В мире / Война в Сирии
16 ноября 2015 15:17

Что будет после Парижа

Редакция The New York Times считает, что позиции России и США сблизились

2818

Редакционная статья The New York Times

Террористические атаки, прогремевшие в минувшую пятницу в Париже, совершенный накануне двойной теракт в Бейруте и крушение российского пассажирского лайнера на Синайском полуострове 31 октября открыли новую фазу войны Исламского Государства* против Запада. Эти теракты говорят о готовности Исламского Государства наносить удары далеко за пределами контролируемых им территорий в Ираке, Сирии и расширяющейся зоны влияния в Ливии. Вызов странам, в адрес которых звучат угрозы, огромен.

Атаки Исламского Государства трудно предсказать и предотвратить. В Европе каждая из них усиливает позиции крайних националистов, готовых воспользоваться случаем, чтобы демонизировать сограждан-мусульман, иммигрантов и беженцев, а также потребовать закрытия внутренних границ Европы.

Исламское Государство должно быть повержено. Однако эта задача требует терпения, решимости, координации стратегии и целей, чего драматически не хватает странам, ведущим войну против ИГИЛа, в особенности Соединенным Штатам Америки и России.

Президент Франции Франсуа Олланд прямо назвал теракты в Париже «актом войны» и поклялся ответить на них «безжалостно». В воскресенье французские военные самолеты бомбили сирийский город Ракка — укрепленный район Исламского Государства. От Олланда ожидаются дальнейшие инициативы, мы о них услышим в обращении к парламенту, которое прозвучит в Версале на экстренном заседании в понедельник. На вооружение Францией сегодня уже и так взяты самые жесткие полицейские методы антитеррористической борьбы, включая драконовские меры, к которым призывают крайне правые националисты, такие, как лидер Национального Фронта Марин Ле Пен. Эти меры способны привести к еще большему отчуждению 5-миллионной мусульманской общины Франции без создания каких-либо гарантий от новых терактов.

Читайте по теме

Сирийский паспорт, обнаруженный рядом с трупом одного из парижских террористов, оказался принадлежащим соискателю политического убежища, въехавшему в Европу через Грецию. Этот паспорт вызвал подъем антииммигрантских настроений и радикализацию требований о закрытии внутренних европейских границ. Доказательств, что паспорт принадлежал убитому террористу, нет. Но даже если один из атаковавших прибыл в Европу в потоке беженцев, то первый из террористов, Омар Исмаил Мостефай, был не беженцем, а французским гражданином, родившимся и выросшим в городке к югу от Парижа.

Плеснуть горючего в костер страстей, бушующих вокруг беженцев и мусульман в Европе, безо всякого сомнения было главной целью атак, предпринятых Исламским Государством в Париже. Территория, на которой прогремело большинство террористических актов, представляет собой многонациональные районы на востоке Парижа, существенную часть населения которых составляют молодые профессионалы. Выбор этих территорий мог быть продиктован стремлением дать понять: толерантность не является защитой от «надвигающегося шторма», о котором говорится в коммюнике Исламского Государства.

Франция обязана принять все необходимые меры для защиты своих граждан, как обязаны это сделать и другие западные и ближневосточные страны, мирному существованию которых угрожает кровавая мечта Исламского Государства о новом халифате. В то же время становится ясно, что предотвращение дальнейших атак потребует от находящихся под угрозой государств поиска пути прекращения гражданской войны в Сирии, позволившей террористической группировке получить финансирование, завоевать территорию и установить на ней свою власть. Участвующим в войне странам необходимо тесное взаимодействие, в особенности это касается Соединенных Штатов Америки и России. Необходимо также убедить как можно больше европейских и ближневосточных стран принять участие в миссии.

Вплоть до нынешней волны террористических актов уверенность Америки в том, что эта организация является главным противником, не до конца разделялась Россией, чьи боевые операции в большей степени преследовали цель защиты своего союзника, президента Сирии Башара Асада. Однако в последнее время Россия предприняла несколько многообещающих шагов в сторону более тесной кооперации.

На встрече в Вене в субботу представители более десятка стран, заинтересованных в скорейшем прекращении сирийской войны, включая государственного секретаря США Джона Керри и российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, разработали пробный план поэтапного перехода власти к временному правительству и проведению выборов в Сирии. На встрече G20, проходящей в Турции, Сирия и ИГИЛ стали темами для не терпящей отлагательства дискуссии, которую, по всей вероятности, отдельно вели между собой американский президент Барак Обама и российский президент Владимир Путин.

Читайте по теме

Террористические атаки в Париже породили волну паники во всем мире, взрывы в Бейруте и гибель российского гражданского самолета являются не менее жуткими преступлениями. ИГИЛ дает понять, что от него негде спрятаться, и ни одна страна мира не может чувствовать себя в безопасности, пока народы не выступят единым фронтом и не положат конец этому бедствию.

Перевод Станислава Варыханова

Оригинал статьи.


* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Последние новости
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Игорь Скурлатов

Доктор политических наук, профессор Московского института национальных и региональных отношений

Максим Кривелевич

доцент кафедры «Финансы и кредит» ШЭМ ДВФУ

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня