Армии и войны

Радиоактивные санкции Америки

США заявили о свертывании программы по обеспечению безопасности российских ядерных объектов

  
6176

Из-за ситуации вокруг Украины США планируют свернуть сотрудничество с РФ по обновленной программе Нанна-Лугара, связанной с ядерной безопасностью. Однако Вашингтон не намерен ограничиваться прекращением сотрудничества с Москвой в области мирного использования атомной энергии, а собирается полностью пересмотреть программу финансовой и технической помощи российскому ядерному комплексу.

— Все подразделения Министерства энергетики США приступили к проверке и анализу проектов, связанных с Россией, — пишет «Коммерсант», цитируя представителя ведомства Билла Гиббонса.

Программу Нанна-Лугара в начале 90-х годов предложили сенаторы Сэм Нанн и Ричард Лугар. По данным издания, ее общий бюджет за все годы составил $ 8,79 млрд. За полгода до истечения срока действия этой программы (2012 год) МИД России заявил, что предложения США о продлении программы более не соответствуют представлениям Москвы о том, как должно быть выстроено сотрудничество в этой сфере.

США выразили готовность обсуждать этот вопрос. В итоге в июне 2013 года было заключено временное двустороннее рамочное соглашение. Согласно ему, совместных проектов у РФ и США стало меньше, а также ограничен доступ американских инспекторов на российские ядерные объекты и прекращены работы в местах хранения боеголовок. Однако страны сохранили сотрудничество в области защиты ядерных материалов, их утилизации, таможенного контроля, преобразования высокообогащенного урана в низкообогащенный, безопасного хранения атомных подлодок.

Теперь, видимо, эти проекты будут заморожены:

— Мы остановили все работы по физической защите ядерных предприятий в РФ, — сообщила представитель Национальной администрации США по ядерной безопасности Энн Харрингтон.— Сейчас на объектах установлено от 40% до 70% необходимого оборудования, но завершение работ теперь придется отложить.

Бывший руководитель 4-го Центрального научно-исследовательского института МО РФ (1993—2001) генерал-майор в отставке Владимир Дворкин говорит, что «ядерная» санкция — достаточно неприятная для нас мера.

— Санкция только подтверждает тот факт, что доверие между Россией и США в сильной степени разрушено и там, где наши страны плодотворно сотрудничали, теперь мы перестаем это делать…

Но я бы не стал говорить, что это ударит по нашей ядерной безопасности. У нас есть собственные системы охраны ядерных материалов. Пусть они не такие современные и не такие совершенные, но достаточно надежные. В какой-то степени это скажется на ядерной безопасности, но не настолько, чтобы это вызывало серьезную озабоченность.

Я думаю, каких-то ответных мер от российской стороны в ядерной сфере не будет. Вообще санкции в этой сфере крайне неудобны и для американцев, и для нас, потому что в одиночку решать любые ядерные проблемы значительно сложнее.

«СП»: — Есть слухи, что западные объекты по защите наших ядерных предприятий могут представлять для нас мину замедленного действия, мол, американцы могут воспользоваться ей как «троянским конем»…

— Такие слухи — это бред.

Руководитель управления Объединенного института ядерных исследований в Дубне Андрей Тамонов замечает: правительство России и так достаточно внимания уделяет ядерной безопасности.

— Те программы, о которых сейчас идет речь, начинались в 90-е годы, когда Россия не могла позволить себе вкладывать средства в достаточном объеме в эту сферу. И какие-то подобные программы были завершены, какие-то могли продолжаться до сих пор.

Но сегодня наша страна сама в состоянии закончить все программы и обеспечить ядерную безопасность без какой-либо сторонней помощи. Поэтому о каких-либо угрозах и снижении ядерной безопасности России после введения санкции США и речи не может быть. На мой взгляд, такая мера — очередная попытка Запада сохранить лицо, и, скорее всего, рассчитана она на внутреннюю аудиторию США, чтобы показать, мол, у нас есть достойный ответ России.

«СП»: — Наш МИД неоднократно подчеркивал: на санкции со стороны Запада будет дан адекватный ответ. Мы можем вести какие-то санкции в области ядерной безопасности в отношении США?

— Все понимают, что ядерная сфера — сфера достаточно специфичная и даже тонкая. К тому же не только Россия заинтересована в сохранении ядерной безопасности, но и наши партнеры в США и других странах Запада. Поэтому обострять отношения обоюдным ответом вряд ли кто будет.

Советник РАН, руководитель программы по ядерной и радиационной безопасности ЦЭПР и МСоЭС (с 1998 года), профессор Владимир Яблоков считает, что Россия уже давно могла сама обеспечивать защиту своим ядерным проектам, но предпочитала брать деньги у США.

— Мое отношение к этим деньгам уже давно было скептическое. Понимаете в чем дело: американцы выделяли деньги, чтобы лучше обеспечить хранение того, что мы имеем, а мы же просто «доили» американцев, по-другому это не назовешь. Мы с удовольствием брали у них деньги, а это — миллионы и миллионы долларов.

Да, когда-то финансовая помощь из-за границы нам была необходима: после 1991 года, когда у нас своих средств категорически не хватало. Американские доллары в какой-то степени просто спасали отечественную атомную отрасль, так же как наши заповедники во многом были спасены именно благодаря пожертвованиям американцев. Но сегодня, когда мы имеем столько нефтяных вышек, для нас было просто позорно брать деньги у Запада на обеспечение ядерной безопасности.

Поэтому эти санкции никак не повлияют на ядерную безопасность России.

«СП»: — То есть мы могли сами обеспечить безопасность своим ядерным объектам, но, грубо говоря, вытягивали деньги у американцев?

— Да. Мы использовали их, руководствуясь принципом: американцы дают деньги, чего их не взять?

«СП»: — Какую помощь предусматривала программа Нанна-Лугара?

— Американцы обеспокоились, что после развала СССР в разных точках мира осталось много чего, что представляло потенциальную опасность не только радиационную, но и ядерную. Потому что в советские годы мы всюду понастроили исследовательские ядерные реакторы, а под исследовательскими часто предполагались те, где будет создано более крупное оружие.

Программа состояла из двух частей. Первая заключалась в стягивании высокообогащенного урана из научных центров, которых примерно полторы сотни по всему миру было, в места, где его хранить безопасно. То есть мы из стран бывшего СССР и подконтрольных ему государств на американские деньги перевозили высокообогащенный уран, чтобы хранить его у себя в безопасных местах.

Вторая часть предусматривала немного другой аспект работы. У нас после «холодной войны» образовалось громадное количество оружейного урана и созрела идея: перевести уран-235, обогащённый до 90—95%, из которого делали бомбы, в уран с концентрацией изотопа 4−6 процента, который используется как топливо для атомных станций. В общем мы продали оружейный уран американцам, правда, коммунисты говорят, что мы очень сильно продешевили. Я не берусь это судить, скажу лишь одно: эта программа была завершена и американские атомные станции на 30% были обеспечены топливом как раз за счет нашего оружейного урана.

Также велись работы по обеспечению безопасности наших атомных станций. Американцы и европейцы в общей сложности выделили на нее более 1,5 миллиарда долларов. Благодаря этому мы действительно подняли уровень безопасности нашей атомной отрасли. Правда, с экологической точки зрения получилось полное безобразие: мы не только подняли уровень безопасности станций, но и увеличили срок их эксплуатаций. Американцы, скажем пряом, были разочарованы этим фактом. Они думали, что эти объекты доработают 5−7 до окончания срока службы, а наши обрадовались новым приборам и продлили «жизнь» станций еще на 20−30 лет. Я знаю, что в комиссия Конгресса США пришла к выводу, что Россия их таким образом просто надула.

Кстати, эти знаю некоторых американцев, которые занимались этой программой. Надо сказать, что они действительно беспокоятся о мире в целом, а не только о выгоде Америки.

«СП»: — Какие-то подобные программы еще остались?

— Так, недавно американцами была окончена (процесс, конечно, еще не закончился, но в основном — завершился) огромная программа по технологической помощи в уничтожении нашего химического оружия.

Потом была программа, не знаю, может даже она входила в программу Нанна-Лугара, по ликвидации наших атомных подводных лодок. У нас никто не знал, что с ними делать: вышедшие из строя лодки стояли по военным портам, и их надо было каким-то образом утилизировать. Американцы в этом плане здорово нам помогли. Так, совсем недавно они в рамках экскурсии были на губе Андреева — крупнейшем хранилище отработавшего ядерного топлива, где все было перестроено и приведено в порядок.

Также были программы по сбору бесхозных РИТЭГов (радиоизотопных термоэлектрических генераторов — прим. автора), разброшенных по всей стране. С помощью американцев их удалось стянуть в одно место. Но мы могли и должны были это делать сами, а не с помощью американских денег, часть из которых еще неизвестно куда уходила…

P.S. 8 апреля ближе вечеру поступило сообщение из посольства США в России о том, Вашингтон продолжает сотрудничать с Москвой по ряду ключевых тем ядерной безопасности.

Сотрудничество США и РФ в ядерной безопасности продолжается по ряду ключевых тем, — говорится в сообщении, размещенном в микроблоге дипмиссии в Twitter. Правда, по каким конкретно темам — пока не уточняется.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Григорий Сысоев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
Каковы основные проблемы Российской армии сегодня?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня