Свободная Пресса в Телеграм Свободная Пресса Вконтакте Свободная Пресса в Одноклассниках Свободная Пресса на Youtube

Одесса может стать нейтральной или российской

В Крыму назвали сроки завершения СВО

14253
Одесса может стать нейтральной или российской
Фото: Viacheslav Onyshchenko/Keystone Press Agency
Материал комментируют:

Условием завершения спецоперации России на Украине, является взятие под контроль Одессы, считает глава крымского парламента Владимир Константинов.

По его мнению, городу следует обладать российским или нейтральным статусом. Кроме того, он убежден, что Украина должна отказаться от своих агрессивных возможностей.

Константинов также считает, что при заключении мирного договора важно указать его условия, чтобы вторая сторона не нашла лазейку для несоблюдения и нарушения. Подписание документа возможно только на условиях России после ее военной победы.

«У противника не должно быть никаких иллюзий на реванш», — подчеркнул он.

Стоит отметить, что Константинов не первый раз говорит о возвращении Одессы. Меньше месяца назад он заявлял, что необходимо лишить Киев выхода к черному морю, забрав Одессу. К кому обращены эти месседжи? Мы полгода Артемовск взять не можем. Какая Одесса?

Читайте также
Российские ядерные ракеты крадутся ближе к Польше Российские ядерные ракеты крадутся ближе к Польше По Варшаве бить не будут, а вот по военным базам — вполне

— Можно сказать: не можем взять Артемовск. Но можно ведь и по-другому выразиться: пока не взяли Артемовск, — считает руководитель экспертного совета Фонда стратегического развития, политолог Игорь Шатров.

— До тех пор, пока Артемовск находится под украинским контролем, обе фразы будут правдой. Давайте решение вопроса о тактике ведения боевых действий оставим военным. Нас ведь интересует стратегия, стратегические цели СВО, а точнее, хочется получить ответ на конкретный вопрос: является ли одной из таких целей Одесса?

Чем более продолжительной по времени становится спецоперация, тем, по-моему, более ясные географические очертания приобретают стратегические цели, которые нам обозначили поначалу как освобождение ДНР и ЛНР, а также денацификация и демилитаризация Украины. Если с освобождением республик Донбасса все более или менее понятно было с первого дня, то что такое денацификация и демилитаризация, и сейчас не каждый для себя уяснил.

Объясню, как это понимаю я. Перед российской армией Верховным Главнокомандующим не поставлена задача во что бы то ни стало лишить Украину суверенитета, создать условия для ее поглощения, превращения в часть России. (Это может кому-то не нравиться, но это не мои домыслы. Владимир Путин сам уже неоднократно заявлял об этом.) Однако Украина не должна представлять военной угрозы для России. По этой причине она не может быть членом НАТО и иметь раздутую армию.

Но главное: мимикрировавшая, но от этого не перестающая быть нацистской идеология не имеет права на существование и государственную поддержку на Украине. Если к такому результату не удастся прийти мирным, дипломатическим путем, значит, придется добиваться его с помощью военной силы. При этом если в результате силового решения вопроса от Украины станут отпадать регионы, присоединяясь к России, другим странам или просто объявляя о своей независимости, значит, так тому и быть.

Судя по всему, режим Зеленского не способен на дипломатическое урегулирование конфликта. И тут просматриваются только два варианта дальнейшего развития событий: или российская армия доходит до западных границ Украины, уничтожая при этом правящий нацистский режим, либо здравомыслящие и имеющие поддержку народа силы сами свергают Зеленского и вступают в переговоры с Россией. Как в результате подобных катаклизмов самоопределится Одесса, со временем узнаем.

Но Константинов своим заявлением посылает месседж не только одесситам. Это сигнал и Тирасполю. Николаевская и Одесская области — не только последний выход к морю, оставшийся у Украины. Это и сухопутный коридор на пути в Приднестровье, которое уже давно просится в состав РФ. А на фоне ползучей «румынизации» Молдавии вопрос воссоединения Приднестровья с Россией становится как никогда актуальным.

«СП»: По мнению Константинова, городу следует обладать российским или нейтральным статусом. Каким нейтральным статусом? Как такое вообще можно себе представить?

— Как я уже сказал, на данном историческом этапе задача включения в состав России всех регионов нынешней Юго-Восточной Украины не является принципиальной. Та же Одесская область какое-то время вполне могла бы существовать в виде отдельного государственного образования, не враждебного России. Последнее, конечно, должно стать обязательным условием, при соблюдении которого российские власти могут согласиться на независимость Одессы.

Между прочим, в нулевые годы, когда экспертное сообщество «незалежной» всерьез обсуждало вопрос о возможной федерализации Украины, Одесса на большинстве карт будущей федеративной страны так и отмечалась — свободный порт Одесса. Вспомним, что именно введение Высочайшим указом от 16 апреля 1817 г. режима порто-франко (беспошлинной торговли) в Одессе обусловило ее дальнейший экономический рост.

«СП»: По мнению Константинова, Украина должна отказаться от своих агрессивных возможностей. Ну, мы восемь лет «Минска» этого ждали и что? Не кажется ли, что Украина неотделима от «агрессивных возможностей», что независимую Украину Запад все равно будет превращать в Антироссию до тех пор, пока она вообще существует? Возможна ли хотя бы в теории железобетонная гарантия?

— Железобетонных гарантий на века не существует в принципе. Но какой-то международный договор, обеспечивающий нейтральный статус Украины на десятилетия вперед, мог бы лечь в основу будущих отношений между Россией и тем, что будет называться Украиной или как-то иначе. Ну и, наверное, присутствие оккупационных войск на территории условной Украины, как это происходило с Германией и Японией после поражения во Второй мировой войне, стало бы дополнительной гарантией.

«СП»: Почему многие рассматривают Одессу как стратегическую цель. Лишение Украины выхода к морю? Или чисто символическое значение?

— Превращение Украины в сухопутное государство, конечно, сразу снизит уровень амбиций Киева. Но так как мы с вами пришли к выводу, что с нынешним киевским руководством мы по-любому ни о чем не договоримся, я бы на первый план вывел другую цель — создание сухопутного коридора в Приднестровье. Эту задачу невозможно выполнить без освобождения от укрофашистов Николаевской и Одесской областей.

«СП»: Можно ли после выхода к Приднестровью думать о завершении СВО? А Харьков? А Днепропетровск? Не говоря уже об освобождении Херсона и Запорожья. А Киев — мать городов русских?

— Если Украина и сохранит свою государственность, то только как дружественная России страна. В той или иной форме специальная военная операция должна продолжаться до достижения этой цели. Поэтому вряд ли все ограничится выходом к Приднестровью.

— Во время боевых действий важно иметь не только краткосрочные, но и долгосрочные планы, — уверен экс-боец ополчения ЛНР Александр Аверин.

— Представлять себе итоги войны, знать, для чего мы сражаемся. Одесса, как и вся Новороссия, должна вернуться в состав России.

Разумеется, в этом году об освобождении Одессы речи идти не может. Такая сложная операция, как форсирование Днепра, не может быть проведена без дополнительной мобилизации нескольких сотен тысяч человек, создания полноценной экономики военного времени и решения проблем нашей армии со связью, беспилотниками, боеприпасами, да много с чем.

Читайте также
Британский наемник-«фотокор» возвращается на Украину за новым «айфоном» Британский наемник-«фотокор» возвращается на Украину за новым «айфоном» Избежавшие казни западные головорезы снова лезут на рожон

«СП»: Но год назад шансы были реальными?

— Представим, что 50 тысяч человек, из той группировки наших сил, что впоследствии была выведена из-под Киева, Харькова и Сум, оказалась бы на южном направлении. Шансы были. Однако, они упущены. К боевым действиям надо отнестись со всей серьезностью, тогда эта возможность появится вновь.

«СП»: А насколько реально сейчас? Что, если война в Приднестровье начнется, и для Одессы появится новый стимул?

— Надо признать, что сейчас у России мало возможностей защитить Приднестровье непосредственной военной силой. Как максимум — мы можем нанести серию ракетных ударов. Приднестровье нужно защищать дипломатическими методами. Молдавия, надо сказать, войну начинать не рвется. Это нужно использовать.

«СП»: Можно ли после Одессы думать о завершении СВО? А другие русские города? Можно ли вообще какую-то Украину оставлять? Они все равно будут готовиться к боевым действиям, продолжат обстрелы и диверсионные вылазки на наши новые территории…

— В той ситуации, когда в состав России официально, согласно Конституции, вошли Донецк, Луганск, Запорожье и Херсон, полагаю, можно не заморачиваться нейтральным статусом для Одессы и Николаева. Это такие же русские регионы.

Опять же, Харьков — русский город. Эдуард Лимонов завещал вернуть его в состав России. Значит, придется это сделать. А любые потенциальные договоренности с украинским режимом будут значить еще меньше, чем Минские соглашения, которые, как стало известно, Киев никогда и не собирался выполнять. Единственный способ денацифицировать Украину — это взять под непосредственный контроль и Киев и западную границу, и посвятить денацификации не один год.

Последние новости
Цитаты
Владимир Оленченко

Старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня