Мнения / Наука и техника

Не пора ли перестать бояться тараканища?

Доктор филологических наук Алла Кирилина о деятельности «Диссернета»

  
5386
Не пора ли перестать бояться тараканища?
Фото: wikipedia.org

Как и многие другие сферы общества, наука представляет собой социальный институт, то есть набор общественно признанных и формализованных правил и действий, служащих для производства и экспертизы знания.

Это выделение круга субъектов научной деятельности, установление форм их организации и взаимодействия; разработка норм и предписаний, регулирующих поведение людей в рамках социального института; наличие значимых для жизни общества функций науки.

Например, научная экспертиза регламентирована и может проводиться определенным кругом лиц в определенных рамках при соблюдении норм профессиональной этики.

Подобного рода ограничения разработаны для того, чтобы исключить случайность экспертов, непрофессионализм и другие негативные для развития науки факторы. Конечно, это не всегда удается в полной мере, однако институциональность как таковая необходима любой сфере жизни, в том числе и в науке.

Одно из проявлений кризиса, который переживает сегодня гуманитарное знание — появление неинституциональных структур и их активном вмешательстве в деятельность какой-либо сферы жизни общества. Яркий пример — деятельность «Диссернета», именующего себя вольным сообществом и состоящим, как явствует из их сайта dissernet.org, из экспертов и активистов.

Качество т.н. экспертов подробно охарактеризовано в недавней статье С. С. Ипполитова «Российские научные журналы под лупой „Диссернета“: „Борьба за чистоту науки“ или „Чистой воды болтовня“?» (Экономический журнал, 2016, № 4, с. 8−27; находится в свободном доступе).

Читайте также

А что такое активисты? Мне на глаза постоянно попадаются тексты Ивана Бабицкого. Насколько я могла понять, этот молодой человек ученой степени не имеет, обучается сразу в трех аспирантурах по лингвистическим специальностям (понятно, что делать это качественно нереально) и постоянно публикует в СМИ громкие заявления по поводу докторской диссертации В.Р. Мединского «Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV-XVII вв. «(2011, специальность 07.00.02 — отечественная история). Выступает он как раз в статусе активиста, профессиональным историком не являясь и не обладая достаточной научной квалификацией для проведения каких бы то ни было экспертиз. Статус активиста хорош для инициатив вроде сбора средств для жителей Донбасса, но никак не для оценки научности квалификационных работ.

Почему такие «активисты» получают трибуну для демонстрации своего непрофессионализма, почему к ним прислушивается ВАК? Почему они позволяют себе вмешиваться в работу научных организаций?

Только один пример некомпетентности критиков упомянутой диссертации: одним из основных упреков в адрес В.Р. Мединского стало наличие в его диссертации тезиса о том, что «…критерием положительной или отрицательной оценки… могут быть только национальные интересы России. Первый вопрос, на который должна честно ответить историческая наука — насколько то или иное событие или частное деяние отвечает интересам страны и народа. Взвешивание на весах национальных интересов России создает абсолютный стандарт истинности и достоверности».

Как лингвиста, не чуждого теории дискурса, меня не могло не возмутить утверждение «активистов» о ненаучности этого подхода. Как согласовать это обвинение с тем, что мы живем в эпоху доминирующего господства в гуманитарном знании конструктивистской методологии, утверждающей примат общественных построений и толкований реальности. Весь ХХ век, собственно, и прошел в социальной философии под знаком осознания и обоснования различий в изучении природы и изучении общества, под знаком утверждения множественности истины при изучении социальных явлений. Как отмечал еще Мишель Фуко, все понятия предстают перед индивидом не в некоем «естественном» виде, а как результат дискурса: «Мир — это не сообщник нашего познания, и не существует никакого пре-дискурсивного провидения, которое делало бы его благосклонным к нам. Дискурс, скорее, следует понимать как насилие, которое мы совершаем над вещами, — во всяком случае — как некую практику, которую мы им навязываем; и именно внутри этой практики события дискурса находят принцип своей регулярности» (Фуко, Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет.- М., 1996, с.80). И это с неизбежностью заставляет признать чрезвычайную значимость интерпретации в деле создания социального мира.

Следствие только одно: гуманитарное знание национально. Оно и нужно-то для создания у народа положительного образа себя, своей истории и культуры. Единственная цель существования гуманитарной интеллигенции — это создание дружественных для своей культуры интерпретаций. И если она эти интерпретации не создает, то не оправдывает свое существование. В противном случае получаем научную власовщину. Под этим термином я понимаю предательство интересов России, нелюбовь и даже ненависть к своей стране и отражение этой ненависти в интерпретациях реальности. Я не касаюсь сейчас одиозных авторов-русофобов, как например И. Яковенко, а отмечаю лишь заметный рост антироссийского дискурса, создание и внедрение новых дискурсов, вредящих стране и ее гражданам, намеренно дискредитирующих, дегероизирующих, криминализирующих и опошляющих нашу историю и культуру, а также попытки тиражирования этих интерпретаций как в научной литературе, так и в СМИ.

Антироссийский дискурс коснулся даже языкознания: русский язык подвергается нападкам. Политизированность породила даже термин «лингвонарциссизм» — в нем обвиняют русских ученых и даже писателя Ивана Тургенева. Полемика продолжается и по сей день (см. например дискуссию в журнале «Политическая лингвистка», 2011 г. и принимает подчас весьма ожесточенный характер. Утверждается, например, что влияние русского языка в Прибалтике должно быть ограничено, что «русский ассоциируется с оккупацией и насилием, в то время как английский язык, все более явственно проникающий на латвийскую территорию (особенно в области лексики), рассматривается как язык Свободного Мира» (Braselmann, Petra. Language Policies in East and West. National Language Policies as a Response to the Pressures of Globalization // Gardt, A.; Hüppauf, B.(eds). Globalization and the future of German. Berlin, Mouton de Gruyter, 2004 — S.111).

И мы должны считать это нормальным и принимать подобные интерпретации? Конечно же нет. Поэтому предложение В.Р.Мединского тщательно — и критически! —  изучать тексты иностранцев о России также весьма значимо и вполне правомерно. Еще один яркий пример — недавняя скандальная защита докторской с апологией предателя Власова. К чести ВАК провласовская диссертация была отклонена, но тем более странной кажется позиция экспертного совета ВАК по истории и археологии по отношению к им же утвержденной в 2011 г. диссертации В.Р.Мединского.

Почему вообще решение ВАК от 2011 года подверглось ревизии лишь на основании весьма сомнительных утверждений весьма сомнительного сообщества? Почему несколько вузов вынудили проводить повторные экспертизы? Кстати, они все равно дали положительную оценку этому научному труду. Несостоятельность критических аргументов «Диссернета» подробно разъяснена в статье А.В.Семенова «Казус Мединского и две парадигмы общественного контроля научной аттестации» (Экономический журнал, 2017, № 1, с. 128 — 150); в ней же убедительно показано, что даже поиск плагиата, которым занимается «Диссернет», весьма уязвим для критики, поскольку в нем не различаются совпадение формы и совпадение содержания. Но в этой статье есть еще примечательный момент — она опубликована под псевдонимом — случай весьма редкий для научного издания.

Глубокая и весьма содержательная статья А.В.Семенова, посвященная правовому аспекту лишения лица ученой степени и содержащая очень обоснованную критику «Диссернета», а также в пух и прах разбивающая доводы желающих лишить В.Р.Мединского ученой степени, предваряется следующим редакционным текстом:

«…имя автора публикуемой статьи является псевдонимом. Редакция «Экономического журнала» решила сделать исключение из правил и не публиковать истинные данные уважаемого исследователя. При принятии этого решения редакция руководствовалась порочной и крайне тревожащей практикой общения, навязываемой «сетевым сообществом «Диссернет» научной общественности. Увы, с некоторых пор оскорбления, открытая травля оппонентов, фальсификации и ложные обвинения стали нормой для деятелей «Диссернета». Самый свежий пример — травля редакции журнала «Новый исторический вестник», которая была ложно обвинена в публикации статей авторов так называемых «красочных диссертаций» за конструктивную критику «отцов-основателей» «Диссернета». Когда одному из них — Андрею Ростовцеву — был задан вопрос, почему «Диссернет» публикует сфальсифицированную информацию о научных журналах, обвиняя их в публикации статей, которые никогда не выходили в свет, г. Ростовцев ответил буквально следующее: «Да, статьи этих авторов в «Новом историческом вестнике никогда не публиковались. Однако ПУСТЬ ПОКА ПОВИСЯТ».

Понимая, что при таком беспринципном подходе к обсуждению серьезных и наболевших проблем отечественной науки авторы, выступающие с критикой «Диссернета», не застрахованы от оскорблений и провокаций со стороны последнего, редакция и приняла решение защищать авторов некоторых полемических статей псевдонимами" (Экономический журнал, 2017, № 1, с.128).

Читайте также
А был ли мальчик? А был ли мальчик?

Члены комиссии Экспертного совета ВАК по истории не брезгуют в своей работе опираться на плагиат

Чем же так страшен «Диссернет»? Почему же — вопреки научной традиции — критика «вольного общества» в научной периодике публикуется под псевдонимом? Почему — несмотря на целый ряд новых экспертиз — экспертный совет ВАК рекомендует лишить автора обсуждаемой диссертации ученой степени? Плагиата в диссертации нет. Авторитетные и компетентные эксперты повторно дали положительное заключение. Ученые МГУ нашли в себе мужество не пойти на поводу у «активистов» и отказались от повторного рассмотрения диссертации в связи с несоответствием аргументов вольного сообщества Положению присуждении ученых степеней. Истинно научную и гражданскую позицию заняли академик С.П.Карпов и академик А.О.Чубарьян. Все это позволяет надеяться на прекращение травли (а иначе я не могу назвать вакханалию вокруг диссертации патриотически настроенного министра культуры). Не напоминает ли это ту самую цензуру, о недопустимости которой столько говорено? И кто столь упорно стремится лишить министра ученой степени? На мой взгляд, это ни что иное, как сведение политических счетов, в которое оказался вовлечен и ВАК. Иначе объяснить столь упорное желание дискредитировать вполне достойную работу и лишить ее автора ученой степени просто невозможно. А «блох» наловить довольно легко в любой диссертации — заявляю это со всей ответственностью как активный оппонент, перед которым прошли десятки квалификационных работ.

Какой же эффект будут иметь действия экспертного совета ВАК в научном сообществе и без того переживающим не лучшие времена? Безусловно, одно из последствий — потеря авторитета среди ученых и создание отрицательной мотивации для исследователей, готовящихся к защите и их руководителей и консультантов. Неужели же действительно столь велика боязнь «Диссернета»? Тут просто напрашивается аналогия с известным произведением Корнея Чуковского. Не пора ли перестать бояться тараканища?

На мой взгляд, деятельность «Диссернета» ведет не к очищению науки, а к дезорганизации и разрушению научного сообщества и самой науки как социального института, а также служит дубиной в темных политических играх. Боюсь, что это и есть главная цель «вольного общества». Не удивлюсь, если оно вдруг окажется иностранным агентом или же спонсируется кем-то из ненавистников страны внутри России. Такая информация уже проскользнула в одном из блогов: «Расходы Диссернета покрыты тайной полностью. Хотя на одном из заседаний диссоветов молодой и менее опытный участник проговорился о наличии у него некоей „бухгалтерии“, по официальной позиции Диссернет является полностью распределенным сообществом, не имеющим никакого юридического статуса, и не дает отчета о потраченных средствах, собранных у населения. При этом организация „Диссернет“ существует на поступления от зарубежных источников. Об этом свидетельствует их страница на портале сбора средств на благотворительные цели Планета.ру. Данные об этом размещены по адресу — https://planeta.ru/campaigns/2…. Там, в частности, указано, что средства им были пожертвованы следующим иностранным лицом: Александр Блейхер, США, Bellevue» (https://cont.ws/@fandorin/567790).

Все это напоминает дурной сон. Пора просыпаться.


Об авторе: доктор филологических наук, профессор, член двух докторских диссоветов (из третьего — в МГПУ — вышла в знак протеста против приема к защите антироссийской диссертации, оскорбляющей память жертв Великой Отечественной войны), член редколлегий и редсоветов ряда научных журналов. Профессиональную деятельность в высшей школе начала в 1981 году, подготовила ряд аспирантов и одного доктора наук.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня