Политика / Власть

Чего всерьез боится олигархия

Юрий Болдырев о невольных подсказках власти оппозиции перед президентскими выборами

  
25930
Лидер КПРФ Геннадий Зюганов
Лидер КПРФ Геннадий Зюганов (Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС)

До выборов президента страны — всего чуть более полугода. Но в СМИ, практически, тишина. Вроде как никакого официального старта кампании не дано. А без команды — никак?

Но если выборы главы государства, да еще и избираемого у нас сразу на шесть лет, всерьез (допустим такое), то сколько времени должна идти нормальная предвыборная кампания? Уж, наверное, не менее полугода.

Соответственно, предыдущая моя статья была посвящена вопросу, быть ли «третьей силе». И сразу возникли вопросы: о «нумерации» политических сил, а также о роли в этом процессе КПРФ. Попробую на них в этой статье ответить.

Третий — лишний?

Так почему мы говорим о национально ориентированных силах как о какой-то «третьей» силе, а не о силе, естественно, второй — основной, прямо оппонирующей нынешней власти? Казалось бы, идеи, которые мы продвигаем и пропагандируем, и в интересах большинства, и даже разделяются, в основе своей (за исключением такого «нюанса», как кто же их отстаивает всерьез, а кто лишь изображает, имитирует), большинством?

Читайте по теме

Ответ прост. Мы отталкиваемся не от реального расклада интересов в обществе, но от сугубо искусственно созданного образа, который вбивается людям в головы через господствующие, зависимые от власти СМИ, прежде всего — телевидение. То есть, от намеренно искаженно сформированного виртуального (в господствующих СМИ — а значит, и в сознании сограждан) политического поля. Кто же «играет» на этом поле?

В этой виртуальной реальности, напомню, нынешняя власть выступает как основной защитник и интересов государства — от внешних врагов, и интересов большинства граждан — от злобных олигархов из «лихих 90-х». И коли уж это действующая власть, ее обоснованно признаем силой первой.

Кто же власти и, одновременно, нам с вами - всем благонамеренным гражданам (в этой виртуальной реальности) противостоит? Естественно, союз внешних сил — в лице, прежде всего, Запада, и под его (Запада) же дудку пляшущих подзападно ориентированных либералов, тесно связанных с «олигархами 90-х». Это — главная угроза, которую мы все вместе должны отразить. Соответственно, в этом виртуальном политическом мире подзападно ориентированные либералы — главная угроза и политическая сила номер два.

И никакая третья сила всерьез — согласно этому сценарию, напомню, блестяще уже разыгранному осенью 2011 и весной 2012-го года — не требуется.

Им не требуется. А нам?

Нам не важно, какой эта сила будет называться по счету. Важно, чтобы она представляла жизненные интересы большинства сограждан и, соответственно, объединила не ту или иную сравнительно узкую идейную часть, но действительное большинство.

Основная парламентская оппозиция

Но есть ведь еще одна сила, причем, являющаяся самой крупной оппозиционной фракцией в Думе — КПРФ? Какую роль играет она, каков же ее «номер» в этом раскладе? Тем более, если учесть, все более выраженные ностальгические настроения в народе по СССР?

Не могу сказать, что у этой силы нет своих недостатков. Далеко не со всеми ее действиями и голосованиями в Думе, в том числе, последними по персональным вопросам (по кандидатуре Председателя ЦБ), мы можем согласиться. Тем не менее, по большинству системных вопросов — по экономической и социальной политике — она ведь последовательно оппонирует власти?

С этой силой у власти двуединая задача.

Во-первых, разумеется, приручить, демонстративно «задушить в объятиях», представить, как младшего партнера (вроде, номера «1-а»), фактического союзника и спойлера власти, на что на протяжении длительного периода времени властью направляются немалые силы и ресурсы.

И, во-вторых, одновременно (и даже тем самым), опорочить, раздавить, лишить поддержки и, в конечном счете, вывести из игры.

Обратите внимание: как государственные СМИ мусолили, что Президент на Съезд КПРФ направил приветственную телеграмму, хотя разве это не элементарное требование политико-дипломатического «протокола»?

А из чьих уст мы узнали, что Г. Зюганов, якобы, «слил победу» в 1996-м году, кто без устали вновь и вновь нам напоминает об этом? Изначально — из уст непосредственно нынешней власти и ее прислужников — всякого рода придворных политологов и политтехнологов. Хотя по логике все наоборот: если уж лидер и вся верхушка КПРФ и в самом деле в сговоре с властью, так ей (власти и ее прихлебателям) хранить бы это как самый важный государственный секрет?

А на каких, кому принадлежащих теле- и радиоканалах нам периодически вполне согласованно рассказывают о том же? На государственных, то есть прямо контролируемых властью. И о том же на «оппозиционных» (в рамках выше описанной виртуальной политической реальности) подзападно-либерально ориентированных, например, на радио, контролируемом «Газпромом».

Повторю, у всех реальных политических сил есть свои организационные и кадровые недостатки. Но вопрос «кому выгодно?» (в данном случае, представление политической силы в исключительно негативном свете), согласитесь, остается актуальным.

Наконец, приведу самый свежий пример. Несколько дней назад довелось мне участвовать в записи передачи «Право голоса» на ТВЦ, посвященной «Перестройке» — как раз вечером в день опубликования этой статьи 30 июня передача планируется к показу. Мое выступление там как эксперта — последнее. Так вот: на что, реагируя на всю прошедшую дискуссию, пришлось обратить внимание аудитории и всех участников?

Представьте себе: дискутирующих 8 человек — разделены на две группы. Это люди разных взглядов, в том числе, один представитель КПРФ и довольно много выраженных анти-коммунистов. И в каждой группе — по одному политтехнологу. Так вот, все высказывают свое мнение, вскрывают те или иные причины и аспекты событий, и лишь два политтехнолога, как по команде (правда, как говорится, почему «как»?) острие своего «благородного гнева» направляют именно на коммунистов.

Что называется, случайности, конечно, бывают всякие. Но только не с профессиональными политтехнологами.

Таким образом, к чему властями явно прилагаются усилия, кого, особенно в условиях усугубляющегося падения экономики и снижения уровня жизни граждан, властям надо, прежде всего, вывести из игры?

Даже не КПРФ — как партию состоящую из живых, может быть, и в чем-то грешных людей. Но КПРФ — как носителя идей иного, более справедливого устройства общества. И каков тогда должен быть номер КПРФ в их политическом раскладе? Для власти желательно — чтобы «нулевой». То есть, чтобы и в микроскоп было не разглядеть.

А для этого властям желательно добиться, чтобы на предстоящих президентских выборах кандидат в президенты от КПРФ шел не от широкого общенародного объединения, а лишь узко от одной этой партии (власти сами всюду растрезвонят, что это мол «слив» кампании — вроде, администрация президента так приказала), набрал минимум голосов и получил третье место — после Жириновского. А то и четвертое, например, после жены Навального. Это если последнего самого, с одной стороны, будут продолжать интенсивно «раскручивать» (через то же газпромовское радио и т. п.), но до выборов так и не допустят. Что лишь усилит протестное голосование за его того или иного (жена — вполне реальный и уже озвученный на газпромовском радио вариант) полномочного представителя.

К чему призывают «истинно идейные»

Казалось бы, выход очевиден: создавать широкое национально ориентированное объединение — эту самую единую «третью силу». Такое объединение, пусть и неформальное — главная угроза для нынешних властей. Не зря же они предусмотрительно всякого рода официальные предвыборные блоки решительно запретили.

Но, как я и обращал внимание читателя в выше упомянутой предыдущей статье, в КПРФ есть как силы, выступающие за широкое национально ориентированное объединение (как минимум, на этапе борьбы за президентский пост), так и его противники, полагающие, что важнее блюсти идеологическую чистоту и бороться против любых проявлений национализма. Но это — внутри партии. А что же советуют доброхоты со стороны?

Не без интереса и даже удовольствия прослушал я дебаты между «истинным революционером-марксистом» (но, по какому-то необъяснимому стечению обстоятельств, имеющему трибуну аж на государственном телеканале «Россия-24») и представителем (наверное, правильнее сказать, бывшим членом) запрещенной в России Национал-большевистской партии.

Дискутировали о том, есть ли в принципе место национал-большевизму как явлению (соответствующая партия у нас запрещена, но явление-то, разумеется, нет, тем более, что речь шла не только о России). А чем эта дискуссия заинтересовала меня?

Да тем, что предмет дискуссии, пусть не напрямую, но косвенно, имел отношение к тому, чем сейчас занимаемся мы. А именно, к вопросу о том, возможна ли в принципе искомая «третья сила»? Но не наряду с еще четвертой, пятой и десятой, а именно как широкая, объединяющая и национал-патриотов, и левых, прежде всего, коммунистов.

Иначе говоря: могут ли коммунисты и националисты оказаться в одном лице (суть дискуссии) или, что актуально сейчас для нас, хотя бы вместе, пусть временно вместе — как союзники в борьбе против общего противника?

Ну, и догадайтесь с трех раз: какую позицию в дискуссии занял «истинный марксист», но, в отличие как от представителей КПРФ, так и от русских националистов, допущенный не просто вещать, но, фактически, выступать с проповедями на всю страну по российскому государственному телеканалу?

И объяснил всем молодой и перспективный проповедник, что коммунизм и национализм — не просто совершенно несовместимы, но и более того, все случаи попыток подобного совмещения в истории — это обязательно случаи использования националистами коммунистов в своих интересах.

Читайте также

Вот ведь в чем дело — серьезное и даже грозное предупреждение!

А мы-то, да еще и наученные опытом с Кургиняном, все думали-гадали: зачем в современной России власти дали молодому человеку возможность открыто пропагандировать на государственном телеканале на всю страну совершенно явно анти-олигархические идеи? В какой момент и для чего приобретаемый таким образом авторитет будет использован?

Со своей стороны, допускаю, что сказанное в этой дискуссии могло бы быть предупреждением коммунистам, но…

…но только если бы исходило от кого-то другого. Даже от кого угодно, но только — надеюсь, наши коллеги по переговорам из КПРФ согласятся — не от обласканного нынешней властью видного работника государственной пропагандистского телеканала.

Или кто-то искренне допускает, что для нашей нынешней власти превыше всего прочего — идейная чистота ее идеологических и фактических противников?

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня