Экономика / Бизнес в России
30 декабря 2020 14:23

100 лет плану ГОЭЛРО: Сможет ли Россия снова повторить прорыв

Валерий Коробов: «Необходима единая техническая политика по реконструкции тепловой энергетики»

2167
На фото: Волховская ГЭС, построенная в 1921-26 г.г. по плану ГОЭЛРО - одно из 36 структурных подразделений АО "Ленэнерго".
На фото: Волховская ГЭС, построенная в 1921−26 г. г. по плану ГОЭЛРО — одно из 36 структурных подразделений АО «Ленэнерго». (Фото: Юрий Белинский/ТАСС)
Материал комментируют:

Кризисные сумерки или ковидная пелена тому виной, но как-то почти незаметно прошел в стране 100-летний юбилей плана ГОЭЛРО, который осветил буквально каждый уголок бескрайней России. Электрификация стала основой комплексного развития всей страны. В ходе реализации этого масштабного проекта были построены десятки электростанций, крупные индустриальные центры в Сибири, на Урале, в Поволжье, в других регионах, введены в строй тысячи километров новых транспортных путей.

И, по сути, родилась новая отрасль — не одна из главных, а именно базовая — энергетическая отрасль, подчеркивает бывший заместитель министра Минэнерго СССР (1990−1992 г. г.), советник гендиректора ОАО «Зарубежэнергопроект» Валерий Коробов:

— Для того времени, стоял 1920-й год, когда был создан план ГОЭЛРО, это был революционный прием, настоящий прорыв, который послужил базовому развитию Советского Союза. Если бы не было плана ГОЭЛРО, ни о каком промышленном развитии не могло быть и речи.

Читайте также
Депутат Арефьев: Жильё дорожает из-за политики кабмина Депутат Арефьев: Жильё дорожает из-за политики кабмина Рост цен на квартиры надеются сдержать экспортными пошлинами на арматуру

Представьте себе, это были небольшие по мощности станции, но по тому времени они имели колоссальное значение. Каширская ГРЭС, которая работала на подмосковном угле, Шатурская и Ивановская — на торфе. Они обеспечивали Московский регион. А потом, в 1922 году была построена Егоршинская ГРЭС.

Уже в 1972 году я в составе делегации Свердловэнерго приезжал на 50-летие Егоршинской ГРЭС. Это было как в музее, такое чисто профессиональное восприятие. Приборы интересные, выглядели антикварно, но больше всего поразили панели на центральном щите — они были не металлические, а из мрамора. И, конечно, впечатляли люди, как мы их называли — «егоршата», они очень гордились своей станцией, которая вынесла на своих плечах и начало индустриализации, и годы войны.

После нее были построены Свердловская ТЭЦ, Саяно-Шушенская ГЭС, Казанская ТЭЦ-1 и другие, плюс небольшие гидростанции — все они позволили стране поднять промышленность. И это дало толчок дальнейшему развитию электроэнергетики. В то время руководители понимали, что, если нет энергетики — нет и промышленности. Поэтому к началу Великой Отечественной войны была мощность, которая позволила работать в ускоренных темпах. То, что удалось в годы войны перебросить часть энергомощностей на Урал, и там развить, это, конечно, был результат титанического труда.

Если сегодня в условиях современной промышленности и обстановки запустить электростанцию — непростое, даже сложное дело, то, представьте, какие героические усилия требовались в те годы, чтобы установить электростанцию на новом месте. Это не поддается пониманию современного человека. Но, тем не менее, после войны начался подъем и новое развитие электроэнергетики. В общем, то, что заложил в основу план ГОЭЛРО, это великое дело, которое позволило развиться промышленности Советского Союза, а потом России.

«СП»: — Многие эти станции служат стране до сих пор…

— Да, это хорошо и плохо одновременно. Вот, в 2005 году вводили газотурбинную установку в Белгороде на ТЭЦ «Луч». А возле вокзала была еще одна ТЭЦ-2. Я, когда приехал, посмотрел, боже мой, турбинки по 6 мегаватт, еще довоенные, 1932 года выпуска фирмы «Метрополитен Виккерс». А тогда в Белгороде на установке новой турбины работали американские шеф-инженерыиз «General Electric», им показали — они посмеялись, говорят — к нам в музей их только. Но потом, правда, и эти старенькие заменили.

Сегодня в составе действующего оборудования в России порядка 38% - это оборудование электростанций, построенных в период с 1945 по 1970 год. Оно сегодня еще работает, хотя уже и устаревает.

В энергетике у нас большие проблемы. Суть вот в чем. Установленная мощность в России примерно 235 тысяч мегаватт. За 29 лет, минувших после развала Советского Союза, было введено новых мощностей всего на 30−35 тысяч мегаватт. Для сравнения, в Советском Союзе за пятилетку вводили примерно 55−58 тысяч мегаватт. А по России это составляло две трети. Основные мощности, которые сегодня работают, были построены с 1964 года и по 1987 год. Турбины постоянно находятся в работе — это особенность энергетики. И есть такое понятие — расчетный период срока службы агрегата. Вся работа турбины фиксируется в часах. И вот пришло время, когда уже порядка 45 блоков из 77 уже выработали свой парковый ресурс, но продолжают находиться в работе. А это чревато лавинообразным выходом из строя.

Бесконечно работать блоки не могут. К примеру, блоки Каширской ГРЭС были запущены в 1966 году. И так кругом. То есть, подошло время, когда станции надо модернизировать, менять на них блоки. Иначе будут аварии.

А на что менять? Если менять на ту же конструкцию, которая была заложена в 60-е годы прошлого столетия, то это делать новый блок по старым чертежам, который должен будет работать минимум следующие сорок лет. Ну, это будет уже просто какой-то архаизм. Потому что любая работа энергоустановки оценивается не только по надежности, но и по экономичности. А это так называемый расход условного топлива на отпущенный киловатт-час электроэнергии.

На блоках старой конструкции топливная составляющая электроэнергии — примерно 60−65%, а КПД — примерно 38%. Но уже используется так называемый парогазовый цикл — газовые турбины вместе с котлами-утилизаторами и паровой турбиной. Такой блок в кондиционном режиме имеет КПД 50%. Сравните 38% и 50%. Разница 12% - это колоссальная экономия топлива.

Читайте также
Россия в космосе улетела в 1957-й Россия в космосе улетела в 1957-й По числу запусков в 2020 году установлен антирекорд

«СП»: — И это хороший стимул для модернизации?

— Не все так просто. Последние 20 лет мы вводили и использовали такие парогазовые установки, применяя газовые турбины, произведенные в Германии, США, Италии, Японии. А на станциях, запущенных в Калининграде и в Санкт-Петербурге работают турбины, сделанные по лицензии на Ленинградском металлическом заводе. Они работают прекрасно, надежно. Но нам нужны свои, отечественные, современные газовые турбины. Иначе мы из-за санкций так и останемся подвешенными на крючке.

Вот на Ивановской ГРЭС мы ввели четыре отечественные турбины, изготовленные на Рыбинском заводе. Но, к сожалению, их еще требуется довести до нормального эксплуатационного состояния, чтобы создать мобильный блок, который обеспечит КПД примерно 50%.

Это сложный, длительный и затратный процесс. Нужна целевая государственная программа, которая позволит профинансировать и довести эти турбины до ума, чтобы в ближайшие 10−15 лет можно было модернизировать наши станции, оснастив их более современным оборудованием, созданным, подчеркиваю, на основе российской турбины.

В советское время Минэнерго проводило единую техническую политику, все планировалось и заводы знали заранее и наверняка, что от них требуется. В сегодняшних условиях, когда частная собственность на энергетические мощности, должно быть политическое решение о проведении единой технической политики по реконструкции тепловой энергетики. Пока речь о тепловой, я не затрагиваю гидростанции, там свои проблемы.

Читайте также
 Нефть и газ лишают правительство манёвра деньгами Нефть и газ лишают правительство манёвра деньгами 2021 год будет для сырьевиков одним из самых сложных в истории

Кстати, тоже самое относится и к сетевому хозяйству с его гигантскими линями, многочисленными подстанциями. Это же тоже все стареет. Изменение ситуации потребует привлечение заводского потенциала — металлургических, электромашиностроительных, турбостроительные предприятий. То есть, завязывается крупный клубок задач в сфере народного хозяйства, которые нужно решать в целом — и в промышленности, и в энергетике.

«СП»: — То, что значительная часть энергосистемы страны находится в частных руках, не помешает этому процессу?

— Раньше было централизованное государственной хозяйство. Сейчас частная собственность, которую никто отменять не собирается — и не нужно этого делать. Но тогда необходимо находить такие рычаги, такие политические решения, которые бы обязывали частные компании проводить единую техническую политику в вопросах модернизации. Ведь эти электростанции в частных руках можно довести до того, что они начнут просто сыпаться. А ведь все частные компании работают на единую энергосистему. И если где-то начнет вываливаться мощность, то это не спрячешь, это все по общему балансу.

Сегодня на самом деле есть некоторый запас — неиспользуемые мощности. Но дело в том, что Россия не будет топтаться на одном месте, пойдет возрождение промышленного производства. А если оно пойдет, но не окажется необходимых мощностей, то ничего не получится. Надо всегда думать на перспективу — энергетические мощности должны в любом случае обеспечивать развитие промышленности. Поэтому так необходимо отдельное политическое решение по вопросу модернизации тепловых электростанций. Это, конечно, коснется и гидростанций. Атомные — отдельная тема.

«СП»: — А развитие возобновляемых источников энергии — солнечной, ветровой?

— В России эти ВИЭ — для небольшой части юга страны. Скажем, в Астрахани. К тому же, стоимость киловатт-часа солнечной или ветровой энергий несравнимо выше традиционных. Это хорошо, когда все это вкупе, но создать такие серьезные мощности — покрыть российские просторы — очень сложно. Хотя проблема выбора есть.

Читайте также
Армия Украины будет взрывать «Смерчем» цистерны с водой для Крыма Армия Украины будет взрывать «Смерчем» цистерны с водой для Крыма Вырисовалась конкретика киевских обещаний уничтожить российские установки по опреснению воды

Дело в том, что газ не бесконечен: запасов хватит еще на 70−80 лет — месторождения иссякают, давление в пластах падает. Хорошо на газе работать. Но такими темпами, как его добывают, он скоро закончится. Потом, чем дальше газопромысел уходит за Ямал, на шельф Северного Ледовитого океана, себестоимость этого топлива тоже растет.

Понимаю, отцепиться от экспорта газа невозможно. Население, города оставить без газа тоже нельзя — тепло получается от ТЭЦ, работающих на газе. Их даже на мазут перевести нельзя — выбросы будут такие, что города начнут задыхаться. Но придет время, когда на ГРЭС, на чисто кондиционную выработку электроэнергии газ давать не будут. Его просто окажется мало. Поэтому надо вовсю думать о развитии угольной энергетики. То есть, о развитии электростанций, работающих на твердом топливе. У нас в России угольных запасов, по оценке ученых, примерно на 500 лет. Все угольные месторождения в основном расположены в Сибири. Значит, здесь и нужно развивать угольную энергетику.

«СП»: — Это вызовет шквал критики: мол, уголь — это позавчерашний день, к тому же вредит экологии…

— Россия не обойдется без угольной энергетики. А по проблеме загрязнения воздуха уже существуют технические решения, которые сводят к минимуму выброс углекислого газа и пыли. Другое дело, что здесь у нас пока нет своего эффективного угольного блока, в то время как западные блоки уже достигли 45% КПД. Поэтому надо закупать такое оборудование, хотя бы один блок надо ввести, чтобы был опыт, а дальше уже подтягивать промышленность. А это опять металлургия — спецсплавы, совсем другими параметры, совершенно другие требования к паропроводу. Но это необходимо — выработка в Сибири, а далее переброска линий сверхвысокого напряжения через Урал в европейскую часть страны. Для решения задач такого масштаба требуется принятие серьезного политического решения. А также государственная целевая программа.

Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Геворг Мирзаян

Доцент Финансового университета при Правительстве РФ

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня