Путешествия / Туризм

Санкт-Петербург: Кто зажигает факел над городом

«СП» узнала секреты главного символа побед российской Северной столицы

  
795
На фото:  на Стрелке Васильевского острова во время салюта
На фото: на Стрелке Васильевского острова во время салюта (Фото: Александр Демьянчук/ТАСС)

Быть в Петербурге и не пройтись по его мостам невозможно. Их в черте города около 400. Особенно привлекают те, что перекинуты через Неву. Самый первый из постоянных — Благовещенский, соединяющий исторический центр с Васильевским островом. «Днем он кажется прозрачным, а при полном освещении является громадной массой…», — так отзывались о нем петербуржцы сразу после открытия в 1850 году.

Следующий за ним — Дворцовый. А одним из самых красивых считается Троицкий — «родственник» Эйфелевой башни, именуемой парижанами «невестой Франции». У них общий «отец»: проект и башни в Париже, и моста в Петербурге разрабатывал в конце ХIХ века один человек — инженер Эйфель.

Переправы в центре Петербурга не просто связывают невские берега в единую магистраль. Благодаря им, туристы имеют возможность путешествовать по городу пешком. Те, кто хочет лучше разглядеть и больше узнать, например, о Стрелке Васильевского острова, стартуют, как правило, от чугунного, в пять пролетов Дворцового моста (со стороны Эрмитажа). Он достаточно «молодой» по сравнению с соседями: был открыт в 1916 году.

Читайте также
Санкт-Петербург: Почему здесь никогда не спрашивают, который час Санкт-Петербург: Почему здесь никогда не спрашивают, который час Нина Ургант чуть слуха не лишилась в Петропавловской крепости, когда из пушки стреляла

Пройдя по нему около трехсот метров, любопытный турист попадает в эпоху, где главенствует… античность. Именно в стиле античных храмов выстроено по проекту архитектора Тома де Томона здание первой в России Биржи. А территорию перед ней (насыпную, на месте бывшего болота!) Томон украсил двумя величественными Ростральными колоннами — за сто лет до этого о них мечтал Петр Первый.

Император-преобразователь положил немало сил на создание отечественного флота. По его замыслу, Петербург должен был стать большим портовым городом, в котором ощущался бы дух победы в морских сражениях. Символами таких побед у древних римлян были колонны, увенчанные рострами (носовыми украшениями) вражеских кораблей.

С балюстрады Исаакиевского собора обе кажутся почти крошечными. С чем никак невозможно согласиться, оказавшись непосредственно рядом с ними. Достаточно встать у основания одной из колонн и поднять голову, чтобы убедиться в этом: небо сливается с её верхушкой! Высота сооружений вместе с газовой горелкой достигает 37 метров.

Мало кто бывал внутри них. Все экскурсии ограничиваются внешним осмотром. Да ещё фотографированиями на фоне установленных у подножия монументальных статуй. Их четыре, по две сидящие мужские и женские фигуры, олицетворяющие русские реки Днепр, Волгу, Неву и Волхов. Первоначально предполагалось отлить их в бронзе или чугуне, но из-за сложности работ от этой идеи пришлось отказаться. В качестве материала был выбран известковый туф из-под села Пудость, что около Гатчины, известный также как пудосткий камень. Благодаря пористой структуре он легко поддается обработке.

Не каждый заметит у подножия Ростральных колонн тяжелые низкие двери. На каждой — по две. Одна дверь, та, что ближе к Дворцовом мосту, с массивным висячим замком, давно бутафорская. «Рабочая» же та, что смотрит на Неву. Именно она ведет к светильникам.

Мне, чтобы войти, пришлось согнуться почти в три погибели. Огляделась: крошечное помещение с серыми гранитными стенами, вдоль стен трубы. Они были проложены после реконструкции 1998 года. Благодаря чему розжиг светильников стал, что называется, делом техники. Но об этом ниже.

Двигаюсь к нише у западной стены, к ступенькам, ведущим круто вверх. Их 129. Двигаться нужно медленно (если с непривычки оступишься, то кубарем скатишься вниз) и только с подсветкой.

Я считаю ступеньки, и с надеждой жду света другого — солнечного.

Он появляется внезапно, сквозь верхнюю дверцу у самого светильника, ослепляя и согревая. Ступаю на узкую площадку (медную крышу самой колонны), наконец-то выпрямляюсь, и… чуть не падаю от закружившейся на высоте головы. «Кружение», впрочем, быстро проходит. Чему способствует открывшаяся сверху красота.

С высоты тридцати с лишним метров центр Петербурга выглядит особенно привлекательно. И Нева широка, и Петропавловская крепость стройна. А Эрмитаж, равно как Адмиралтейство, Кунсткамера, Биржа величавы в строгости своих стилей.

Как зажигают факелы на Ростральных колоннах?

Поначалу наверху колонн в специальных жаровнях жгли конопляное масло. В 1896 году к светильникам подвели электричество, но применяли этот способ недолго «по причине великого расхода». И лишь в 1957 году к колоннам был подведен газ, и над ними запылали огненные факелы. Правда, «включают» их только по официальным праздникам — в Новый год, на День снятия блокады, в День Победы. А также на праздник выпускников школ «Алые Паруса» и 27 мая, в день рождения Северной столицы. Причем в любую погоду.

Читайте также
Экс-президент Эстонии: Замороженным в камерах людям свинина не нужна Экс-президент Эстонии: Замороженным в камерах людям свинина не нужна Из-за «происков» русских Таллину не хватает своих хрюшек

При сильном ветре, что в Петербурге не редкость, пламя, достигающее в высоту 5 метров, случается и отрывает от конфорки — в прямом смысле слова! Тут очень важно специалистам не ошибиться и своевременно скорректировать подачу газа. Тепловая мощность не должна превышать 4 МВТ. А тем, кто задержался наверху, требуется надеть специальную форму, главная составляющая которой — пожарная каска.

До того, как несколько лет назад здесь поставили современное оборудование, факел «включался» с помощью квоча. Это нечто вроде удочки, только вместо лески тут металлический трос, а на конце троса — заготовка для факела. Обмакиваешь её в горючее и закидываешь на почти метровую высоту в металлическую чашу.

Кажется, всё просто. Но это только с виду. Необходимы сноровка и точный расчет иначе будет недолет — это в лучшем случае …

Квоч — «инструмент» дедовских времен. Но он постоянно находится на крыше колонны. Мало ли, заклинит газовое оборудование! Такого, правда, не было ещё ни разу за всю историю.

В наше время Ростральные колонны зажигают по праздникам. А в 1810 году, когда они только-только появились, призваны были служить маяками для входящих в Неву иноземных судов. Даже сейчас, в эпоху многоэтажек, заслоняющих виды исторического центра, пламя с Ростральных колонн, видно издалека. Неудивительно, что в начале ХIХ века «все флаги в гости были к нам». На свет, как бабочки слетались!


Путешествия: Санкт-Петербург: Почему здесь никогда не спрашивают, который час

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Лариса Шеслер

Председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
В Казахстане власть сменилась через 30 лет. Для России такой вариант подходит?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня