Меркель позволила мигрантам расправляться с чиновниками и полицейскими, запугав их до ужаса

Закон в Германии не стоит даже той бумаги, на которой он напечатан

5462
Меркель позволила мигрантам расправляться с чиновниками и полицейскими, запугав их до ужаса
Фото: DPA/TASS

66-тысячный город Керпен, что в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия, расположен на территории крупнейшего месторождения бурого угля в Европе — Рейнского угольного бассейна. В десятке километров от него начинается древний Хамбахский лес. Против его дальнейшей вырубки для расширения угольного карьера экоактивисты многократно устраивали массовые протестные акции. Доходило до ожесточённых схваток с полицией, пострадавшие были с обеих сторон. В октябре 2018 года экоактивисты добились временного судебного запрета на вырубку леса, но страсти не улеглись и по сей день.

Что леваки, что нацики — методы одни

Неделю назад бургомистр Керпена 53-летний Дитер Шпюрк, занимающий эту должность с 2015 года, официально объявил, что из-за угроз, поступающих уже не только в его адрес, но и в адрес членов его семьи, он отказывается выставлять свою кандидатуру на сентябрьских муниципальных выборах. Своё решение он объяснил так:

«Когда угрозы поступали лично мне, когда за мной демонстративно осуществляли слежку, когда царапали и протыкали покрышки моей машины, а листовки с оскорблениями меня клеили на двери Ратуши, я всё это воспринимал, как допустимый риск моей работы. Но когда теперь я нахожу в почтовом ящике анонимки, в которых левые экстремисты пишут, что если я не стану усердно работать в защиту Хамбахского леса, то мои дети почувствуют это на себе, а праворадикальные противники политики в отношении беженцев грозят, что если что-то произойдёт с ребёнком в Керпене (с 2015 года в Германии прошли десятки судебных процессов по обвинению мигрантов в изнасилованиях и убийствах немецких девушек и девочек-подростков. — С.Д.), то это отразится и на моих детях, то такой риск я считаю неприемлемым. В обществе растёт жестокость, я боюсь за свою семью».

Читайте также
Паника вокруг коронавируса 2019-nCoV доведет рубль до девальвации уже через неделю Паника вокруг коронавируса 2019-nCoV доведет рубль до девальвации уже через неделю В турбулентности, охватившей мировую экономику, валюте РФ остается только дешеветь

Несколькими днями ранее похожий скандал случился в другом рейнвестфальском городе — 37-тысячном Кампф-Линтфорте. Его бургомистр — 60-летний Кристоф Ландшайдт обратился в полицию с просьбой выдать ему разрешение на приобретение и ношение огнестрельного оружия. Свою просьбу он обосновал тем, что он и его семья постоянно получают угрозы со стороны правых экстремистов из-за его позиции в отношении беженцев. Когда в выдаче такого разрешения ему отказали, Ландшайдт — сам профессор международного права — обратился в суд. Его жалоба пока не рассмотрена, но в качестве промежуточного решения министр внутренних дел Северного Рейна-Вестфалии Герберт Ройль распорядился обеспечить бургомистра государственной защитой.

Оба эти случая — со Шпюрком и Ландшайдтом — получили широкий общественный резонанс. Тем более, что в те же дни немецкие СМИ со ссылкой на данные Федерального ведомства уголовной полиции сообщили о значительном росте в Германии в 2019 году числа нападений на выборных должностных лиц, судей, а также государственных и муниципальных служащих.

Так, в Рейнланд-Пфальце число преступлений этой категории с 25 в 2018 году возросло до 44 в 2019-м, в Баден-Вюртемберге — с 81 до 104, а в Нижней Саксонии — со 108 до 167. На востоке страны (бывш. ГДР) этот показатель увеличился ещё больше: в Саксонии с 99 до 197, а в Тюрингии с 43 до 101. Из общего по стране количества нападений в 36% случаев атаковавшими были правые экстремисты, в 20% - левые экстремисты и 44% случаев нельзя было отнести ни к одной из этих двух категорий. Отдельно сообщалось о нападениях на берлинских полицейских. По данным столичного Полицайпрезидиума, в 2019 году было зарегистрировано почти 7 тыс. атак на стражей порядка, то есть в среднем в сутки нападениям подвергались 19 сотрудников полиции (причём речь идёт именно о тех, кто в форменной одежде, то есть нападающий заведомо знает, что перед ним полицейский).

Самым резонансным преступлением 2019 года в отношении немецких должностных лиц стало убийство главы административного округа Кассель 65-летнего члена ХДС Вальтера Любке, активно поддерживавшего миграционную политику «открытых дверей» канцлера Ангелы Меркель. Его тело с огнестрельным ранением в голову нашли в ночь на 2 июня. По обвинению в его убийстве был арестован 46-летний правый экстремист Штефан Эрнст, следы ДНК которого обнаружили на месте преступления. Первоначально он признался в содеянном, но позже показания изменил, заявив, что стрелял его сообщник. Следствие отрабатывает версию возможной связи убийства Любке с серией убийств, совершённых в период 2000—2006 годов членами праворадикальной террористической группировки «Национал-социалистическое подполье» (в канун ареста двое из троих её членов покончили жизнь самоубийством, а в 2018 году по этому делу была осуждена на пожизненное заключение последняя из оставшихся в живых членов группировки, ныне 45-летняя Беата Чепе). Под подозрением находится бывший сотрудник гессенской контрразведки, изгнанный со службы за симпатии к неонацистам.

Читайте также
Влияние Греты Тунберг? В России появится «Зеленая альтернатива» Влияние Греты Тунберг? В России появится «Зеленая альтернатива» Станет ли новое движение очередным кремлевским спойлером

На ситуацию, сложившуюся в Керпене и Кампф-Линтфорте, ведущие политики Северного Рейна-Вестфалии отреагировали бодрящими заявлениями. Так, министр по делам муниципалитетов Ина Шарренбах заявила, что возглавляемое ею ведомство «уже с мая начнёт посвящённую предстоящим выборам „кампанию уважения“ („Respekt-Kampagne“), направленную на воспитание в гражданах уважительного отношения друг к другу».

По словам же земельного министра внутренних дел Герберта Ройля, «мы вырабатываем контрмеры против подстрекательства и нападений на бургомистров, а также сотрудников полиции, пожарных, спасателей и журналистов». При этом министр подчеркнул, что «число политически мотивированных преступлений против муниципальных чиновников и выборных лиц у нас снизилось с 44 в 2017 году до 20 в 2019-м».

Попутно Ройль прокомментировал инцидент с Ландшайдтом: «Я думаю, что желание вооружиться — это совершенно неправильное решение, — заявил он. — Также неправильно и практически невозможно обеспечить телохранителями всех штатных работников и общественных деятелей или выставить полицейских на каждом перекрёстке. Нужно определиться: или закон распространяется на всех, или мы действуем под девизом „каждый сам устанавливает закон для себя“. Но тогда и преступные кланы, и защитники Хамбахского леса начнут сами устанавливать, когда им применять насилие. Нет, один и тот же стандарт должен применяться везде».

Читайте также
Отравился или отравили: Российский советник в Южной Осетии умер после скандала в Минздраве Отравился или отравили: Российский советник в Южной Осетии умер после скандала в Минздраве Гибель Игоря Галя с супругой напоминает смерть премьер-министра Грузии в 2005 году — причиной сразу назвали угарный газ

Парализующая политкорректность

О том, насколько соблюдается в современной Германии провозглашаемый Ройлем принцип «единого для всех стандарта» — поговорим позже, а сейчас поясню, что он имел в виду, упомянув преступные кланы.

Ещё в мае 2018 года — то есть спустя год после назначения главой земельного МВД, — Ройль обнародовал проделанный в возглавленном им министерстве анализ криминогенной ситуации, показавший наличие в Северном Рейне-Вестфалии 104 преступных турецко-арабских кланов. Как сообщал тогда Ройль, «рассредоточены они по территории всей федеральной земли, и не только по городам, но и по сельской местности. На без малого 6,5 тыс. подозреваемых, аффилированных с этими кланами, лежит ответственность за 14 225 преступлений, совершённых в период 2016 — 2018 годов. Речь идёт о двух убийствах, 24 покушениях на убийство и огромном количестве фактов нанесения телесных повреждений разной степени тяжести, а также грабежа и шантажа. По нашим данным, члены кланов поддерживают связь с поставщиками наркотиков из Южной Америки, также есть доказательства участия кланов в финансировании, транспортировке и продаже наркотиков в Германии. Наряду с тем кланы ведут и легальный бизнес — у них свои автосалоны, автомастерские, охранные фирмы. Однако главная цель всех этих предприятий — отмывание денег и прикрытие преступных махинаций. Члены кланов всегда следуют двум основополагающим принципам: на первом месте для них стоит честь семьи, а за ней следует так называемое право сильнейшего. Руководствуясь этими принципами, преступные кланы игнорируют немецкий закон».

При этом, по словам Ройля, «на протяжении многих лет сообщения об этой проблеме, получаемые от граждан и из полицейских кругов преднамеренно игнорировались. Происходило ли это из-за ошибочного понимания политкорректности или потому, что считалось, будто бы вещи, которые не должны происходить, попросту невозможны, в любом случае, теперь с этим покончено. Мы должны жить под властью закона, а не под властью кланов».

Преступные кланы ближневосточных иммигрантов уже давно являются большой проблемой Германии. Располагаются они не только в Северном Рейне-Вестфалии, но и в Нижней Саксонии, Бремене и Берлине. В недавно показанном крупнейшей немецкой телекомпанией ARD документальном фильме о преступных семейных кланах выходцев с Ближнего Востока, президент Федерального ведомства уголовной полиции ФРГ Хольгер Мюнх рассказал, что «примерно в одном из каждых трёх судебных процессов в числе подозреваемых обязательно фигурируют иммигранты».

Сказанное Мюнхом относилось, в первую очередь, к набирающим силу в преступном мире Германии в последние годы войнам между иммигрантскими кланами за перераспределение сфер влияния. Прибывшие во время миграционного кризиса 2015−2016 годов кланы из Сирии, Ирака и других стран, пытаются отвоевать себе позиции у преступных семейных банд, основанных иммигрировавшими в Германию в конце 1970-х выходцами из Ливана, где в те годы шла гражданская война. Но проблема не ограничивается исключительно кланами.

Как уже не раз отмечалось многими немецкими политологами, всплеск преступности мигрантов в Германии произошёл на фоне массового притока в страну беженцев (более 1,1 миллиона человек только в 2015 году). И уже вскоре антимиграционная тема стала главной в общественной дискуссии на бытовом уровне и в интернете. При этом, в сознании значительной части немецкого общества размылось отмежевание от правого экстремизма и исчезло табу на использование силовых методов в разрешении волнующей его проблемы. Это объясняет то обстоятельство, что большинство лиц, совершивших преступления против мигрантов, до этого вообще не имели никаких связей с правыми и даже не были замечены в каких-либо симпатиях к ним.

Наряду с правым экстремизмом, выросли правонарушения и со стороны левых радикалов. Всё чаще антиглобалисты, молодчики из AntiFa и «хаоты», используя тактику «чёрный блок» (одежда чёрного цвета и закрытые чёрными масками лица затрудняет их идентификацию полицией), устраивают массовые побоища с правыми, вступают в жестокие схватки с полицейскими, присоединяются к разрёшенным властями митингам и демонстрациям для последующей организации массовых беспорядков с битьём витрин, поджогами автомашин и т. п. Они же при полной благосклонности этаблированных партий и левых СМИ (а таковых большинство) устраивают настоящую травлю партийцев из «Альтернативы для Германии» — единственной из представленных в Бундестаге партий, последовательно выступающей за прекращение бесконтрольной иммиграции.

Что же касается преступности кланов, то нельзя сказать, что вся роль немецкой полиции в борьбе с этим явлением сводится лишь к регистрации совершённых им противоправных деяний. Уже не первый год полиция ведёт по ним «беспокоящий огонь», проводя массовые рейды с обысками, задержаниями и арестами недвижимости, приобретённой на средства, добытые преступным путём. Вот только, как правило, всё заканчивается пшиком: за недостаточностью доказательств задержанных отпускают, а следствие месяцами, а чаще годами (!) топчется на месте. Вот пара характерных примеров таких акций:

Как сообщал в сентябре 2019 года таблоид Bild, в среду, 4 сентября, в центре внимания полицейских оказалась македонский клан, ведущий в Германии бизнес в сферах строительства, недвижимости и уборки, при этом поддерживающий тесную связь с Албанией. Как установила полиция, члены клана предоставляли целый «пакет услуг» по нелегальному въезду в ФРГ большого количества албанцев, обеспечивая их фальшивыми греческими и итальянскими паспортами. Также они предоставляли жильё нелегалам, получая от них от 300 до 500 евро арендной платы с каждого. С договором на аренду и фальшивыми документами мигранты регистрировались в Германии. Документы были сделаны столь качественно, что в немецких службах не распознавали подделки. С официальной справкой о регистрации по месту жительства, которую нелегалы получали, благодаря договору об аренде с кланом и фальшивым документам, они приобретали право на работу, а соответственно и на свободное передвижение по ЕС. Расследование длится уже два года. За это время правоохранители выявили более 70 эпизодов мошенничества. Сейчас полиция ведёт расследование против 8 подозреваемых в контрабанде и подделке документов. В рамках рейда изъято большое количество фальшивых греческих паспортов, водительских удостоверений, крупные суммы наличных, револьвер и две винтовки. В полицейском участке собрали информацию о 34 задержанных, их сфотографировали, взяли у них отпечатки пальцев и… отпустили.

Читайте также
Между Аллой Пугачевой и Бузовой пробежала черная кошка Между Аллой Пугачевой и Бузовой пробежала черная кошка Звезда «Дома-2» заигрывала с кем не надо и взбесила Примадонну

Или ещё более свежий пример — за январь 2020 года. Как писала берлинская газета Der Tagesspiegel, «во вторник, 14 января, силами 180 правоохранителей с привлечением бойцов спецназа провели по 9 адресам в трёх районах Берлина и трёх федеральных землях (Бранденбург, Тюрингия и Северный Рейн—Вестфалия) полицейскую операцию против чеченцев из исламистской среды. В ходе обысков изъяты наличные деньги, рубящее и колющее оружие, а также электронные носители информации. Как сообщила прокуратура Берлина, поскольку прямой опасности совершения преступлений нет, арестов не производилось».

А судьи что?

А вот пример судейской работы: со вторника, 28 января, в суде Дрездена находится 20-летний тунисец Амин Дж., которому было отказано в предоставлении убежища в Германии. Его обвиняют в совершении в период с 13 апреля по 28 июля 2019 года более чем 30 преступлений, в числе которых вождение без прав, грабежи и разбойные нападения, кражи со взломом из квартир и магазинов, нападения на женщин, причинение опасных телесных повреждений и др. Всякий раз, кроме последнего, когда он был арестован, его допрашивали и… отпускали! Сейчас он ждёт приговора суда, после вынесения которого он будет — нет, не водворён в тюрьму, а депортирован на родину!

Ещё пример: как установлено компетентными органами ФРГ, 29-летний гражданин Турции Ахмет К., неоднократно задерживаемый за нападения и нарушение закона об оружии, являясь салафитом (приверженцем радикального ислама), представляет угрозу безопасности Германии. Он был задержан в апреле 2019 года в нижнесаксонском Гёттингене и подлежал депортации в Турцию. Однако судебная коллегия Федерального административного суда, рассмотрев в жалобу Ахмада К., поданную его защитником, отменил решение МВД Нижней Саксонии о его депортации. Основание: Ахмед К. опасен, но не настолько, чтобы депортировать его из Германии (?!). На свободу «не настолько опасный» Ахмед был отпущен прямо из судебного зала.

«Я разочарован таким решением судей, — сказал потом министр внутренних дел Нижней Саксонии Борис Писториус. — Лично я предпочёл бы иное решение». В недоумении и вице-президент Профсоюза полиции Йорг Радек: «Для полицейских это разочаровывающий вердикт, — сказал он. — Но мы должны его принять. Для граждан же остаётся вопросом, насколько справедливы наши суды». Добавлю к сказанному комиссаром Радеком: и насколько они эффективны! Поясню, что имею в виду.

Эту статью я начал с упоминания о массовых протестных акциях экозащитников Хамбахского леса. В ходе последней из них (в сентябре 2018 года) были задержаны десятки леваков. Всем им предъявили обвинения в невыполнении законных требований полицейских и оказании сопротивления. Судили и «героиню» приводимого мной сейчас примера — 20-летнюю в то время Тони Х. (при задержании она укусила полицейского, в участке яростно сопротивлялась, не давая снять отпечатки пальцев, поносила работников полиции последними словами). Окружной суд Аахена, признав Тони Х. виновной в «физическом насилии» и «нападении на государственного чиновника» (по УК ФРГ — до 2 лет лишения свободы), приговорил её к 10 дням общественно-полезных работ. Но дело даже не в смехотворном приговоре. Судебный процесс, занявший ровно 45 минут и на который полсудимая демонстративно явилась в чёрной одежде, какую носят в ходе своих акций леваки из AntiFa, состоялся 13 января 2020 года — то есть спустя 15 месяцев со дня совершения ею преступления. И это не последний процесс в отношении хамбахских хулиганов, уважительно именуемых в СМИ «экоактивистами» и «экозащитниками».

Примеров, подобных всем вышеприведённым, как говорится, несть числа! И не удивительно, что такая работа правоохранительных органов и судов раздражает немецкого бюргера. Вот он и голосует за партию «Альтернатива для Германии» (АдГ), которую правящие ХДС/ХСС и СДПГ при полной поддержке «зелёных» и «левых», не говоря уж о СМИ, иначе как праворадикальной и правоэкстремистской теперь не называют.

Читайте также
Польша, ты одурела? Польша, ты одурела? Политолог Вассерман и историк Ковалев уверены: поляки вынужденно идут на ложь и конфликт с Россией

В качестве «вишенки на торте»

В завершении этой статьи, вернусь к провозглашённому министром внутренних дел Северного Рейна-Вестфалии Гербертом Ройлем тезису о «едином для всех стандарте» (то бишь законе). Как на практике применяется этот «единый стандарт», можно судить по следующему примеру (правда, он касается не Рейнвестфалии, а Берлина, но сути дела это не меняет):

С ноября 2019 года берлинская организация партии «Альтернатива для Германии» не в состоянии провести свою отчётно-выборную конференцию из-за отсутствия подходящего по вместимости зала. Уже имевшийся договор аренды собственник зала «Ballhaus» в столичном р-не Панков внезапно расторгнул в одностороннем порядке, а все прочие арендодатели общим числом около 170 (!) человек, затерроризированные угрозами экстремистов из AntiFa и назойливым вниманием левых СМИ, отказывают им в аренде. Партийцы обратились в суд с просьбой обязать владельца «Ballhaus» исполнить условия расторгнутого им договора. Но суд — и не какой-нибудь там участковый, а Окружной суд Берлина в удовлетворении их иска отказал, мотивировав тем, что «несмотря на юридически действующий договор аренды, собственника зала невозможно обязать предоставить свои помещения для проведения партийной конференции АдГ из-за описанной им огромной угрозы».

Как заявил по этому поводу лидер столичной парторганизации АдГ, член берлинской Палаты депутатов Георг Паздерский, «если насилие атакует демократию, то это террор! Теперь я ожидаю, что все демократические институты поддержат нас, потому что речь идёт уже не о нашей партийной политике, а о свободе Германии». И подытожил: «Закон в Германии больше не стоит даже той бумаги, на которой он напечатан».

Новости мира: Быть ли импичменту: 5 февраля решится судьба Трампа

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
article