В мире
20 мая 2010 11:14

Прежде чем грозить войной, Пхеньян посоветовался с Пекином

Эксперты пришли к выводу, что южнокорейский корвет пустила на дно подлодка КНДР

23

Доклад официальной комиссии по изучению причин гибели военного корабля Южной Кореи взбудоражил мировое сообщество. Международная группа экспертов пришла к однозначному выводу: корвет «Чхонан» в конце марта 2010 года был уничтожен торпедой, выпущенной северокорейской подводной лодкой. «Никаких других объяснений быть не может», — считают эксперты. Основное доказательство — найденные фрагменты торпеды. Власти КНДР назвали подобные обвинения выдумкой, а доклад экспертов — сфабрикованной фальшивкой, однако им никто не поверил. Южная Корея заявила, что в отношении Пхеньяна будут приняты жесткие меры. Сеул поддержали Соединенные Штаты и Япония, Китай пока воздержался от каких-либо комментариев и занял нейтральную позицию. Между тем, руководство Северной Кореи пригрозило войной, если в отношении КНДР будут приняты новые санкции. Напомним, что корвет «Чхонан» Южной Кореи был затоплен в конце марта в Желтом море. При этом погибли 46 моряков.

Чем закончится разборка между Северной и Южной Кореями, рассуждает заместитель директора Института Дальнего Востока РАН, профессор МГИМО Сергей Лузянин.

«СП»: — Сергей Геннадьевич, как отразится взрыв корвета на межкорейских отношениях?

— Расследование причин гибели корвета — это дело спецслужб. Я не знаю, кто и как его потопил, и ситуация там может оказаться сложнее, чем ее представляют официальные источники. Гораздо важнее состояние отношений между двумя Кореями и то, куда они двигаются.

Состояние это неустойчивое и нестабильное. Позитивная сторона — то, что после визита Ким Чен Ира в Китай появились некоторые положительные моменты, связанные с оказанием определенного влияния или даже давления Пекина на Пхеньян. Выражается это, прежде всего, в возвращении Северной Кореи в шестисторонние переговоры, вовлечение ее в микрореформы по китайскому опыту, наконец, в частичной нормализации отношений с США, Южной Кореей и Японией.

«СП»: — Китай способен ощутимо давить на Северную Корею?

— Китайский ресурс достаточно большой. Причем, не только экономический — Северная Корея находится на больших дотациях Китая. У Китая большой и политический ресурс. Здесь есть некоторые вещи, которых мы не знаем, но есть и личностные отношения лидеров, и авторитет Ху Цзиньтао…

Китай всегда выступает на мировой арене не то, чтобы адвокатом, но неформальным покровителем Северной Кореи. Впрочем, и формальные: между двумя странами существует практически союзнический договор.

«СП»: — Почему при таком раскладе вы говорите о нестабильности?

— Новый президент Южной Кореи ужесточил позицию, и достаточно жестко заявил, что ничего просто так Северной Кореи даваться не будет, а только в обмен на шаги по нормализации, денуклеаризации, развитию шестисторонних переговоров.

Сегодня межкорейские отношения хуже, чем, допустим, при прежнем президенте Южной Кореи. Зато отношения США и Северной Кореи стали лучше — по крайней мере, были лучше до взрыва корвета, — чем два года назад.

«СП»: — Какая роль в создании такого неравновесного положения Сеула?

— Понятно, что не Сеул определяет в данном случае ситуацию. Она решается в Пекине и Вашингтоне, отчасти в России. Поэтому сегодня, если оценивать по школьной пятибалльной системе, ситуация на тройку, может, даже на три с минусом. Но она не взрывоопасна, не означает, что стороны — накануне военного конфликта, локальной войны.

«СП»: — То есть, войны не будет?

— Я бы не стал говорить о войне, потому что вряд ли до этого дойдет. Все-таки внешние силы стабилизируют ситуацию, и держат ее под контролем.

«СП»: — Штаты и Япония сказали, что поддерживают заявление Южной Кореи о том, что в отношении Пхеньяна будут приняты жесткие меры. А какие меры могут быть приняты?

— Самые разные: и в плане инициатив по резолюции Совета безопасности, на двухсторонних уровнях, в плане экономического воздействия — для ограничения и полной ликвидации небольших объемов помощи. В целом, Сеул здесь инициирует и разогревает обстановку. Его, конечно, можно понять. Но меры — это не новая резолюция Совета безопасности, не более жесткие меры. Речь идет, скорее, о мерах на двустороннем уровне, возможно, морально-психологического характера. Но это не военные меры.

«СП»: — К чему тогда заявление Северной Кореи о том, что возможен военный ответ?

— Эти заявления постоянно публикуются, озвучиваются и интерпретируются. Думаю, Ким Чен Ир не просто так недавно ездил в Китай. Думаю, эти заявления частично согласованы, частично Китай дал понять, что можно, где предел, что уже нельзя. Я могу ошибиться, но все же есть некие неформальные консультации между Пекином и Пхеньяном.

Китай кровно заинтересован в стабильности, для него какой-то конфликт у себя на границе, на Корейском полуострове, просто смерти подобен. Поэтому Китай никогда не допустит конфликта между корейскими государствами в любом формате, он все сделает, чтобы потушить его и как-то законсервировать.

В этом смысле заявления Пхеньяна традиционны. После выхода Северной Кореи из договора по нераспространению ядерного оружия, и даже раньше, подобные заявления периодически делаются в разных формах. Два года назад, когда обострились отношения с США после пуска северокорейских ракет, были заявления, что Северная Корея ответит морем огня на любые попытки Америки давить, сметем все в прах, и так далее. Такие заявления — традиционная и отработанная форма позиционирования официальной Северной Кореи. Для них, можно сказать, это нормальная форма ответа. Но это не значит, что завтра Северная Корея начнет реальные боевые действия.

«СП»: — Вернемся к корвету. Если Пекин так успешно контролирует Пхеньян, почему же он допустил такую акцию?

— Китай стопроцентно не контролирует ситуацию. Он оказывает помощь, поддерживает северокорейский режим. Но КНДР абсолютно независимое государство, у нее есть свой маневр, своя самостоятельность.

Как потопили «Чхонан»

Корвет «Чхонан» был уничтожен тяжелой акустической торпедой CHT-02D с боевой частью мощностью 250 кг, говорится в распространенном в Сеуле докладе комиссии по изучению причин гибели корабля. В ее работе принимали участие военные и гражданские эксперты, в том числе из США, Британии, Австралии и Швеции.

Они провели, в частности, компьютерную симуляцию инцидента, которая показала, что торпеда взорвалась на расстоянии 3 метров от турбины по левому борту корабля на глубине 6−9 метров. Мощность заряда составляла примерно 250 кг. Взрыв вызвал ударную волну и столб воды, который разломил корабль надвое.

15 мая, указывается в докладе, в районе гибели корвета были найдены фрагменты винта и двигателя торпеды. Как утверждается в докладе, на найденном фрагменте двигателя имеется надпись «номер один» с использованием корейского алфавита. И она соответствует стилю и шрифтам маркировки на северокорейской торпеде, которую несколько лет назад удалось выловить южнокорейской разведке.

Было также зафиксировано, говорится в докладе, что малая подлодка и её корабль-база за 2−3 дня до инцидента вышли с территории КНДР. Через 2−3 дня после уничтожения корвета они туда же вернулись. В это время в районе инцидента не было зафиксировано подводных лодок других стран.

Корвет «Чхонан» водоизмещением 1200 тонн раскололся надвое и затонул в Желтом море неподалеку от линии разграничения с зоной контроля КНДР. Погибли 46 из 104 членов его команды. Это стало самой большой катастрофой в ВМС Южной Кореи после окончания Корейской войны 1950−53 гг. Пхеньян не признает линию разграничения в Жёлтом море, которая была в одностороннем порядке установлена американскими вооруженными силами. С конца 1990-х годов там периодически происходят стычки между кораблями двух стран.

Последние новости
Цитаты
Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Борис Шмелев

Политолог

Александр Саверский

Президент Общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов»

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня