Торги в Женеве: На что Кремль готов променять «Посейдон», «Кинжал» и «Буревестник»?

Варианты ответов: на Украину, на отказ США от системы ПРО в Европе или на вывод американского оружия в космос

12341
На фото: самолеты МиГ-31К с гиперзвуковым авиационным комплексом "Кинжал"
На фото: самолеты МиГ-31К с гиперзвуковым авиационным комплексом «Кинжал» (Фото: Александр Рюмин/ТАСС)

Мало кто в мире ожидал, что июньский кратковременный (длившийся всего полтора часа!) саммит Байден-Путин в Женеве даст быстрые и ощутимые политические результаты. Ибо слишком близко к краю ядерной пропасти подвела мир неуклонно раскручивающаяся почти по любому поводу злобная конфронтация между США и Россией. Но вот, кажется, вопреки скептикам, настала пора для проявления осторожного оптимизма. Потому что всего около месяца минуло после встречи президентов, а в той же Женеве за закрытыми дверями уже завершился первый раунд переговоров между Соединенными Штатами и Москвой по возвращению к стратегической стабильности. Российскую межведомственную делегацию возглавляет замглавы МИД РФ Сергей Рябков, американскую — первая замгоссекретаря Уэнди Шерман. И в обеих столицах блеснули первые лучики давно позабытой там надежды.

Читайте также
Agile Spirit 2021: Грузию толкают к Пятидневной войне 2.0 Agile Spirit 2021: Грузию толкают к Пятидневной войне 2.0 Учения НАТО дестабилизируют ситуацию в регионе

31 июля президент Джо Байден о ходе женевских переговоров высказался практически этими же словами: «Мы в процессе, я преисполнен надеждой». Осторожный Путин с ответной речью пока не спешит. Вместо него в Москве тремя днями ранее, по сути, схожую оценку итогов первых консультаций в столице Швейцарии дал вице-спикер Совета Федерации Константин Косачев: «Мир отвык от таких новостей, но они, оказывается, по-прежнему возможны, несмотря на сохраняющуюся воинствующую риторику с американской стороны. Безопасность, тем более стратегическая, не терпит пропагандистской мишуры. Ей должны заниматься профессионалы, а не трибуны. Что и происходило, судя по всему, сегодня в Женеве… Комментарии переговорщиков, Рябкова и Шерман, заместителей глав внешнеполитических ведомств, на редкость близки по духу, и они оптимистичны».

Понятно, что начавшийся процесс еще на самой стартовой линии. Понятно, что по опыту прежних лет существенные договоренности в области контроля над стратегическими вооружениями достигаются годами. И все же у комментаторов и политиков во всем мире заранее велик соблазн заглянуть за кулисы важнейших российско-американских переговоров. Или, по крайней мере, попытаться угадать: что в действительности кроется за ними? Не останемся в стороне от таких попыток и мы.

Первое и, наверно, главное, что способствовало успеху первого раунда женевского процесса: американская сторона сняла, наконец, свое требование посадить за тот же переговорный стол еще и Китай. Пекин и Москва совершенно резонно были против этого. Китайцы упирали на то, что их ядерный потенциал на сегодня просто несопоставим с тем, что успели накопить Россия и США.

В качестве справки: КНР традиционно не публикует данных на сей счет. Но в прошлогоднем докладе Пентагона говорится, что у китайцев к 2020 году насчитывалось всего чуть более 200 ядерных боеголовок. В то время как по данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира по состоянию на январь того же года на вооружении Соединенных Штатов находилось 5800 ядерных боеголовок. В то же время Россия обладала 6375 ядерными боеголовками (включая находящиеся в законсервированном состоянии). Поэтому в Пекине пока и слышать не желают о трехсторонних переговорах по сокращению стратегических арсеналов. Дескать, дайте нам сначала возможность с вами сравняться, а потом уже вместе станем размышлять о совместных ограничениях.

Российская сторона, соглашаясь с этими аргументами, настаивала еще и вот на чем: если уж и приглашать китайцев к торгу вокруг оружия массового поражения, то почему там же, с точки зрения Штатов, не должны заодно сидеть и их ближайшие союзники по НАТО — французы с британцами? Внятного ответа из-за океана не было слышно. Поэтому долго не было и переговоров. До той поры, пока Байден с Путиным в июне не решили, наконец, разрубить этот Гордиев узел. И начать переговоры как обычно — в привычном для такого случая двухстороннем формате «Россия-США». Это оказалось прорывом.

Во-вторых, внезапно мягкими и пушистыми американцы в Женеве стали на фоне удивительного и стремительного прогресса РФ в создании новых видов вооружений. Весь мир уже давно признал, что все эти наши «Посейдоны», «Кинжалы», «Цирконы» и «Буревестники» — это вовсе не пропагандистские «мультики Путина», а реально существующие или находящиеся буквально на выходе в войска невиданно мощные средства боевого поражения. Нигде больше, кроме России, нынче не имеющие аналогов.

Судя по всему, разведка США в свое время просто «проспала» эти научно-технические прорывы нашей страны. Поэтому поспешно организованная погоня за нами за океаном носит в этой сфере истерический и какой-то прямо-таки пожарный характер. Вероятно, по этой причине пока попытки американцев настичь далеко умчавшуюся вперед в военно-техническом отношении Москву терпят одну неудачу за другой. Последняя в этом ряду: буквально на днях, 30 июля 2021 года, над авиабазой Пойнт-Мугу (штат Калифорния) крахом завершились очередные испытания прототипа американской гиперзвуковой ракеты AGM183A (аналога еще четыре года назад поставленного в России на боевое дежурство «Кинжала»). Ее пуск с борта бомбардировщика B-52H привел к тому, что «ракета безопасно отделилась от самолета», но ее двигатель так и не включился. Поэтому ракета просто грохнулась на землю.

Неудачей 5 апреля 2021 года завершились и первые испытания AGM183A с борта такого же бомбардировщика. Отличие только в том, что та, первая ракета, по сообщения пресс-службы ВВС США даже «не смогла завершить последовательность предстартовых операций». Поэтому вовсе не отделилась от самолета.

Что остается Вашингтону если с новым оружие ни черта не выходит ни в лабораториях, ни на полигонах? Только поскорее начинать переговоры с Россией о том, чтобы новые ракеты мы хотя бы не стали клепать как сосиски. А заодно — выиграть время для погони за нашими конструкторами. Считаю, лишь поэтому они и согласились на «новую Женеву».

При этом понятно, что там, как и на любых серьезных переговорах, идет ожесточенный военно-политический торг. Кое-какие контуры этого торга уже прорываются в общественное пространство. Первым на переговорный стол мы выложили сильнейший козырь в виде стратегического ракетного комплекса с управляемым крылатым гиперзвуковым боевым блоком «Авангард», который, как утверждают его создатели, устанавливается на межконтинентальные баллистические ракеты УР-100Н УТТХ и способен летать со скоростью, в 20 раз превышающей скорость звука. Первый полк с «Авангардами», защиты от которого не имеет и еще долго не будет иметь ни одна армия мира, заступил на боевое дежурство еще в конце 2019 года в Домбаровском (Ясненском) соединении в Оренбургской области. Что сильно опечалило Вашингтон. Там очень хотели и продолжают страстно хотеть, чтобы «Авангард» был включен в перечень ограничений такого рода оружия, предусмотренный СНВ-3. Но поскольку никаких переговоров на этот счет Соединенные Штаты при Дональде Трампе вести не желали, то и дело не сдвигалась с места.

Читайте также
В. Катасонов: «Нас ждет дефицит зерна и рост цен на хлеб» В. Катасонов: «Нас ждет дефицит зерна и рост цен на хлеб» Закон, вступивший в силу 1 июля 2021 года, может оставить Россию без основного продукта питания

С приходом в Вашингтон новой администрации, первым делом продлившей действие решительного загубленного было ее безголовыми предшественниками СНВ-3, это стало возможным. Во всяком случае, в январе нынешнего года все тот же Рябков, выступая на пленарном заседании Госдумы РФ, заявил: «Правила засчета в рамках договора [СНВ-3] будет, разумеется, распространяться на боезаряд такого нового типа, типа „Авангард“, если пройдет ратификация и состоится пятилетнее продление (этих российско-американских соглашений — „СП“)».

Договор по СНВ по инициативе Байдена был продлен Вашингтоном в феврале. Значит, путь хотя бы по некоторому «обузданию» американцами нашего «Авангарда» теперь почти открыт. Осталось договориться в Женеве: а что Москва получит взамен?

Но перетягивание «разоруженческого каната» в Швейцарии этим не ограничилось. Потому что в «послеженевских» комментариях Рябков сообщил, что мы, оказывается, готовы с американцами вести разговор заодно и о ядерном подводном беспилотнике «Посейдон», и о еще только проходящей испытания крылатой ракете практически неограниченной дальности «Буревестник», и об уже упомянутом гиперзвуковом ракетном комплексе «Кинжал». «По „Кинжалу“, „Буревестнику“ и „Посейдону“ у нас открытая позиция, и мы готовы эти темы обсуждать, но в широком контексте диалога по стратегической стабильности, что означает, что мы, со своей стороны, будем ставить перед США вопросы, которые нас интересуют», — жестко заявил Рябков. Однако, по словам российского замминистра, «ни о каких ограничениях возможностей нашей страны в данной сфере и речи быть не может».

Что, согласитесь, выглядит странновато. Потому что о чем же тогда Рябков относительно этих грозных систем вооружений согласен вести разговор? Просто продолжать стращать и без того достаточно запуганных партнеров по переговорам? Это совершенно нелогично. Американцы вон и без того заранее, до появления в океане первых российских «Посейдонов», месяц назад самым беспрецедентным образом проверили живучесть своего новейшего авианосца USS Gerald R. Ford: взяли да и взорвали у его борта возле собственных берегов разом 18 тонн взрывчатки. Заодно вызвав в штате Флорида землетрясение мощностью 3,9 балла. Зачем — никак не прокомментировали. Но было похоже, что проверяли: а выдержит ли их авианосец подводный ядерный взрыв в случае, если наш «Посейдон» все же подберется к району его боевого патрулирования?

Тогда о чем про «Посейдон», «Буревестник» и «Кинжал» Рябков готов порассуждать в Женеве с заокеанскими партнерами? Единственное, что приходит в голову в таком случае: возможно, Россия намекает, что при определенных уступках со стороны США готова сама себя добровольно ограничить в их производстве и постановке на боевое дежурство? Правда, тогда надо заранее позаботиться о подготовке общественного мнения на этот счет внутри России. Ведь нам столько рассказано об их уникальности и мощи. И вдруг…

Не этой ли самой подготовкой общественного мнения стало на днях сенсационное в сущности сообщение бывшего командующего Черноморским флотом, а затем — председателя комитета Госдумы по обороне (2011—2016 годы) адмирала Владимира Комоедова? Вот весьма категоричное экспертное мнение этого видного флотоводца: «Беспилотники типа „Посейдона“ — это вообще ерунда». Мол, чтобы в случае ядерной войны в океанских глубинах с наших баз, допустим, на Камчатке или на Кольском полуострове добраться до побережья Соединенных Штатов ему понадобится не менее семи-десяти суток. «За это время Земля прекратит свое существование», — спрогнозировал адмирал Комоедов.

Таким образом, «Посейдон» нам как бы и жалеть не следует. Можно жертвовать американцам в виде пешки. Наверное, вместе с «Буревестником» и «Кинжалом». Но тогда взамен от Вашингтона следует требовать ферзя? Какого? Столь же добровольного отказа Вашингтона от размещения систем противоракетной обороны и (или!) ракет средней дальности в Европе? Наступательных систем вооружений в ближнем космосе?

Читайте также
Концерн «Алмаз-Антей» нанес удар по американскому престижу Концерн «Алмаз-Антей» нанес удар по американскому престижу Министерство обороны закупило десять ЗРС С-500 «Прометей»

Вы не поверите, но в Киеве вдруг таким возможным жертвенным ферзем в Женеве вообразили себя. Если вкратце — мол, в знак доброй дипломатической воли Вашингтон в обмен на русские суперракеты может в Женеве запросто «подарить» Путину ни много, ни мало — целиком Украину. Взять, и фактически отказать ей, надоевшей всем в остальном мире, в поддержке.

Так, в частности, настроен директор «Украинского института анализа и менеджмента политики» Руслан Бортник. Вот его комментарий российско-американских консультаций в Женеве: «Факт этих переговоров несет в себе определенные вызовы и угрозы для украинской власти. Вызовы того, что и по Украине о чем-то могут договориться… Сам факт переговоров по стратегической безопасности говорит о категорическом изменении политической реальности, в которой существует наше политическое пространство. В том числе — Украина. Говорит о том, что Запад пытается отойти от конфронтации с Россией, разочаровался в возможности изменения режима внутри России и пытается найти условия для холодного мира. В том числе — и ценой Украины».

А что? Украина в обмен на «Посейдон» с «Кинжалом»? Это мысль! Возможно, такой торг Москвы с Вашингтоном действительно был бы уместен. Во всяком случае, по обе стороны Атлантики в итоге зажилось бы чуть спокойней. Киев, полагаю, наверняка стоит такой ракетной мессы.

Последние новости
Цитаты
Илья Гращенков

Директор Центра развития региональной политики, политолог

Алексей Сахнин

Координатор «Левого фронта»

Константин Сивков

Военный эксперт, доктор военных наук

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня