В мире
23 ноября 2013 11:03

Италия без гламура — 2

В этой стране молодёжь открыто заговорила о вооружённом восстании

18645

Продолжение. Начало — здесь: Италия без гламура

О чём молчит Евроньюс

Пресловутый американский «план Маршалла», имевший целью послевоенное восстановление Европы, за исключением Западной Германии, везде провалился. Италии была предоставлена астрономическая помощь в размере 1,3 млрд. долларов (огромной покупательной способности, в отличие от сегодняшних) — ровно столько, сколько и Германии. «Итальянского чуда» не произошло — помощь была тотально разворована, об этом на Западе открыто пишут историки. Государственные средства и помощь ЕС разворовываются и поныне, это уже стало итальянской традицией.

В связи с провалом «плана Маршалла», промышленно развитые страны Северной Европы поощряли своих граждан отдыхать в Италии, чтобы хоть таким образом поднять итальянскую экономику и не допустить, чтобы в этой нищей стране распространилась «коммунистическая чума». И именно с этой целью покупали не самую лучшую промышленную продукцию. Закрывали глаза на массовую контрабанду, в частности, сигаретами. Давали возможность итальянцам работать во Франции. Превозносили до небес итальянских кутюрье. Закупали итальянские апельсины вместо более дешёвых африканских. Как это СССР делал тогда с Грузией. Сейчас, когда в Северной Европе всё рушится, а СССР больше нет, в очередной раз «вытягивать за уши» плохо управляемую Италию нет ни сил, ни необходимости.

Подработав на сборе винограда во Франции, я почувствовал себя в обнищавшей Италии, как россиянин на Украине. Дешевизна, если не искать гламур в роскошных заведениях. Гостиницы от 15 евро за койку в центре Рима, плотно пообедать — от 4−5 евро, от 50 евроцентов за килограмм винограда или помидор, от 1 евро бутылка вина на рынке.

Множество мелких кафе, мастерских и лавочек, а также ограниченное распространение супермаркетов и Макдоналдсов, не выдерживающих такой жестокой конкуренции, делают Италию более похожей на Турцию и арабские страны, чем на соседнюю Францию. Уличные торговцы продают фрукты и овощи прямо на выходе из метро. На потеху туристам бродит множество нищих уличных комедиантов, если заглянуть в кружку, то можно заметить, что выручка их ничтожна. По вечерам между ряжеными «центурионами» могут происходить драки за право стоять в самых денежных туристских местах, и местная мафия решает их спор. Много воровства и грабежей.

Страна бурлит

Всё рушится, итальянцы это хорошо чувствуют и неслучайно в стране вспыхнули радикальные протесты, совпавшие по времени с моим прибытием в страну. В тот день на площади Сан Гиованни, где закончилась дневная манифестация, вечером рок-концерт, до четверти первого ночи. Я слушал, как сменяющие друг друга рок-группы «накручивали» толпу на завтрашний день, чтобы люди «лезли на стенку». Много пели про революцию. Одна из песен называлась «Сталинград». Член одной из итальянских компартий, объяснял мне:

— «Черный блок», который громит офисы банков — форма протеста, как любая другая. Это символический акт. Нельзя их за это осуждать.

На следующий день отсюда пошла демонстрация с несколько иным политическим составом. Профсоюзных плакатов почти не было, процент молодёжи стал больше. Участвовали анархисты, часто в тёмной или чёрной одежде. Те, которые не захотели участвовать в возможных «провокациях», не пришли. Участвовавшие коммунисты старались не выставлять свои партийные флаги. Но людей было многократно больше — по оценкам полиции 70 тысяч. Некоторые называли цифру в 100 тысяч. Толпа вела себя, в отличие от вчерашнего дня, очень агрессивно. На меня произвели впечатление деды. Лет по семьдесят, они митингуют, вероятно, с 15 лет. Очень профессиональные, спортивные, хорошо знающие, что надо делать, куда идти и бежать. У нас таких на митингах нет.

Шли через весь город по направлению воротам Порта Пиа. Проходя мимо министерства экономики и финансов, головные участники забросали главный вход десятками яиц, специально принесённых для этого. Полиции там не было.

Возле Порта Пиа (исторические ворота в крепостной стене) где находится министерство инфраструктуры, был наш конечный пункт. Там забросали полицию, охранявшую министерство, бутылками и горящими фаерами. Всё затянуло дымом. Вокруг меня все ахнули и отшатнулись, готовясь к тому, что нас атакуют резиновыми пулями и слезоточивым газом. Полиция профессионально прикрылась огромными пластиковыми щитами, в том числе и сверху, но атаковать нас не стала. В нескольких сотнях метров вдалеке дежурили дополнительные отряды полицейских. Людей в форме были сотни, а не тысячи, как в подобных случаях в Москве. Италия не настолько богата, как Россия, чтобы содержать полицию такой численности.

Однако организаторы нашей акции это не одобрили, и отвести душу не дали. Я видел, как «метальщиков» изолировали и вытолкали подальше от полиции. Вроде, «ещё не пришло ваше время». Но всё закончилось достаточно мирно. До слезоточивого газа не дошло. Дубинки не применялись. Каски, предохраняющие от ударов дубинкой по голове, не пригодились. Задержания были, но по мелочёвке.

Митинга на второй день не было, но люди вечером долго не расходились. Ночью на площади возле Порта Пиа ночевали сотни людей, кто-то в палатках, кто-то в спальниках, а кто-то и прямо на земле.

Акция была расценена как удачная, пришло больше народа, чем предполагалось. Агитация проводилась мощно, я воочию увидел в действии машину революционной пропаганды, десятилетиями отшлифованную в Италии. Очень сложной, многослойной, многоплановой и эмоциональной. Той пропаганды, которой так ужасался Деникин в своих мемуарах, но которую наши левые делать ныне разучилось, или не хотят.

Третий день. Соседнее кафе за сутки сделало выручку за год на кофе, напитках и бутербродах. Около 11 часов утра оставшиеся на площади, а также подтянувшиеся из других районов Рима, провели «Ассамблею», типа митинга. Но народу уже было немного, всего несколько тысяч.

Италия глазами ливийского беженца

На акциях протеста были и мигранты, которых левые партии стараются политизировать. У одного их них, беженца из Ливии, я взял интервью:

— Меня зовут Омаро, я родом из Бенина. В Ливии работал продавцом, а также в булочной и на садоводстве. Там было много работы, не так, как в Италии. Зарабатывал по 500−600 евро в месяц. Были и такие, которые зарабатывали в Ливии по 700−800 евро. Потом ЕС напал на Ливию. Когда началась война, то военные Каддафи собрали нас, чернокожих, посадили в лодку, и сказали: «Плывите»! Среди нас были выходцы их Сенегала, Нигера, Чада, Судана, Мали, Нигерии, Камеруна и других стран. Зачем и почему, я так и не понял. Но за свою поездку мы никому ничего не платили. На лодки, предназначенные для перевозки тридцати человек, садились сотнями. До Лампедузы от двух до двух с половиной суток пути. Это очень рискованно, немало беженцев погибает в дороге.

Итальянцы дали нам всем вид на жительство на 6 месяцев и из Лампедузы расселили — кого в Рим, кого в Милан, кого в Турин. Я сейчас постоянно живу в Турине (на севере страны, считается одним из самых благополучных городов Италии — А. С.). Уже два года прошло, но ни у кого из нас нет работы. Мы оставили семьи, все очень устали. Спим на улице, нам нечего есть. Прибывают всё новые и новые беженцы. В настоящий момент срок действия моего 6-месячного вида на жительство давно окончился. Нахожусь на нелегальном положении. В Италии работы нет. Я пытаюсь её найти хотя бы на 500 евро, но это безнадёжно. Все хотят уехать отсюда во Францию, или Германию, или Бельгию, или в Нидерланды. Но там говорят: «С теми документами, которые тебе выдали, законной работы нет. Возвращайся в Италию!»

Некоторым беженцам, если им удастся доказать, что они «политические», дают документы международного образца на пять лет. Но таких мало. Власти ЕС убили Каддафи и заварили всю эту кашу. Поэтому я обращаюсь к властям Италии и ЕС: выдайте нам удостоверение международного образца, чтобы можно было поехать в другую страну ЕС и работать там.

Просто протесты или репетиция захвата власти?

Я в своё время участвовал в различных радикальных политических акциях в Бельгии и Франции, но нигде не видел такой народной ярости против властей, как в Италии. В Италии традиционно функционирует мощная разветвлённая радикальная внепарламентская оппозиция крайне левого толка. Она была в своё время дезориентирована событиями, произошедшими в СССР. Но сегодня вновь идёт брожение. Не слишком явное глазу российских туристов, праздношатающихся по центру Рима. Университетская профессура вновь теоретически обосновывает легитимность революционного восстания против власти. Стены домов расписаны радикальными политическими лозунгами, в том числе призывами к применению насилия.

По всей Италии идёт самозахват бездомными «скваттерами» пустующих жилых зданий, скупленных впрок финансовыми спекулянтами. Полиция закрывает на это глаза. Её мало, она запугана и стремится не накалять и без того напряжённую обстановку в стране.

Почти в открытую ведётся подготовка в вооружённой борьбе. В Неаполе в «качалке», организованной левыми партиями, девушка сказала мне так: «Мы здесь готовим партизан». Сказала спокойно, серьёзно и без рисовки. Поскольку накануне я видел на протестах в Риме молодёжь этого типа, спортивную и решительную, то воспринял всерьёз.

Я подобное массовое остервенение молодёжи видел только в Турции, где все стены тоже изрисованы символикой «подрывных» и «террористических» левых организаций. Но в Турции мощная и всевластная полицейская машина. А в Италии её нет. Здесь власть мягкая, трусливая и либеральная.

Последние новости
Цитаты
Родион Мирошник

Официальный представитель Луганской Народной Республики в рабочей группе на минских переговорах, советник главы ЛНР

Владимир Зайнетдинов

Пресс-секретарь Секретариата ОДКБ

Владимир Шаповалов

Историк, политолог

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня