Эрдоган готовится к выборам: Страсти вокруг Святой Софии

Сектовед и религиовед Александр Чаусов в подробном разборе причин и последствий нового статуса Софийского Константинопольского Собора

2721
На фото6 мусульмане Стамбула приветствуют решение президента Эрдогана о присвоении собору Святой Софии статуса мечети
На фото6 мусульмане Стамбула приветствуют решение президента Эрдогана о присвоении собору Святой Софии статуса мечети (Фото: Zuma TAСС)

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган подписал указ о передаче здания Софийского Константинопольского Собора, который с 1934 года был музеем, в ведение Управления по делам религий Турции. Это означает, что София снова станет Айа-Софией, мечетью. Ранее решение о том, чтобы лишить Софию статуса музея, принял Турецкий парламент.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл тогда же высказал свои опасения по этому поводу: «Надеюсь на благоразумие государственного руководства Турции. Сохранение нынешнего, нейтрального статуса Святой Софии, одного из величайших шедевров христианской культуры, храма-символа для миллионов христиан по всему миру, послужит дальнейшему развитию отношений между народами России и Турции, укреплению межрелигиозного мира и согласия».

Чуда, однако, не произошло.

Читайте также
Коронавирус толкает Сербию к бунту, а мир к безумию Коронавирус толкает Сербию к бунту, а мир к безумию О «коронавирусной революции» в одной дружественной стране

К слову, инициативы подобного рода на уровне правительства Турции постепенно продвигались уже давно. Патриарх Константинопольский, также выступивший против подобных инициатив, отметил, что «в 2016 году мы (Константинопольская патриархия) отправили письмо тогдашнему руководителю по делам религий и выразили нашу обеспокоенность по поводу изменения статуса собора Святой Софии. Этот храм не должен быть причиной конфликта между двумя народами. Он принадлежит не только тому, кто владеет памятником, но и всему человечеству. И турецкий народ обязан подчеркнуть эту универсальность этого памятника».

Впрочем, сейчас, после разрыва связей с Московской Патриархией, эти слова патриарха Варфоломея не стоят практически ничего. Отсюда и взывание не к христианскому пониманию праведности и правильности, а к некоему «достоянию всего человечества». Россия могла бы вмешаться в этот процесс с политической стороны. О чем, собственно, и говорит Патриарх Кирилл, но… Пусть Константинополю помогает Украина. В конце концов, за томос надо платить. Украинские иерархи ведь могут в благодарность за предоставленную «автокефалию» выступить единым фронтом в защиту величайшей христианской святыни, так ведь? Или нет?

Вообще же история эта имеет не только религиозный, но и политический контекст. Чтобы понять его, необходимо обратиться к истории Турции и падения Византийской Империи. В 1453 году Константинополь пал. Империя, которая и до того долгие годы уже представляла собой лишь столицу и предместья, окончательно прекратила своё существование. А Собор Святой Софии тогда же был переделан в мечеть.

Так продолжалось все годы Османской империи. До 1935 года, когда развалилась уже и она. Но не канула в лету, поскольку её превратил с помощью СССР в молодую и светскую республику Кемаль Ататюрк, «отец всех турок». При этом именно он подписал декрет о превращении мечети Айа-София в музей. И так продолжалось до 2020 года.

Есть очень тонкий нюанс в турецком законодательстве: решения Ататюрка и его личность нельзя подвергать оскорблениям и резкой критике. По закону. За нарушение которого можно получить реальный тюремный срок. Таким образом турки выразили своё уважение к лидеру, который фактически спас страну и народ. В Турции до сих пор существует вполне себе явный культ Кемаля Ататюрка. Без особого фанатизма, но, тем не менее, решения каждого последующего политического лидера страны сравниваются с кемалевскими решениями.

При этом Ататюрк был сторонником светского государства, более того, есть сведения, что он, мягко говоря, недолюбливал традиционный турецкий ислам настолько, что даже предпринял попытку создания Турецкой национальной православной Церкви, которая, внезапно, существует как неканоническое объединение до сих пор.

И, в общем, если бы у Ататюрка получилось, то весьма возможно, года с 1936−37 в Софии проводились бы христианские литургии на турецком языке. Но история не знает условных наклонений, и этот проект массовой христианизации турок потерпел фиаско. А София стала музеем.

И именно в контексте кемалевской политики стоит рассматривать нынешнее решение Эрдогана.

Нынешний президент Турции — консерватор, более того, за традиционный ислам даже подвергся политическим гонениям. В 1997 году, будучи мэром Стамбула, он публично прочел поэму Зии Гёкальпа, пантюркиста начала XX века, при этом процитировав следующие строки: «Мечети наши казармы, купола наши шлемы, минареты — наши штыки и верные наши солдаты».

В оригинале поэмы этих строк не было. Власти страны расценили данное «выразительное чтение» как политическую угрозу, и в итоге Эрдоган лишился мэрского кресла и даже отправился в места лишения свободы на 120 дней.

В итоге он создал Партию справедливости и развития, которая позиционирует себя как правоцентристскую, выступающую за традиционные турецкие ценности. То есть, за Турецкую империю «от моря до моря», при этом желательно, чтобы империя эта была исламской. Ну и понятно, что и партия, и Эрдоган опираются на турецкий верующий и консервативный электорат. Более того, кажется, сам Эрдоган хочет превзойти Ататюрка, как «идеального турецкого лидера», он сам хочет стать «отцом народа». А потому и отменяет некоторые ключевые в символическом смысле решения Ататюрка. И, естественно, одним из таких решений является и превращение Софии в музей. В пику этому решению Эрдоган постановил вновь сделать её мечетью. Что, вполне естественно, вызовет дополнительную лояльность по отношению к нему у исламских консерваторов Турции.

Читайте также
Отдых в Турции-2020: Цены взлетели в десятки раз и стали дикими Отдых в Турции-2020: Цены взлетели в десятки раз и стали дикими Мэр Бодрума: «Вы платите за кебаб 4000 рублей вместо 200? Это ваши проблемы»

И в политическом смысле это логичный для Эрдогана шаг. Следующие президентские выборы в Турции пройдут в 2023 году. По политическим меркам — это уже практически «завтра». С другой стороны, не так давно, в 2016 году, в Турции имело место восстание Гюлена. Феталлах Гюлен — это кране влиятельная фигура во всем исламском мире, и в турецких исламских общинах, в частности. А противостояние с турецкими консерваторами в планы Эрдогана явно не входит. Поэтому, видимо, таким образом турецкий президент хочет склонить на свою сторону своих противников из консервативного лагеря.

И, в общем, всё это было бы логично, если бы дело касалось исключительно турецкой внутренней политики. Но дело в том, что Софийский собор — это действительно объект почитания для десятков и сотен миллионов людей по всему миру. Это историческое достояние если уж не всего человечества, то мирового традиционного христианства — точно. Как собор Парижской Богоматери, или собор Святого Петра в Риме, ну, или Софийские Соборы Новгорода и Киева и Храм Василия Блаженного в Москве. И особую ценность константинопольская София представляет для православной части российского общества. Поэтому патриарх Кирилл, говоря о возможных осложнениях отношений России и Турции, высказывает вполне реалистичное опасение. Тем более что именно Россия помогла Эрдогану избежать свержения в ходе гюленовского восстания.

С другой стороны, Турция — это суверенное государство, в котором, к слову, есть и своя Православная Церковь, претендующая сейчас на статус «самой главной» во всём православном мире. Ну, если есть статус, наверное, сейчас есть и возможность показать на деле, чего он стоит.

Последние новости
Цитаты
Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня