Мнения / Литература
6 июля 2019 09:02

Илья Пряхин: придумываю человека

Наблюдая за перипетиями сюжета, читатель увидит в персонажах моих книг реальных людей

1340

Казахстанское издательство «Фолиант», действующее в книжной индустрии с 1996 года и уже несколько лет представляющее на российском рынке в высшей степени искусно изданные детские книги, исторический нон-фикшн и научно-популярные издания, с нынешнего года начало работу в сегменте «взрослой» художественной литературы. В частности стартовала фолиантовская серия «Проза наших дней. Новая традиция». Надо ли говорить, что в наше время выпускать современную прозу и открывать таланты занятие, с одной стороны, благородное и почетное, с другой же — коммерчески чрезвычайно рискованное. «Фолиант» идет на этот риск, что уже само по себе вызывает интерес к издательству и его проектам.

По словам Александра Серова, шеф-редактора московского отделения
«Фолианта», которое готовит к выпуску современную русскоязычную и переводную
художественную литературу, в серию «Проза наших дней. Новая традиция» будут
входить произведения разных жанров начинающих писателей, которым есть что
сказать собственным голосом, которые пишут о людях и для людей, а не стремятся
произвести впечатление на читателя стилевой изощренностью, структурным
экспериментаторством или постмодернистскими построениями. «Мы не ставим себе
задачу поразить читателя, — отмечает редактор, — мы хотим, чтобы наши книги
трогали души и сердца».

В серии уже вышли сборник рассказов «Халулаец» пермяка Павла Селукова и
роман «Бегство из рая» москвича Ильи Пряхина. В издательской аннотации к
роману говорится: «Неослабевающая интрига и напряженность действия этого
остросюжетного произведения не дадут читателям шанса остаться равнодушными к
судьбе двух людей, которые попадают в экстремальную ситуацию и оказываются
перед сложным нравственным выбором, способным не только изменить их
дальнейшую судьбу, но и рассказать им о самих себе больше, чем вся предыдущая
жизнь каждого». Автор «Бегства из рая» Илья Пряхин рассказал о сотрудничестве с
издательством «Фолиант», о своем первом крупном произведении и творческих
планах.

Читайте также

— Илья, вышел в свет Ваш первый роман. Примите искренние поздравления
и расскажите, пожалуйста, как Вас нашел «Фолиант» и как шла подготовка текста к печати.

— Путь, пройденный романом от его создания до публикации, оказался непростым. Достаточно сказать, что поиск издателя занял в два раза больше времени, чем работа над книгой. Все решил, как это часто бывает, случай, даже целая цепочка счастливых совпадений. Издательство «Фолиант» открывает отделение в Москве. На позицию шеф-редактора, отвечающего за всю литературную часть работы, приглашается Александр Серов, который давно вынашивал идею создания серии качественной современной реалистичной прозы. Начав поиски авторов для серии, он сообщил об этом в частности писателю Сергею Сибирцеву, с которым мы дружим уже несколько лет и который всегда по достоинству оценивал мое творчество. Сергей Сибирцев и порекомендовал для новой фолиантовской серии роман «Бегство из рая».

Так рукопись моей книги попала к Александру Серову, который решил ее издать, а впоследствии проделал тонкую и кропотливую литературную правку текста.

— В вашем романе отчетливо чувствуется близкое знакомство автора с двумя разнородными стихиями — миром гор и закулисной стороной крупного бизнеса. Каким образом вы стали так осведомлены в том и другом?

— С горами все просто. В походы — водные, горные, пешие и лыжные — хожу
четвертый десяток лет. Участвовал в пяти альпинистских восхождениях, из них три
оказались успешными. Во второй главе романа описывается маршрут на Казбек и
накрывший группу циклон. Маршрут этот я прошел полтора раза: в мае две тысячи
восьмого до вершины не дошли из-за циклона, который застал нас на тех самых,
описанных в романе, стоянках на верхних источниках. Тогда пришлось пять суток
провести почти без еды: продукты и снаряжение мы накануне забросили выше, к месту
следующего лагеря. Но через три месяца, в августе того же года, мы вернулись. И на гору
все-таки взошли.

Эпизод в восьмой главе описывает срыв связки на юго-западном гребне
вершины Тетнульд. Гребень этот я проходил в тринадцатом году. Тогда на моих глазах
сорвалась связка, шедшая на сто метров впереди. Надеюсь, в моих «горных» эпизодах ни
один профессиональный альпинист не найдет никакого ляпа — пишу о том, что лично
видел, что сам пережил.

Теперь про крупный бизнес. Уже более двадцати пяти лет работаю в торговле,
прошел путь от продавца на рынке (в приснопамятные девяностые) до руководителя
отдела продаж. Доводилось работать и в иностранных компаниях, и в транснациональной
корпорации, где хорошо изучил внутреннюю структуру бизнеса. Кроме того, внимательно
и непрерывно слежу за всеми процессами в экономике, и, мой взгляд, на взаимоотношения
в нашей стране крупного бизнеса и государства несколько отличается от
правительственных пресс-релизов. Этот взгляд, собственно, и отражен в романе.

— Но тогда насколько в романе реализована Ваша фантазия? Что Вы
придумали? Что домыслили?

— Главное, что я придумываю в любом произведении — это герои. Каждый сюжет
зарождается одинаково: сначала в голове появляется образ человека — его характер,
привычки, увлечения, образ мыслей и мировоззрение. Потом появляются ситуации, в
которых я хотел бы увидеть этого человека, и прорисовывается, пока очень
приблизительно, общая сюжетная линия. Обычно этого уже достаточно, чтобы сесть за
стол, — всевозможные повороты сюжета, события и приключения появляются сами по
себе по мере повествования. Принимаясь писать, я знаю, как все начнется, и
приблизительно представляю, как все закончится, в середине же — темнота. Но самая
интересная особенность творчества, которой не устаю поражаться, — это
самостоятельность, приобретаемая мною же придуманными героями в процессе
написания книги.

Вроде бы я придумываю человека, но как только сажусь о нем писать —
он тут же начинает меняться, действовать и думать совсем не так, как ему полагалось бы
по авторскому замыслу. В итоге нередко случается так, что к финалу добирается герой,
заметно отличающийся от того, каким я его задумал показать. В «Бегстве из рая» зажили
своей жизнью и второстепенные персонажи, и, в какой-то мере, главный герой, Макс. Авот Ирина, главная героиня, вышла именно такой, какой я ее задумывал изначально.
Может быть, потому, что я «вел» этот образ с самого детства.

— Несомненно, эта героиня Вам особенно дорога! Можно о ней подробнее?

— Ирина, безусловно, мой любимый персонаж в «Бегстве из рая». Только ей я
посвятил целиком две главы, описав практически всю ее жизнь. Конечно, я обрушил на
нее множество испытаний: бегство семьи из осажденного Грозного, потеря отца, а потом
и матери, жесткие проблемы с троюродным братом, — но в итоге она вышла из этих
испытаний именно такой, какой я хотел ее видеть, чтобы она стала участницей всех
дальнейших событий. Ее поведение в стрессовых ситуациях, ее порой беззащитная
женственность в сочетании с сильным характером и способностью не сломаться перед
лицом серьезных проблем, собственно, и сформировали тот типаж, который мне хотелось
изобразить в романе. Кстати, мне уже несколько раз задавали вопрос: Ирина — это твой
идеал женщины? Спрашивали, конечно, женщины! Я всякий раз отвечал уклончиво. Хотя
доля правды в их предположениях имеется.

Читайте также

— Ваши рассказы публиковались в «Смене» и «Нашем современнике»,
известных российских толстых журналах. Теперь вышел роман в международном
издательстве. Наверное, этого уже достаточно, чтобы автор сам сформулировал свои эстетические принципы. Каковы они? В чем, как Вы сами считаете, заключается художественное своеобразие Вашей прозы?

— Судя по всему, еще недостаточно. Я никогда не пытался сформулировать свои
эстетические принципы и пока не размышлял, есть ли у моей прозы какое-то особое
своеобразие. Я просто воплощаю в слово то, что чувствую, то, что хочу написать, то,
наверно, что уже не могу не написать. Всю выпускаемую сейчас печатную продукцию,
которую скопом именуют «литературой», я как читатель могу разделить на две очень
неравномерные по количеству группы: гимнастика для глаз — купил, прочитал в метро,
выкинул, забыл; и собственно литература — книги, которые обязательно когда-нибудь
захочется перечитать. О наличии же (или отсутствии) у моих произведений
художественного своеобразия лучше судить не мне, а моим читателям, я лишь надеюсь,
что, прочитав ее, человек не избавится от моей книги, оставит у себя, чтобы еще к ней
вернуться.

— Наверное, воодушевленный выходом книги, Вы сейчас работаете над
новым произведением! Не хотите поделиться, что готовите читателям?

— Новый роман будет называться «День города», он написан уже более чем
наполовину. По сравнению с «Бегством из рая», в нем больше персонажей, а значит,
больше жизней, характеров и судеб. Роман можно назвать остросюжетным, в нем
достаточно динамично развивающихся, жестких, предельно эмоциональных ситуаций. Но
при этом я стараюсь как можно глубже залезть в душу каждого героя. Мне вообще всегда
интересней писать о том, что человек думает, чем о том, что он говорит или делает. А
главная моя цель в том, чтобы, наблюдая за перипетиями сюжета, читатель увидел в моих
персонажах реальных, живых людей.


Беседовал Юрий Рябинин.

Последние новости
Цитаты
Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Евгений Сатановский

Президент Института Ближнего Востока

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня