Сколько реально стоят ресурсы Луны

Зачем США исключили Россию из экспертной группы по лунной программе Gateway

5205
Сколько реально стоят ресурсы Луны
Фото: Zuma/TASS
Материал комментируют:

Накануне РИА Новости со ссылкой на источник в ракетно-космической отрасли сообщило, что российских специалистов исключили из экспертной группы по созданию окололунной станции Gateway. Такое решение было принято якобы из-за недовольства российской стороны недостаточной ролью в проекте.

Нужно отметить, что сотрудничество России и США в новой программе не заладилось с самого начала. В 2017 году «Роскосмос» и НАСА подписали соглашение о совместных работах по освоению лунной орбиты. Но Дмитрий Рогозин неоднократно отмечал, что «Роскосмос» не может позволить себе участвовать в Gateway, так как России отвели недостаточную роль, а сам проект стал «американоцентричным».

Штаты, по всей видимости, рассчитывали контролировать не столько ход работы по созданию станции, сколько результаты ее работы. Но каковы должны быть эти результаты? И какие были изначальные цели строительства?

Читайте также
Российская элита и «Спутник V» Российская элита и «Спутник V» Торопится ли наша знать делать прививку препаратом отечественного производства?

На эти вопросы «Свободной Прессе» ответил Владислав Шевченко, заведующий отделом исследований Луны и планет Института им. П. К. Штернберга МГУ им. М. В. Ломоносова.

«СП»: — Владислав Владимирович, чем обернется для России выход из этого проекта?

— Дело в том, что Россия в лице «Роскосмоса» и не участвовала практически в этой кооперации. До недавнего времени продолжались переговоры с НАСА относительно участия «Роскосмоса» и, соответственно, организаций, которые входят в его систему, о совместном участии в создании орбитальной станции на окололунной орбите. Как я понимаю, эти переговоры не имели успеха, потому что сторонам не удалось договориться о степени участия. При этом другие страны участвуют в этой кооперации. Ничего нового — какой-то резкой перемены — тут нет. Не договорились, не согласовали. Как сообщалось, американская сторона настаивала на том, чтобы все научно-технические проблемы были основаны на американских стандартах. На том этапе речь шла о чисто технических и технологических проблемах. И не нашли общего подхода. И поэтому «Роскосмос» не проявил здесь достаточного энтузиазма в совместной работе.

«СП»: — Для американцев это значимая потеря? Они вообще нуждаются сегодня в российской космонавтике?

— Определенная потеря, конечно, для них есть. Потому что на первоначальных этапах, когда были первые сообщения о том, что такие переговоры идут, определенно речь заходила о том, что поскольку у нашей страны есть довольно богатый опыт создания стыковочных систем, то для России отводилась роль создания модуля, который оснащен стыковочными системами. Как известно, по общей стратегии лунная орбитальная станция должна существовать как промежуточный объект при подлете к Луне. С этой станции должны производить посадки на Луну и, соответственно, возвращение с лунной поверхности на эту станцию. Поэтому стыковочные приспособления играют решающую роль.

Конечно, проблемы в космическом исследовании решаются содружеством более просто, чем одним игроком. Вспомним хотя бы проект, хорошо прошедший и успешный, «Союз» — «Аполлон». То, что меньше будет участников у этой международной кооперации, это хуже. Но это не значит, что проект провалится.

«СП»: — Сам проект лунной станции какие имеет перспективы? Он важен исключительно для науки? Или это может быть коммерческий интерес?

— С моей точки зрения, сейчас получается некое раздвоение стратегических целей. Потому что совсем недавно, в прошлом году, образовалась новая кооперация. Проект носит название «Артемида». И согласно этому проекту уже с 2024 года начнутся отработки доставки на лунную поверхность новых пилотируемых аппаратов.

«Артемида» — финансируемая правительством США космическая программа НАСА по отправке людей на Луну, в которой участвуют американские частные компании, Европейское космическое агентство, Япония, Канада, Австралия, Великобритания, Италия, ОАЭ и другие.

«Артемида», насколько я знаю, имеет самостоятельный характер, не зависит полностью от Gateway. И в «Артемиде» изначально было восемь стран, которые действительно поставили своей целью разработку и осуществление проблем освоения Луны. «Освоение» Луны — во всех документах это уже ключевое слово, которое показывает цели и задачи. «Освоение» в том смысле, что на лунной поверхности мы имеем запасы полезных ресурсов, которые на Земле естественным путем убывают, поскольку они не возобновляемые, а используются постоянно.

Тем более есть такие области, как добыча и использование редкоземельных металлов. Само название «редкоземельный» показывает, что это очень ограниченные запасы на Земле. А с развитием того, что в международной литературе называется High-Tech, то есть высоких технологий — по-русски это, наверное, все же «высокоразвитые технологии» — использование редкоземельных металлов и элементов сопутствующих (скажем, как платина, платиноиды, осмий) приобретает все большее и большее значение для прогресса.

Коммерческое использование лунных ресурсов

На Земле эти запасы исчерпываются, а на Луне они, во-первых, существуют, а во-вторых, они возобновляемы. Потому что на Луну эти элементы доставляются — это тоже уже научно установлено — путем падения на Луну астероидов. Это происходит постоянно. И этот процесс не прекращается. А эти ресурсы Земли истощаются довольно сильно в последнее время. И этот проект «Артемида», где страны Европы, Америки и Азии участвуют, ставит своей конкретной целью сначала исследование, а затем — освоение, добычу и использование, даже коммерческое использование, лунных ресурсов.

Недавняя миссия «Чанъэ-5», осуществленная китайскими специалистами, доставила на Землю очередные образцы с Луны. Причем такие эксперименты не осуществлялись в течение более 44 лет, потому что последняя такая миссия по времени была автоматическая станция «Луна-24», которая провела такой эксперимент в 1976 году.

Основная задача «Артемиды» сводится к тому, чтобы заняться освоением лунных ресурсов. А по всем параметрам наиболее богатым в настоящее время по концентрации различного вида ресурсов (скажем, лунные льды — это тоже ресурс) — это южная полярная область. Американцы и говорят о том, что для них южная полярная область является приоритетной.

Читайте также
Россия вошла в зону политической турбулентности, или Три красных лампочки для Кремля Россия вошла в зону политической турбулентности, или Три красных лампочки для Кремля Для Кремля сейчас складывается крайне скверная ситуация

Наше государство тоже планирует исследование этой области. На 1 октября нынешнего года намечено возобновление лунной программы космическими средствами — это миссия «Луна-25», которая должна осуществить посадку в южном приполярном районе. Ну а далее там серия станций в федеральной космической программе запланирована.

Зачем ОАЭ хотят на Луну?

Хочу еще обратить внимание, что интересен состав группы, которая занимается проектом «Артемида». Скажем, естественно, что туда, помимо НАСА — Соединенных Штатов, входят страны, которые объединены Европейским космическим агентством, они занимаются космическими исследованиями. Но, кроме того, туда входит Люксембург, который своей ракетно-космической промышленности не имеет, но имеет ресурсы денежные и видит в этом какую-то отдачу. Не просто так они начали этим заниматься.

Потом есть еще один интересный момент — туда входят Объединенные Арабские Эмираты. Мы знаем, что это одна из нефтедобывающих стран. Причем не только нефтедобывающая, а обладающая достаточной мощью в этой области и базированием своей экономики на такой очень прибыльной и до сих пор актуальной отрасли. Но тем не менее эта страна тоже решила заняться разработкой лунных ресурсов. И ОАЭ сначала выдвинули свою собственную лунную программу, об этом было объявлено. А теперь вот они вошли с этой лунной программой в международный конгломерат.

Что забыл Китай на обратной стороне луны?

Еще стоит добавить, что сейчас Китай очень интенсивно развивает космическую лунную программу. Я бы сказал, что на сегодняшний день китайские наука, технологии и космическая техника являются наиболее передовыми в мире. Потому что они осуществили такие вещи, как посадка на обратную сторону Луны — это впервые в мире. И это не проходной какой-то эксперимент, а солидный. Потому что уже несколько лунных дней — то есть несколько месяцев, если на земной счет времени переходить — по обратной стороне продвигается китайский луноход, собирая соответствующие материалы, изучая грунт и так далее.

Читайте также
Накажем Францию за «желтых жилетов»? Накажем Францию за «желтых жилетов»? В России нашли способ ответить Европе за давление из-за Навального

Ну и вот то, что я уже упоминал, «Чанъэ-5» — это совсем недавно было, в конце прошлого года. Осуществленная миссия по доставке образцов лунного грунта из нового района, неисследованного ранее. И если проследить все этапы, которые были выполнены при осуществлении «Чанъэ-5», то можно убедиться, что они полностью принципиально повторяют все этапы, которые были осуществлены при полетах пилотируемых кораблей «Аполлон».

Ну а если еще дальше копнуть, исторически эти этапы, эта трасса носит название «Трасса Кондратюка», нашего известного классика. Современника Циолковского, который описал впервые такую программу полета модульного космического комплекса, который разделяется на лунной орбите и потом соединяется на лунной орбите. Это то, что потом американцы воплотили при пилотируемых полетах, а китайцы теперь осуществили это автоматическими средствами.

Где-то в 2017 году на одном из международных совещаний, на международном конгрессе по космическим исследованиям, китайские представители официально заявляли, что если «Чанъэ-5» осуществится успешно, то это впрямую открывает для Китая путь пилотируемых полетов на Луну. Вот еще одна сторона, которая тоже намерена осваивать Луну. И в этой китайской программе, если в нее вчитаться, как раз основными проблемами по лунным исследованиям стоят разведка, изучение, добыча и использование лунных ресурсов.

Где место России в новой гонке за Луну?

Между Китаем и Россией существуют договорные обязательства о совместных космических исследованиях, которые предусматривают изучение и — в проекте — освоение Луны. Так что новая космическая гонка сейчас в разгаре. Американская «Артемида» — начало запланировано на 2024 год, можно сказать «завтра». А что касается российской федеральной программы космической, это где-то ближе к 2030 году уже пилотируемые полеты, а перед этим — серия запусков автоматических станций запланирована. Ну и Китай, как я уже сказал, объявил свою интенсивную лунную программу. Особенно, что меня впечатляет как специалиста, знающего лунные проблемы, это посадка на обратную сторону и активная работа лунохода. На данном этапе это вывело Китай в число ведущих, передовых стран в области этих исследований.

«СП»: — Скажем для читателей, что Россия в «Артемиде» не участвует изначально.

— Не участвует.

Читайте также
США: Скатывание к тирании США: Скатывание к тирании Пол Робертс об отправке 26 000 гвардейцев для подавления «мятежа Трампа»

«СП»: — Не рискуем ли мы остаться за бортом этой гонки за лунные ресурсы, если Китай проявит самостоятельность и у нас не получится кооперация?

— Все зависит от того, какую активность будет проявлять «Роскосмос». Потому что, я бы сказал так, научная сторона у нас находится на современном уровне. Мы ни в чем не отстаем от мирового уровня. А технологический уровень, уровень космической техники — это, конечно, область кооперации. Это ответственность предприятий, которые входят в систему «Роскосмоса». Пока что, к сожалению, мы не видим особых здесь достижений. Почти 45 лет назад был наш последний лунный запуск. Какие здесь могут быть разговоры о наших достижениях? Посмотрим, что начнется в этом году. Рогозин обещал, что начнутся запуски и так далее.

«СП»: — Мы рискуем на Луну не попасть?

— На Луну-то попасть можно. Но вопрос в материально-техническом обеспечении. А материально-техническое обеспечение зависит от финансирования. Пока что нет таких движений к увеличению лунной науки, лунных исследований, той части ракетной. Я не беру околоземные полеты. Потому что МКС работает, «Союзы» совершенствуются и летают успешно. Но что касается более дальнего космоса, здесь продвижений никаких нет.

«СП»: — А в правовом плане как будет проходить «передел Луны», когда туда полетят США, Китай, мы? Как делить территории для добычи этих ресурсов? С учетом того, что Трамп еще в прошлом году заявлял о том, что США имеют права на Луну. И даже был его указ о том, что США не признают Соглашение о деятельности государств на Луне, по которому исследование спутника считается достоянием всего человечества.

— Пока что в тех заявлениях, которые были сделаны инициаторами проекта «Артемида, было сказано, что они придерживаются юридических норм, которые были сформулированы еще в 1967 году о мирном использовании космического пространства и о том, что все космические тела, включая Луну, являются общечеловеческой ценностью.

Сложно сказать о праве, это нужно говорить с юристами. Но если одна сторона имеет все возможности достигнуть Луны, исследовать и добывать лунные ресурсы, а другая сторона таких технологических и технических возможностей не имеет… Можно, конечно, рассуждать о том, что «мы тоже!» Но я могу просто привести такой пример из своей практики.

Так чья же Луна?

Одно время несколько лет подряд я работал по командировкам в Хьюстон, в известный центр Джонсона. И тогда я у своих коллег тамошних спрашивал… Тогда начались впервые разговоры о лунной базе. Это была цель моих командировок, которые были инициированы, в частности, академиком Валентином Петровичем Глушко, который был большим энтузиастом исследований Луны и создания лунной базы,

Я у американских коллег спрашивал: после такой успешной программы «Аполлон», когда многое было сделано, почему же они сейчас не продолжают эту линию? Переход к лунным базам, разработке лунных ресурсов и прочее. Они объясняли, что они подавали такие предложения в администрацию. Но юристы всегда эти предложения отвергали, ссылаясь на договор 1967 года. Ну и рассуждали: «Мы потратим очередные миллиарды долларов, чтобы осуществить эту программу, доставить на землю не какие-то ограниченные массы лунного вещества для научных исследований, а что-то, может быть, и ценное. А потом какая-нибудь страна из третьего мира, которая никогда космическими исследованиями не занималась, ссылаясь на эти исследования, может прийти и попросить свою долю». Я не специалист в данном случае, но думаю, что этот вопрос остается открытым.

«СП»: — Ресурсы Луны, о которых вы говорите, сопоставимы с земными? О каких запасах идет речь? О каких деньгах?

— Чтобы быть кратким, я приведу такой пример. В Соединенных Штатах Америки есть такая частная фирма, которая называется Moon Express, которая поставила своей задачей разработку и исследование космических ресурсов. Там боле широкая область: и астероиды, и Луна. Так вот эта частная фирма впервые в истории получила от НАСА разрешение проводить свои собственные полеты и свои собственные миссии.

Иногда говорят «лунные полезные ископаемые», это неверно. Потому что на Луне не нужно копать шахты. Все находится в поверхностном слое. Я уже упоминал, что большинство редких металлов, редкоземельных металлов доставлено на лунную поверхность астероидами. Это не из глубины, не из недр лунных, а появилось из космоса, сверху. И это важная особенность, что все можно собирать с поверхности.

Читайте также
Европа завидует «каменному» будущему России Европа завидует «каменному» будущему России Если прогнозы западных аналитиков верны, всей стране придется жить в режиме «черного неба»

Так вот руководитель этой частной фирмы высказался таким образом: исследование лунных ресурсов наверняка будут прибыльным, потому что, по их расчетам, в поверхностном слое (я подчеркиваю — в поверхностном!) находится ресурсов на общую сумму 14 квадриллионов долларов.

14 квадриллионов $ = 14 000 000 000 000 000 $

Поэтому он считает, что затраты на первом этапе на космическую технику, космический транспорт и прочее окупятся в очень близком времени. Можно проверить, насколько он прав. Я когда это прочитал, тоже решил, что это обычный пиар. Что как «делец» он соответственно и продвигает свою область различными преувеличениями. Но потом, узнавая, что это за фирма, я обнаружил, что руководителем научной программы этой фирмы был профессор Пол Спудис (к сожалению, он в позапрошлом году ушел из жизни), с которым я хорошо был знаком еще с тех пор, когда он начинал как аспирант. Как-то мы с ним встречались, и он просил меня разговаривать с ним по-русски, потому что тогда наши достижения были на подъеме.

Он специально изучал русский язык, чтобы в оригинале знакомиться с нашими научными работами. После этого он рос в академическом плане, стал профессором университетским и так далее. Был членом различных президентских и правительственных комиссий. И поэтому я поверил, что эти оценки исходили не только от делового человека, но и из научной оценки. А по авторитету Пола Спудиса — я склонен верить, что это действительно так. И это кроме того, что мои собственные разработки где-то подтверждают, что это так.

Последние новости
Цитаты
Михаил Рощин

Старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН

Михаил Синельников-Оришак

Политолог и публицист

Владимир Лепехин

Директор Института ЕАЭС

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня