вторник, 2 июня
совместно с Жэньминь жибао

Два взгляда на историю: Постмодерн Путина и реализм Си Цзиньпина

Как оценивают прошлое своих стран лидеры России и Китая

2786
На фото: президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин (слева направо)
На фото: президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин (слева направо) (Фото: Kremlin Pool/Global Look Press)

Произнесенные недавно Владимиром Путиным слова о славных победах русского народа над печенегами и половцами хоть и стали поводом для пародий и насмешек, но, как мне кажется, уже не вызвали какого-то большого удивления. Создается впечатление, что люди все больше свыкаются с миром постмодерна, частью которого, к сожалению, мы являемся.

Это побудило меня взять в руки глобус и начать жадно искать страны и континенты, не пораженные страшным вирусом постмодернизма: США исключаются, как очаг этой заразы, Европа тоже вызывает сомнения… И тут на глаза мне попадается Китай. «Какую картину прошлого рисует глава китайского государства и как апеллирует к ней в своей политике?» — отвечая на эти вопросы, я выяснил, что если в мире и есть силы, сопротивляющиеся болезни постмодерна, то искать их надо в Поднебесной.

Продуманная теория

Как вы уже могли догадаться, подробно отвечать в данной статье мы будем именно на второй вопрос, но на всякий случай дам ответ и на первый: нет, Си Цзиньпин ни разу не произносил неуместных высказываний о китайской истории. От Председателя КНР вы не услышите оправданий зверств Чан Кайши или критики Мао Цзэдуна, в то время как президент нашей страны может позволить себе возлагать цветы к могиле Маннергейма, а на следующий день цитировать Сталина.

Читайте также
Нищие и больные: Коронакризис оставит Россию без среднего класса Нищие и больные: Коронакризис оставит Россию без среднего класса В ВШЭ считают, что пандемия уничтожит в стране мелкий бизнес

Си Цзиньпин выстроил стройную, последовательную и логичную картину китайского прошлого, которая объединяет в себе как далекую древность, так и противоречивую историю ХХ в. Все основные мысли лидера КНР о роли прошлого в современном Китае изложены в его двухтомной работе «Си Цзиньпин о государственном управлении», изданной на 21 языке в 100 странах мира общим тиражом в более 6 млн. экземпляров.

Уже само название книги, которое дословно переводится как «Беседы об управлении государством и ведении политикой», отсылает нас к древнекитайскому трактату «Искусство войны» известного мыслителя и полководца Сунь-Цзы. «Управлять государством и ведать политикой — разве это не великое дело? Управление государством подобно дороге, ведение политикой — маршруту», — цитирует труд великого стратега Си Цзиньпин. На протяжении всей политической программы, изложенной в двух томах книги, Председатель КНР объясняет, что значит управлять государством и ведать политикой, связывая это понятие с китайской политической традицией, классовым подходом и модернизацией марксистского учения.

Главное понятие, которое встречается практически в каждом пункте каждой главы книги, — это народные массы. Си Цзиньпин призывает придерживаться марксистских принципов по отношению к массам, но также и уделяет немало внимания конфуцианскому подходу к народу: «Конфуций сказал: «Сущность истинного правления заключается в избытке продовольствия, достатке оружия и доверии народа. Можно отказаться от оружия, можно отказаться от продовольствия — смерти никому не избежать. Но если народ перестанет доверять, то государству не устоять».

Мен-Цзы (372 — 289 гг. до н.э.; один из главных конфуцианских философов после Конфуция) сказал: «Народ составляет главный элемент в государстве, духи земли и хлебов — второстепенный, государь — последний». И вместе с традиционными максимами Конфуция и Мэн-Цзы, Си Цзиньпин ставит знаменитые слова Мао Цзэдуна о роли народных масс: «Народ, только народ всегда был движущей силой исторического развития». Таким образом, Си Цзиньпин умело соединяет все лучшее и полезное для нынешних условий, что может дать традиционная китайская мысль, с марксистским учением.

Впечатляющая практика

Си Цзиньпин искусно объединяет разные эпохи не только в теории, но и на практике государственного управления. Практически все главные политические, экономические и социальные программы Председателя КНР ознаменованы традиционными китайскими афоризмами или отсылками к ним.

Так, говоря о борьбе с коррупцией — своей главной политической повестке — Си Цзиньпин ссылается на литературную аллюзию «Смелый муж отрубает руку, укушенную змеей» из традиционного китайского романа Ло Гуаньчжуна «Троецарствие». Главный герой романа Гуань Юй после укуса змеи отрубает себе руку: яд в данном случае синонимичен коррупции, а рука символизирует чиновников.

Девизом беспрецедентной антикоррупционной кампании Си Цзиньпина стал лично сочиненный им афоризм, стилистически подражающий традиционным китайским поговоркам, — «Бей тигра, дави муху». Под «тиграми» лидер КНР подразумевал высших партийных чиновников и бизнесменов, замешанных в коррупции, а под «мухами» — мелких административных работников. Иными словами, антикоррупционная компания должна была отстранить от власти коррупционеров и вытравить любые признаки самого явления кумовства из жизни китайского общества.

Читайте также
Клан Ксении Собчак отбирает у россиян крабовую отрасль Клан Ксении Собчак отбирает у россиян крабовую отрасль Кто и зачем «крышует» дальневосточный бизнес дочери экс-губернатора Петербурга?

Не менее важная для Си Цзиньпина программа борьбы с бедностью в стране, которая должна быть побеждена в Китае к концу 2020 г., тоже связана с китайской литературной традицией. Построение «общества среднего достатка» (сяокан), как называется эта программа в политическом дискурсе КНР, отсылает нас к строке из стихотворения «Народ страждет», входящего в классический сборник «Книга песен»: «Народ наш страждет ныне от трудов — Удел его путь будет облегчен». Последнее слово из этого отрывка — «облегчен» — также можно перевести как «средний достаток» или «материальное благополучие», что и было удачно использовано сначала Дэн Сяопином, а затем и Си Цзиньпином.

Обращается лидер Китая и к историческим аллюзиям. Глобальный экономический и инфраструктурный проект КНР «Один пояс и один путь» ссылается на всем известный Шелковый путь, связывающий в древности Восточную Азию со Средиземноморьем. Согласно этой концепции, Китай создаст всю необходимую инфраструктуру в странах Средней и Юго-Восточной Азии для проведения торговых маршрутов КНР в страны Европы и Африки. Таким образом, Китай закрепит свои позиции в азиатском регионе и сформирует новые торговые площадки для экономического взаимодействия Поднебесной со всем миром.

Такая твердая и обоснованная позиция Си Цзиньпина по отношению к прошлому своей страны, на мой взгляд, объясняется одной немаловажной традицией коммунистических лидеров, от которой по естественным причинам отказалось нынешнее российское руководство. Си Цзиньпин, Дэн Сяопин, Мао Цзэдун и другие лидеры КНР были известны не только как практики, но и как теоретики.

На Председателя КНР, как когда-то и на советских руководителей, возлагается немаловажная обязанность быть ученым и развивать марксистское учение в статьях и монографиях. Кто-то назовет эту традицию архаизмом, но на мой взгляд, отказываясь от нее, мы неизбежно скатываемся к хаосу постмодернизма, одним из последних оплотов борьбы с которым остается сегодня Китай.


Китай сегодня: Хорошая новость для планеты, плохая для США: Китай начинает подъем

Коронавирус: Брюс Эйлвард, ВОЗ: «Если я заражусь вирусом, надеюсь, меня будут лечить в Китае»

Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Леонид Хазанов

Эксперт-экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня