Свободная Пресса в Телеграм Свободная Пресса Вконтакте Свободная Пресса в Одноклассниках Свободная Пресса на Youtube

Лукашенко при ядерной бомбе: Кремль молчит?

Применение Белоруссией ядерного оружия мощностью от 1 килотонны до 200 килотонн технически вполне осуществимо

4556
Лукашенко при ядерной бомбе: Кремль молчит?
Фото: Владимир Головчанский/ТАСС
Материал комментируют:

Слова белорусского президента о готовности разместить на территории своей страны российское ядерное оружие в ответ на переброску американских ядерных ракет в Польшу, можно оценивать по-разному. При этом конкретики у Александра Лукашенко, как обычно, нет. Заявил громко, но издал лишь звук, за которым ничего не последует. И тому есть целый ряд причин.

Обратим внимание, что на нынешнее заявление Лукашенко никак не отреагировал российский президент Владимир Путин, да и в Госдуме РФ пока отреагировали весьма сдержанно, пообещав рассмотреть этот вопрос «с учётом складывающихся обстоятельств». Путин, который активно «продавливал» тему размещения на территории Белоруссии своих военных баз и в 2015 году даже вроде как договорился с Батькой по этому поводу (Лукашенко тогда дал задний ход), сейчас не потирает радостно ладошки, а молчит. Не верит Лукашенко или тот к нему просто не обратился? Или для России тема размещения ядерного оружия в Белоруссии стала неактуальной?

Читайте также
Силовое принуждение США к признанию Крыма русским пройдет через Сувалкский коридор Силовое принуждение США к признанию Крыма русским пройдет через Сувалкский коридор Американские эксперты призывают присвоить Тавриде статус русской колонии по примеру Гибралтара

Постараемся разобраться в истории вопроса «ядерной начинки» для Белоруссии с помощью российского эксперта, политолога Александра Зимовского, который в 2005—2008 годах был членом Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь (сенатор). Ныне проживает в Санкт-Петербурге, является медиаконсультантом.

— Для меня все эти бомбические белорусские ядерные новости — повод вспомнить о в некотором роде символической дате, — рассказывает Александр Зимовский. — Двадцать пять лет назад вместе с коллегами-военными журналистами я готовил материалы о последних стратегических ракетах, которые Россия выводила из Белоруссии. Насколько помню, это был 170-й гвардейский ракетный полк 49-й гвардейской дивизии из состава РВСН России (всего девять пусковых установок «Тополь»).

Предыстория же такова. Во время парада суверенитетов в девяностых годах прошлого века БССР, ещё будучи в составе Советского Союза, объявила себя в 1990 году безъядерной и стала за это дело со страшной силой бороться. Поэтому после вышеупомянутого вывода ракет тогдашняя местечковая националистическая пресса радостно сообщала, что «апошнія маскальскія акупанты зьехалі зь Беларусі ў Масковію».

В целом и тогда это трактовалось, и сейчас официально трактуется белорусской дипломатией как огромный внешнеполитический успех Белоруссии на пути в цивилизованные народы. А последняя ядерная боеголовка была вывезена из Республики Беларусь 23 ноября 1996 года.

Что же было до этого? Объясню. Строго говоря, ядерный компонент на территории бывшего Краснознамённого Белорусского военного округа присутствовал в оперативно-тактическом и в стратегическом вариантах.

Оперативно-тактическое ракетно-артиллерийское звено округа перед развалом СССР насчитывало несколько сотен ракет средней и малой дальности: 267 пусковых установок РСД-10 «Пионер» (эти уже тогда спешно уничтожались Советским Союзом по Договору РСМД 1987 года), ракеты Р-12, Р-14, ОТР-22 «Темп С», ОТР-23 «Ока». К маю 1992 из Белоруссии вывезли 584 ракеты средней и малой дальности с последующей их ликвидацией в России.

Что до соединений РВСН на территории КБВО и БССР (всего до 4 дивизий РВСН в разные периоды), то они входили в состав 50-й ракетной армии со штабом в Смоленске, а после её расформирования — в состав 43-й Краснознаменной ракетной армии со штабом в Виннице. Никакого отношения они к Белорусскому военному округу никогда не имели и подчинялись напрямую командованию советских/российских РВСН. Такая ситуация сохранялась вплоть до их окончательного вывода из Белоруссии в 1996 году.

Сегодня в кейсе о размещении ядерного оружия в Белоруссии есть два аспекта: международно-правовой и военно-технический.

Международно-правовой аспект предполагает, что для размещения ядерного оружия на своей территории Белоруссия должна выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО); белорусы присоединились к нему почти 30 лет назад, в 1993 году. И ещё им надо выкинуть из своей Конституции статью 18, которая неуместно по отношению к текущему моменту вещает о безъядерном статусе республики.

Военно-технический аспект выглядит несколько прозаичнее. Вообще, для артиллерийского калибра 152 мм в СССР был специально разработан ядерный снаряд мощностью от одной килотонны, официально он снят с вооружения, однако дальнейшее развитие систем ядерного оружия небольшой мощности никогда не прекращалось.

Читайте также

У Белоруссии на вооружении сегодня стоят несколько артиллерийских и ракетных систем, которые могут стрелять ядерным боеприпасом. Это советская 152-мм армейская самоходная пушка 2С5 «Гиацинт-С» и советский же тактический ракетный комплекс «Точка». Эксплуатационные сроки их на пределе, но считается, что они до сих пор в строю. Имеются также и советские буксируемые орудия 2А36 «Гиацинт-Б». Следовательно, применение Белоруссией ядерного оружия мощностью от 1 килотонны до 200 килотонн технически вполне осуществимо, потому что все необходимые средства доставки там есть.

Остаётся обучить белорусских служивых прикручивать ядерные боеголовки к ракете-носителю методом «вставить шплинт „а“ в гнездо „б“» и/или бережно обращаться с атомными артиллерийскими снарядами калибра 152 мм. И тогда министр обороны РФ Шойгу может дать команду российским прапорщикам смело открыть склады для белорусских товарищей по оружию.

Касаемо ядерных сил, которыми оперируют взрослые дяди, надо отметить, что большинство шахтных пусковых установок, остававшихся в Белоруссии, либо саморазрушились, либо были разворованы аборигенами в рамках карго-культа. Справедливости ради скажу, что разрушать ракетные шахты на территории Белоруссии первым начал все-таки Горби наш Михаил Сергеевич.

Подробности любознательные читатели могут найти на сайтах белорусских сталкеров и черных копателей, информации там полно. Лет 15 назад видел я бывшие площадки ракетной операционной базы 376-го ракетного полка в Гезгалах, в Дятловском районе Белоруссии. Довольно уныло выглядело… А теперь, слыхал, что вместо гарнизона там исправительная колония.

В военно-политическом контексте отмечу: российские ядерные силы стратегического, да и оперативного масштаба, могут появиться в Белоруссии лишь в виде самостоятельных частей и соединений ВС РФ. С подчинением российскому командованию, у которого и будут храниться все коды и ключи.

Читайте также
Отмена пенсионной реформы в обмен на QR-код: Какие шансы? Отмена пенсионной реформы в обмен на QR-код: Какие шансы? Может ли власть пойти на уступки народу для снижения напряжения из-за ковидных ограничений?

Собственно, американцы по такой схеме давно работают. У них сейчас более ста ядерных зарядов в Европе хранится в странах НАТО: на авиабазах Клейне Брогель в Бельгии, Бюхель в ФРГ, Авиано и Геди в Италии, и на авиабазе Фолькель в Голландии. Там оборудованы спецхранилища для атомных бомб B61, так называемые WS3 — системы хранения и безопасности оружия. Персонал строго американский, все системы контроля и управления у американских военных. Сейчас вот поляки очень хотят у себя такую систему завести, мы об этом с вами говорили ранее.

Так что если белорусы готовы принять полновесный, в несколько десятков мегатонн, российский ядерный зонтик прямо на своей территории, что называется, в пику заносчивым ляхам, то почему нет?

Если вернуться к молчанию Путина по поводу заявления Лукашенко о готовности принять российское ядерное оружие, то этому видится ещё одно объяснение. Сами по себе баллистические ракеты «воткнуть» в землю Белоруссии не так-то просто, даже если это будут подвижные грунтовые комплексы «Тополь-М» или «Ярс». Для их прикрытия потребуются дополнительные средства защиты от воздушного нападения — зенитные ракетные системы С-400 и более ближнего радиуса действия, желательно присутствие истребительной авиации, а также сухопутных подразделений, да ещё складов обеспечения. А это уже полноценные российские военные базы, от которых Лукашенко упорно отказывался даже в кризисный для него 2020 год, во время активизации оппозиции. Вряд ли он пойдёт на это и сейчас.

Есть и вот какой нюанс. Будучи человеком авторитарным, привыкшим править в Белоруссии безраздельно, Лукашенко как президент захочет получить доступ к «ядерному чемоданчику», коль ракеты будут находиться на территории его страны. Путин делиться контролем над ситуацией не привык — «красную кнопку» Батьке не отдаст. Может поэтому и молчит?

Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Валентин Катасонов

Доктор экономических наук, профессор

В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня