Севастополь бандитский: Ростов-папа нынче отдыхает

Город-герой становится южной столицей криминала

11339
Севастополь бандитский: Ростов-папа нынче отдыхает
Фото: Артем Геодакян/ТАСС
Материал комментируют:

По итогам 2020 года криминогенная ситуация в России осталась стабильной, увеличившись по сравнению с результатами 2019 года всего на 1%. Об этом на излете масленичной недели сообщили СМИ представители Генпрокуратуры, уточнив, что заметнее всего криминальная ситуация улучшилась в Чечне, Северной Осетии и Адыгее, снизившись, соответственно на 16,9%, 15% и 12,4%.

Однако, подчеркнули при этом сотрудники ведомства, с различной степенью интенсивности общий рост преступности продолжается в 50 регионах страны.

Так, наибольшую активность по этому показателю продемонстрировали Санкт-Петербург (+26,1%) и Ленинградская область (+12,8%). Но безоговорочным лидером здесь оказался Севастополь, чей отрыв от «конкурентов» стал беспрецедентным: преступность скакнула за год аж на 44%.

Интересно, что по 2019 году Генпрокруатура рисовала абсолютно противоположную картину по преступности в российских регионах.

Напомним, тогда, на фоне роста числа тяжких преступлений и общего роста преступности на 1,9% по сравнению с 2018 годом, верхние строчки рейтинга наиболее криминальных регионов страны в компании с Татарстаном занимали как раз Чечня, Северная Осетия и Адыгея. А вот Севастополь вместе с Ненецким АО, Дагестаном, Калужской и Омской областями фигурировал в числе лидеров именно по снижению преступности.

Читайте также
Курс на признание Крыма: Китай решил задеть Украину за живое Курс на признание Крыма: Китай решил задеть Украину за живое Афера с «Мотор Сич» обернулась для Киева неожиданными последствиями

Что же такого могло произойти в городе-герое России, если всего за год уровень местной преступности взлетел на такие высоты? Особенно если учесть, что, по данным портала правовой статистики Генпрокуратуры РФ, по итогам 2019 года в Севастополе было зафиксировано снижение преступлений экстремистского характера более чем на 57%, а рост преступлений террористической направленности был нулевым. В 2020 же году оба этих показателя продемонстрировали рост аж на 200% каждый. При этом по числу тяжких преступлений и преступлений в сфере оборота наркотиков город и в 2019, и в 2020 году оставался в списке лидеров.

Что касается роста числа тяжких преступлений и правонарушений в сфере оборота наркотиков, то этот фактор многие эксперты склонны объяснять ростом туристического потока на полуостров из-за антироссийских санкций и закрытия международных границ в связи с пандемией коронавируса. Раз туда едут отдыхать и покупать недвижимость состоятельные люди, то вслед за ними неминуемо тянутся и преступники, резонно предполагают они.

А вот что касается скачка преступлений экстремистской и террористической направленности, то, полагает директор НИИ миротворческих инициатив и конфликтологии Денис Денисов, поводом для этого могла послужить очень серьезная активизация Украины и ее политических партнеров в вопросе принадлежности полуострова. И на этом фоне ситуация с потенциальной возможностью дестабилизации ситуации в Крыму ухудшается.

— Если посмотреть внимательно на эти преступления, то я не удивлюсь, если мы обнаружим, что довольно большое их число так или иначе окажется связанным с деятельностью «Исламского государства"*, и прежде всего — с попытками вербовки жителей полуострова в эту деструктивную организацию, — высказал свое точку зрения эксперт. — Либо это может означать, что граждане Крыма участвуют в каких-то иных организациях, потенциально связанных с возможностью дестабилизации обстановки в республике в пользу Украины. В любом случае это очень тревожные данные.

— Севастополь — военно-политический центр Крыма, непотопляемый, образно выражаясь, российский авианосец на Черном море, контролирующий не только все прибрежные государства его бассейна, но и добрую половину средиземноморских стран, — развил мысль коллеги политолог Богдан Безпалько. — Следовательно, с большой долей уверенности можно предположить, что люди, арестованные в Крыму за террористическую и экстремистскую деятельность, руководствовались либо исключительно своей злой волей, прекрасно осознавая геополитическую значимость Севастополя, либо были направлены волей чужой, хорошо организованной.

«СП»: — Но та же Украина на пару с США с самого момента включения полуострова в состав России в 2014 году ведут в Крыму грязную игру, что называется, не покладая рук. Тем не менее, в 2019 году показатель роста по террористическим преступлениям в Севастополе оказался нулевым, а по экстремизму вообще было зафиксировано снижение более чем на 57%. Это чем объяснить?

— Я думаю, это зависит не от Украины, которая всегда будет выступать здесь только в качестве младшего партнера. Вероятно, это можно объяснить ростом разногласий между Россией и Турцией. Да, мы практически простили ей инцидент со сбитым российским бомбардировщиком, да, Путин совместно с Эрдоганом открыл недавно блок атомной электростанции в Аккую. Но, несмотря на это, у нас очень большие противоречия с турками, которые активно ими выражаются.

Эрдоган посещает Украину, продает ей свои беспилотники, приветствует солдат ВСУ националистическими лозунгами, он по-прежнему публично утверждает, что Крым принадлежит Украине. А совсем недавно, как вы помните, один турецкий телеканал даже показал карту, на которой не только Крым, но и Донбасс с Кавказом вообще оказались включены в состав Турции.

Поэтому я допускаю, что в 2020 году именно Турция включила свои «прокси» на территории Крыма. Да, слава богу, там сейчас не ведутся боевые действия, не случаются теракты, но наращивание протурецких сил просматривается.

«СП»: — Ничего себе Турция постаралась. Плюс 200% по терроризму и экстремизму одним махом.

— Ну, не только лишь Турция Крымом интересуется, есть спецслужбы и других стран, которые всегда будут «бить» по Крыму. Если вспомнить пленки с якобы разговорами Байдена и Порошенко, то там ведь говорилось о высадке в Крыму некоей диверсионной группы отнюдь не украинского подчинения. Корабли натовские в акваторию Черного моря то и дело заходят. Армия Великобритании строит ряд военных объектов неподалеку от Крыма, в Херсонской области, считая ее «подворотней» России. Видимо, рост показателей преступности в самом сердце Крыма есть отражение этой активности.

«СП»: — Принимая во внимание столь взрывной характер роста преступности в неформальной столице Крыма, можно ли говорить о том, что в определенных обстоятельствах это может обернуться обострением обстановки?

— Более или менее предметно об этом можно было бы говорить только после подробного анализа уголовных дел за 2020 год по статьям «терроризм» и «экстремизм». Нужно понять, в какой мере эти преступления были, так сказать, «самопальными», а в какой предполагался грандиозный масштаб.

Если говорить о «самопальности» дел, то, вероятно, логично рассуждать о сохранении определенного недовольства среди части населения полуострова, чаще всего — крымско-татарского, которое пытаются настроить против России по этническим и религиозным соображениям, рассчитывая в дальнейшем влить их в пантюркистский проект «Великого Турана». Если же речь идет о том, что в Крыму кто-то планировал, скажем, взрывать военные склады, то можно было бы порассуждать о том, что рано или поздно полуостров столкнется с внешним вторжением, ради успеха которого и подогревается вся эта местная «экстремистская кашица».

Читайте также
Дело «вагнеровцев»: Зеленский сорвал операцию западных спецслужб? Дело «вагнеровцев»: Зеленский сорвал операцию западных спецслужб? Расследование Bellingcat подталкивает Киев к возобновлению войны в Донбассе

«СП»: — И что, противник может на успех рассчитывать? Ведь броня наша довольно крепка, а танки — быстры.

— Здесь все будет зависеть от ряда факторов. Например, насколько окажется успешной внешнеэкономическая конъюнктура, ведь упадок нашей экономики со счетов сбрасывать нельзя. Также сыграет свою роль и то, насколько прибыльным окажется приближающийся туристический сезон, насколько быстро разрешатся проблемы с водоснабжением, незаконной застройкой, очисткой крайне загрязненных сточных вод и вывозом мусора. Решения по этим проблемам должны принимать в первую очередь местные элиты, а не Москва.

Кроме того, надо понимать, насколько эффективной окажется работа наших спецслужб по нивелированию террористических угроз. Ведь не секрет, что наши «фээсбэшники» нередко ограничиваются в своих полномочиях во время тех или иных операций. А вот, скажем, украинские силовики таковых ограничений не имеют, что соответствующим образом сказывается на их активности в Крыму.

Наконец, большую роль во всем этом играет ответ на глобальный вопрос — а возникнут ли какие-либо боестолкновения на всем этом пространстве? Украина сама по себе такие вопросы не решает, но в качестве факела для разжигания пожара в регионе подходит очень хорошо. Если такое решение будет принято, то ныне «спящие» экстремистские ячейки в Крыму включатся на полную мощность.


*"Исламское государство" (ИГИЛ) — террористическая группировка, деятельность которой на территории России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014

Последние новости
Цитаты
Андрей Коряковцев

Философ, социолог, доцент кафедры философии, социологии и культурологии Уральского гос.педагогического университета

Филипп Сапожников

Сотрудник Института океанологии им. П.П.Ширшова РАН

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня