хотят воевать — у них другие запросы и планы на будущее.

Молодые парни, которые были призваны в вооруженные силы Азербайджана и, как и армянские парни, гибнущие в этом конфликте, точно не поддерживают силовое решение вопроса Нагорного Карабаха. Многие молодые азербайджанцы даже не помнят Нагорный Карабах в составе своей страны. И умирать за геополитические амбиции даже не Азербайджана, а Турции, они не хотят. Они предпочитают жизнь смерти по воле сына Гейдара Алиева.

Читайте также
Сирийская месть: Против Эрдогана вспыхивают массовые восстания Сирийская месть: Против Эрдогана вспыхивают массовые восстания В зонах контроля турок народ поднимается на протестные акции и останавливать их — не в наших интересах

«СП»: — Попадание в этот список накладывает какие-то ограничения?

— Я не смогу попасть в Азербайджан. Но сейчас, видя действия азербайджано-турецких сил, я считаю для себя неприемлемым в рамках частных визитов въезжать на территорию Азербайджана.

«СП»: — Планируя визит в НКР, вы собирались посетить и Азербайджан?

— Я люблю азербайджанскую культуру, также как и армянскую. Очень хорошо отношусь к азербайджанцам, их традициям. У меня много друзей азербайджанцев. Но если Ильхам Алиев посчитал, что важнее дружить в Турцией, чем сохранять собственный народ, то это его ответственность.

«СП»: — Вы говорите, что в боях участвуют выходцы из террористических исламистских группировок. В вопросе принадлежности Нагорного Карабаха есть и религиозный аспект?

— Те экстремисты, которые воюют на стороне Азербайджана — религиозные фанатики, назвать их мусульманами я не могу. Для боевиков Исламского государства*, прибывших в зону конфликта из Сирии транзитом через Турцию, религиозная составляющая очень важна. Они убивали христиан в Сирии — сжигали, резали и расстреливали, а теперь тоже самое делают и в Нагорном Карабахе. Не случайным была работа военных беспилотников по соборам и церквям. При этом мечети, которые находятся на территории Карабаха, защищены и находятся в прекрасном состоянии. Многие города сильно разрушены, например, Агдам, но мечеть там стоит.

Читайте также
Нагорно-Карабахский конфликт: Право Азербайджана на соразмерный и упреждающий ответ – экспертная оценка Нагорно-Карабахский конфликт: Право Азербайджана на соразмерный и упреждающий ответ — экспертная оценка Фархад Мирзоев, Фарид Ахмедов о международно-правовой позиции Баку

«СП»: — Ваше личное мнение, какой сценарий разрешения территориального спора за Нагорный Карабах предпочтителен?

— Я считаю, что к точке зрения России должны присоединиться и другие государства не на словах, а на делах. Нужно требовать и ввести бесполетный режим над территорией Нагорного Карабаха — это первое, что нужно сделать. Использование авиации и дронов разрушает последние надежды на возобновление переговоров. После этого уже можно заниматься разведением сторон. По линии условного деления между НКР и Азербайджаном необходимо поставить международных наблюдателей в рамках мандатов, которые могут быть задействованы в этом процессе. Ввести миротворческий контингент. Предоставить сторонам решать вопрос путем переговоров, предоставив все необходимые площадки, но не возобновлять вооруженные действия.

«СП»: — Однако попытки мирного решения вопроса территорий Нагорного Карабаха предпринимались неоднократно, но ни к чему не привели

— Хочу напомнить, что националистические боевики Косова совершили вооруженный захват власти на части Сербии и объявили о создании автономного края Косово, которое было в дальнейшем признано в качестве суверенного государства рядом европейских государств и США. Эти события имели место гораздо позже, чем начало конфликта в НКР. Я не понимаю, почему существует такая избирательная система — то, что выгодно Турции признается, а то, что невыгодно — нет. Считаю, что давным-давно надо признать, что Нагорный Карабах является территорией, где население все-таки имеет право на самоопределение. Воссоединение НКР с Азербайджаном, с моей точки зрения, невозможно — слишком много ран было нанесено. Необходимо защитить право карабахцев на выбор своего пути и признание НКР суверенным государством Это мое личное мнение, и я опираюсь на международный опыт ситуации с Косово.


* Движение «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Последние новости
Цитаты
Олег Комолов

Доцент РЭА им. Плеханова

Денис Ильин

Директор Агентства по туризму Ульяновской области

Валентин Катасонов

Доктор экономических наук, профессор

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня