В мире

Заброшенная дорога к Храму

Почему в Европе прогрессирует дехристианизация

2023
Мусульмане в мечети Paris Great Mosque, Франция
Мусульмане в мечети Paris Great Mosque, Франция (Фото: Catherine Leblanc / Godong/Global Look Press)

Во Франции не утихает полемика по поводу преобразования заброшенных церквей в мечети. Этот процесс в стране начался не вчера и закончится, очевидно, не завтра. Но время от времени, в зависимости от обострения проблемы мигрантов или исламского терроризма, дискуссия вспыхивает с новой силой. У каждой из сторон — свои аргументы в пользу принимаемых религиозными общинами и властями решений. Так, агентство «Обозрение религиозного наследия», выражающее точку зрения светского и христианского сообщества, бьет тревогу: «От 25% до 50% церквей, построенных с 1905 года (в том году во Франции был принят очень жесткий антиклерикальный закон и конфискована вся церковная собственность, не имеющая отношения к храмам — авт.), вероятно, будут в течение ближайших 20 лет проданы. Если эти здания не найдут себе нового применения, то им грозит уничтожение!».

Мусульманские общины предлагают либо выкупать храмы для своих нужд, либо брать в долгосрочную аренду, как это давно практикуется в соседней Англии. Вокруг этого и идут споры.

«Необходимо констатировать тенденции в религиозной практике современной Франции: в то время как мусульманство прогрессирует, католическое вероисповедание регрессирует. В настоящее время в традиционно католических странах христианские здания недостаточно используются для литургических нужд. А мусульмане, несмотря на растущее число строящихся во Франции мечетей, часто сталкиваются с отсутствием соответствующих мест культа. В качестве решения проблемы, время от времени предлагается трансформировать церкви в мечети. Мы хотим дать некоторые размышления по этому вопросу», - пишет «Обозрение религиозного наследия»

По мнению агентства, «нехватка мечетей имеет место, главным образом, в малых и средних городах и их пригородах. Религиозная практика резко изменилась за последние тридцать лет. В настоящее время мусульмане являются многочисленной общиной, и они не всегда имеют соответствующие места для своих богослужебных нужд, хотя и являются очень активным сообществом. Во Франции за последние двадцать лет было построено от 100 до 150 мечетей, но только в четырёх случаях они располагаются в зданиях бывших церквей.

Так, церковь Святого Иосифа в городе Клермон-Ферран в течение более чем 30 лет арендуется мусульманской общиной города, причём христианские символы сохранены, но они закрыты новыми украшениями.

Другой случай: в коммуне Грольхет в городе Тарн. В 1981 году заброшенный храм был превращен в мечеть. Эта трансформация стала возможной благодаря поддержке муниципалитета и сотрудничеству между религиями. Еще один пример, в том же городе: в 1982 году другой бывший католический храм был преобразован в протестантский храм.

Однако следует отметить некоторые ограничения для такого преобразования.

Если церкви относятся к муниципалитету, то в первую очередь необходимо, чтобы храм был лишён характера общественной собственности, и чтобы сделать это, необходимо согласие епископа и префекта. Но если он принадлежит епархии, то в такой операции нет необходимости.

Кроме того, муниципалитет не может назначить цену зданию церкви меньше, чем его реальная стоимость, так как в противном случае будет нарушен принцип недопустимости государственного финансирования религиозного культа.

Необходимо принять во внимание, что во многих случаях заброшенные церкви расположены в сельской местности, в небольших деревнях, где мусульман нет. Таким образом, спрос и предложение на места культа имеют мало шансов совпасть.

Ещё одно препятствие — необходимо, чтобы в архитектуре или украшениях здания не был слишком представлен его христианский характер. Трудно себе представить, например, мечеть с витражами с изображением распятия. Кроме того, переделки церквей затруднительны, когда они классифицируются как исторические памятники, а таковых в настоящее время уже почти 15 тысяч.

И, наконец, даже если все эти условия соблюдены, по-прежнему необходимо, чтобы местное сообщество являлось достаточно гибким, чтобы принять такую?? трансформацию.

Подобные преобразования были проведены в крупных городах, таких как Лилль (Часовня доминиканских сестер) и Нант (Шапель Санкт-Кристоф).

А вот в городе Вьерзон в 2013 году возникли проблемы по передаче церкви Сен-Элой. Это здание, построенное в 50-е годы, являлось собственностью епархии Бурже. Последняя пожелала с ним расстаться, чтобы облегчить свои финансовые расходы. Среди тех, кто был заинтересован в покупке, была ассоциация, представляющая мусульман города. Ассоциация объявила о планах превратить церковь в мечеть. Это заявление вызвало бурную реакцию со стороны населения, причём не только местного. В связи с этим продавец выбрал иное решение.

Эти примеры показывают, что такие проекты осуществимы. Но они также демонстрируют важность принятия этого типа трансформации местным сообществом, и эта реакция может способствовать успеху или неудаче такого предприятия. Таким образом, необходимо учитывать материальные и правовые ограничения".

А вот точка зрения мусульман Франции, опубликованная на сайте desdomesetdesminarets.fr

«Предложения преобразовать пустующие церкви во Франции в места мусульманского богослужения привели к полемике. В то время как некоторые видят в нём провокацию, другие утверждают, что оно будет лить воду на мельницу «Национального фронта». Напомним, что эта партия выступает против строительства любых новых мечетей во Франции, в том числе расположенных в старых зданиях и в промышленной зоне.

Если случаи преобразования заброшенных церквей в мечети во Франции можно пересчитать по пальцам одной руки, то в других странах, особенно в англо-саксонских, для которых достаточно сильны традиции открытости протестантских церквей, это не редкость. Там церкви арендуются, передаются или продаются мусульманским объединениям для превращения их в мечети. Мусульмане вовсе не пытаются получить эти помещения бесплатно. В Лилле бывшая часовня Доминиканских сестер впервые была сдана мусульманам в аренду в 1973 году и 20 лет спустя они выкупили это здание у епархии.

Вопреки распространённому мнению, проблема касается не только сельской местности, но и таких городов, как Руан и Рубе, где имеются большие мусульманские общины, которые нуждается в своих местах культа.

В Великобритании из общего количества чуть более 1700 мечетей около сотни являются бывшими церквями, преобразованными в мечети. Это вполне соответствует британской традиции. Например, часовня Унитарной церкви в Манчестере, была объявлена историческим памятником в 1974 году. Она была построена в 1837 — 1839 годах, сначала здание занимали различные протестантские церкви, затем до 70-х годов — Свидетели Иеговы. С 1974 по 2006 годы оно использовалось как мечеть, а также культурный и образовательный центр для мусульманской общины, которые до сих пор занимают часть часовни. Это пример того, как здание могло быть полезно для всех проживающих там общин"…

Я достаточно долгое время находился в Западной Европе, очень хорошо владею французским, и знаю некоторые моменты отношения там к религии, особенно к католицизму, которые не прописаны ни в каких конституциях.

В соответствии с европейской светской традицией, ведущей начало от французских просветителей XVIII века, религия есть «заклятый враг прогресса», хотя её положение разнится от страны к стране. Во Франции атеизм фактически является государственной идеологией при всех сменяющих друг друга правительствах — поэтому жесточайший антиклерикальный закон от 1905 года и поныне в силе. В Бельгии — несколько более либерально, а вот в Италии церковь продолжает отстаивать свои позиции в обществе.

Неписаные правила игры в Западной Европе таковы: власти и политические силы не могут открыто заявить о своём атеизме или неприятии религии — рискуют проиграть на выборах. Но они с удовольствием пускают в ход все средства, чтобы непрямым образом ослабить и уязвить христианские верования, а также лишить их источников финансирования. Можно вспомнить исключительно шумные кампании против священников — педофилов, про пресловутые однополые браки, являющимся прямым оскорблением церкви. Хотя отношение французов к геям, как и их процент, ничем не отличаются от таковых в России.

В данном случае дискуссию и практику передачи зданий мусульманам надо рассматривать в свете общей европейской тенденции по десакрализации религии. В данном случае — через её культовые места. Налицо замаскированное стремление видеть в перспективе как христианство, так здания церквей, лишь в качестве исторических экспонатов.

Вопрос в том, кому это на руку?

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владимир Лепехин

Директор Института ЕАЭС

Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
article