Масло, семечки и сахар скоро могут стать деликатесом

Доживем ли мы до продуктовых карточек?

7611
 Масло, семечки и сахар скоро могут стать деликатесом
Фото: Владимир Гердо/ТАСС
Материал комментируют:

Снова в России звучат предложения ввести продуктовые карточки, на сей раз с такой идеей выступила председатель комиссии Общественной палаты по развитию агропромышленного комплекса Юлия Оглоблина. Подобные предложения, правда, звучат в моменты, когда страна испытывает самые тяжелые кризисы. И сейчас не исключение.

Неслучайно правительство было вынуждено ввести госрегулирование цен на главные продукты — сахар и растительное масло. ФАС в регионах создает «горячие линии», куда бдительный покупатель может пожаловаться на рост цен, который Москва потребовала «заморозить».

К чему приведут подобные эксперименты с ценами, «Свободной прессе» рассказали экономисты.

Доцент Института экономики математики и информационных технологий РАНХиГС Владимир Трегубов считает, что введение госрегулирования цен — это «приговор» отдельным министрам.

— Введение госрегулирования цен на сахар и масло — это тревожный симптом. Это свидетельство неэффективности работы двух министерств, Минпромторга и Минэкономразвития. При достаточном урожае семечки не увидеть, что при высоких ценах на мировых рынках сырье пойдет за рубеж — явное свидетельство непрофессионализма чиновников этих ведомств.

Читайте также
Леонид Брежнев: Самый любимый народом Генсек Леонид Брежнев: Самый любимый народом Генсек Как заядлый охотник и сердцеед оставался 18 лет у руля советского государства

«СП»: — А что нужно было делать?

— Надо было своевременно задействовать инструменты тарифного внешнеторгового регулирования. То, что сейчас происходит с ценами на данные товары — экстраординарная мера, поскольку противоречит принципам рыночной экономики. Да, Денис Мантуров прав, ритейлеры сами смогут справиться с данной ситуацией, маневрируя группами товаров, используя складские запасы и т. д. и помощь государства им не потребуется.

«СП»: — Стоп, но зачем же тогда государство все же вмешивается в ценообразование?

— Наш опыт рыночных реформ в девяностых годах, опыт других стран, вводивших госрегулирование цен без прямого субсидирования из бюджета, говорит о том, что производители и торговые сети предпочтут придержать товар, чтобы потом продать его по завышенной цене по окончании госрегулирования. Скорее всего, так и произойдет сейчас.

Кроме того, урожай сахарной свеклы в этом году снизился, и нарастить его в будущем году быстро не удастся. Для устранения дефицита сахарного сырья придется увеличить импорт тростникового сахара, который не будет дешевым вследствие девальвации рубля (он снизился только в этом году почти на 20%). И это при дефицитном бюджете страны.

«СП»: — Но почему государство уделило особое внимание именно подсолнечному маслу и сахару, если дорожает вся потребительская корзина?

— Важно понимать, что данные товары — это основа потребительской корзины, их удорожание внесет весомый вклад в инфляцию как в этом, так и в следующем году. Согласно оценкам РОМИР реальная инфляция в 3,5 раза выше, чем оценки Росстата, то есть порядка 14%.

Подорожание сахара и растительного масла в большей степени почувствуют наименее защищенные слои населения, так как эти товары зачастую составляют основу их рациона. К тому же, это происходит на фоне снижения реальных доходов населения уже седьмой год подряд.

Эксперт информационно-аналитического центра компании Hamilton Антон Гринштейн уверен, что правительство не должно вмешиваться в ценообразование.

— Всех деталей договоренностей между крупными российскими сетями ритейлеров, производителей продуктов питания и правительством России мы не знаем, но, видимо, речь там шла о том, что того роста цен, который уже произошел в 2020 году достаточно для сохранения устраивающей бизнес нормы рентабельности.

«СП»: — Почему, как думаете, бизнес не стал возмущаться по поводу желания правительства регулировать цены?

— Многие продовольственные товары с начала этого года и так подорожали на 10%-70%, так что ритейлеры теперь вполне могут самостоятельно менять наценки на различные товары, сохраняя цены вблизи текущих уровней и получая приемлемую норму прибыли.

К тому же «заморозкой» цен на подсолнечное масло и сахар, высшее руководство страны дало четкий сигнал о том, что не потерпит дальнейшего роста цен в зимний период. Торговые сети «отрапортовали» что сигнал принят. Значит «замораживать» цены на другие продовольственные товары пока не имеет смысла.

«СП»: — Правильно ли это в условиях пандемии? Действительно ли это «ломает» законы рынка?

— Изменение цен — это один важнейших механизмов рыночной экономики. К слову сказать, инфляция как давление в двигателе внутреннего сгорания: если давления нет, значит, транспортное средство не поедет.

Другой вопрос, что из-за неверно настроенной подачи топлива или неумелого водителя давление может стать слишком большим, и двигатель его просто не выдержит.

Когда цены «замораживаются», это сродни тому, что давление в двигателе продолжает меняться, но на датчике держится одно и то же значение. Водитель, не видя реальной картины, вдавливает газ в пол и не переключает передачу, как результат двигатель детонирует.

«СП»: — Иными словами, вы противник того, чтобы правительство реагировало на резкий рост цен на основные продукты?

— Если не давать ценам свободно меняться, то участники экономики не будут понимать, какие сектора перегреты, что производить больше не нужно, а на что потребители сейчас предъявляют реальный спрос. Результатом этого станут дисбалансы, перегрев отдельных отраслей, недозагруженность и отсталость других, и как следствие слом такой модели в пользу более эффективной.

Читайте также
Геннадий Зюганов: Путин мог бы расщедриться и дать денег всем детям Геннадий Зюганов: Путин мог бы расщедриться и дать денег всем детям Почему президент на пресс-конференции обошел молчанием ключевые вопросы

«СП»: — Как цены будут расти в ближайшее время?

— Тут стоит разделить глобальные инфляционные процессы и внутренние, российские. Для глобальных, чрезвычайно важным будет динамика второй волны пандемии и ответ на нее со стороны правительств и центральных банков. Если ситуация с заболеваемостью СOVID-19 пойдет по негативному сценарию, то ответом на нее, вероятно, станут новые крупные, денежные вливания, которые создадут вторую инфляционную волну с аналогичными 2020 году параметрами.

Если же негативного сценария удастся избежать, то определяющими для инфляции в России станут внутренние факторы.

«СП»: — Какие именно?

— В первую очередь, это курс национальной валюты и урожайность. По первому фактору риски максимальны, потому что в первой половине 2021 года курс рубля к доллару может упасть еще на 20%-30%, что неизбежно будет накладывать проинфляционный отпечаток, разгоняя цены на продукты питания еще выше. Не удивлюсь, если российским властям придется пролонгировать и даже расширять список «замораживаемых» продуктов следующей весной.

Что касается второго фактора, урожайности, то 2021 год, для российских аграриев должен стать более благоприятным чем високосный 2020. Так что здесь риски представляются значительно меньшими.

Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Василий Солодков

Директор банковского института ВШЭ

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня