Воздушная тревога: Россия готовится к внезапному удару НАТО

Москва дает понять иностранным разведкам — всё, шутки кончились

37799
Бомбоубежища в Москве
Бомбоубежища в Москве (Фото: Владимир Гердо/ТАСС)

«Для автора очевидно, что в США в настоящее время ведётся не просто демонизация России — осуществляется планомерная и последовательная мобилизация общественного мнения. Такое обычно происходит не перед „холодной войной“, а перед горячей». Это было написано не сегодня и не вчера, не во время истеричной избирательной кампании Хилари Клинтон — 21 апреля 2014 года.

Тот мой материал почти трехлетней давности был посвящен информационному воздействию на аудиторию. Соответственно, и вывод был сделан исключительно на основании анализа информационной среды. Так получилось, что в США и Канаде мне довелось провести весьма длительное время, поэтому я знаю, что такое 24 часа в сутки и 365 дней в году быть погруженным в тамошнюю мозгомойку. Большинство читающей публики вряд ли сможет себе это представить, потому что, приехав в страну туристом, скажем, на пару недель, этого не ощутишь — просто будет много других интересных дел.

Отслеживать все эти информационные потоки было моей журналистской обязанностью. Демонизацию Ирака и Садама Хумейна, Югославии и ее политического и военного руководства, Ливии и Муамара Каддафи я пропустил через себя. Так что, когда после возвращения Владимира Путина на пост президента, американцы, а затем, по их команде, и остальной коллективный Запад остервенело бросились демонизировать Россию и ее лидера, мне уже была ясна их конечная цель. Со всеми сопутствующими обстоятельствами. Сноуден, запрет на «гей-пропаганду» среди малолетних, истерия по поводу сочинской Олимпиады, Магнитский, разночтения по ПРО и тому подобные «проблемы» были просто информационными поводами. То есть, средствами достижения цели.

Читайте также

С 2014-го в действиях наших властей я все пытался найти признаки осознания грозящей опасности, но не находил. До какого-то момента мероприятия по маскировке были довольно тщательны. Меры военного строительства, учения, проверки и передвижения войск я намеренно оставляю без внимания. Не потому, что это неважно. Нет, это очень важно. Однако сами по себе эти признаки мало о чем говорят.

Ну, например. 11−18 сентября 2014 года, т.е. в то время, когда на Западе орали про то, что наши вооруженные до зубов орды стоят на границе с «незалежной» и вот-вот вторгнутся в «нэньку, мы проводим учения «Восток-2014». В них приняли участие около 100 000 военнослужащих, до 1500 танков, до 120 самолетов, до 5000 единиц вооружения, военной и специальной техники, значительную часть которых перебросили с запада на восток страны (то есть, в сторону, противоположную вероятному театру военных действий) на дальность от 4 000 до 6 000 км. Очень оригинально!

Военная активность сама по себе может о чем-то однозначно сказать, когда уже летят боеголовки (это уже совсем поздно для написания статей) или происходит значительное сосредоточение сил и средств у границ страны-объекта агрессии. Как это было перед американскими войнами против Ирака.

Кроме того, существует прописная истина — войны ведут не армии, а государства и общества. В этом смысле объявление экономических санкций против России — это де-факто объявление нам войны. И цели их те же, что в случае с Югославией, Ливией и Ираком. Наши контрсанкции я не считаю ни адекватной мерой, ни готовностью ответить на опасность. Запрет на хамон, сыр и яблоки — адекватный ответ на запрет инвестиций и технологий?! Не смешите! Американцы наши ракетные двигатели ставят на ракеты, выводящие на орбиту военные спутники, которые шпионят за нами, а их военных летчиков, известных также, как «астронавты», мы нашими ракетами возим на МКС! И что там с их военным транзитом через нашу территорию в Афганистан?

Но вот, наконец, событие, которое я ждал, произошло. Тихо и незаметно. 22 апреля 2015 года сайт www.politonline.ru опубликовал материал под заголовком «Бомбоубежища по всей России подготовлены к ядерной войне». В нем, в частности, утверждалось, что «…Сейчас обсуждается проведение учений по эвакуации граждан в случаях ЧС и „особого периода“ - сейчас это делается без населения, но мы планировали в добровольном порядке его привлечь. А то в случае чего люди вместо того, чтобы спасаться будут писать в соцсети „что это за сирены“, искать новости или снимать видео», — иронично заявил Politonline.ru источник в МЧС России, ранее занимавшийся тем, что называлось ГОиЧС.

Он также добавил, что в столице также обязательно будут проведены учения «для сенаторов и депутатов, госслужащих — точно такие же, как проводятся для рабочих предприятий в Омске, Новосибирске, многих городах страны».

Не исключаю, что эта публикация была санкционированной «утечкой».

А потом с большим шумом — как в большом, так и в переносном, т.е. медийном, смысле.

В ночь (!) на 9 февраля 2016 года городские власти Москвы в соответствии с судебными решениями приступают к принудительному демонтажу 97 объектов самовольного строительства, незаконно установленных в охранной зоне метро и вблизи инженерных коммуникаций. Одновременно задействовано 700 единиц техники. А 28 июня президиум столичного правительства дополнил перечень самовольных построек, подлежащих сносу на территории Москвы. Это — 84 объекта, которые расположены в охранных зонах московского метрополитена.

То есть, больше четверти века у станций московского метро, в переходах, а то и внутри метрополитена — в рамках теории «свободного рынка» — плодились и множились киоски, палатки, павильоны и даже многоэтажные торговые центры. И вот в одну прекрасную ночь с понедельника на вторник выяснилось, что приоритеты сменились. Пригнали тьму мощной техники, чтобы сносить под светом прожекторов, иногда при сопротивлении противной стороны и с проблемами с компенсацией. А через несколько месяцев во втором раунде московский метрополитен был зачищен окончательно.

Аналогичную «операцию» провели в С.-Петербурге, Казани и Екатеринбурге.

Что случилось? Мы отказались от «свободного рынка»? Правительства Москвы, Питера, Казани выступили в качестве рейдеров? Нет, конечно. Моя версия (официально об этом, естественно, не сообщалось) сводится к следующему. Высшее военно-политическое руководство (кто-то верит, что на такое четыре отдельные мэрии сами решились?) еще до киевского Майдауна (помните публикацию в Politonline.ru?) признало, что разрешить наши противоречия с американцами мирными способами, может быть, и не получится.

Думаю, что таким образом наши — «те, кому надо» — дали понять резидентурам натовских разведслужб посольств в Москве и консульств в других городах (Это только журналисты писали об этом, как о чем-то поспешно и на голом месте организованном, а шпионы-то все поняли так, как надо.): «Все, ребята, шутки кончились, мы всерьез и массово готовим наше гражданское население к защите от вашего ракетно-ядерного нападения». (Будем исходить из того, что к ответно-встречному удару наши Вооруженные силы и так готовы.)

Кто-то спросит: «Какая связь между киосками у метро и вероятностью ракетно-ядерной войны (другой-то ведь у нас с американцами, скорее всего, быть не может)?» Эта связь будет понятна, если вспомнить, что метрополитен — это очень эффективное бомбоубежище для больших масс городского населения. Если предположить, что это население потребуется защищать, то встает вопрос: «От кого?» Какая военная сила представляет угрозу для масс городского населения России? Не террористы с Северного Кавказа, из Средней Азии, Афганистана или Ближнего Востока. Не диверсионно-разведывательные группы укронацистов. Для борьбы с этими бомбоубежища не нужны. С Китаем у нас отношения более, чем нормальные. Израиль? Индия? Пакистан? КНДР? Здесь ответ очевиден. Способностью нанести удар по крупным городам России обладают только США и страны возглавляемого ими блока НАТО. Все.

Вот к такой войне мы и готовимся.

А в сентябре прошлого года российское издание американского журнала Forbes и РИА «Новости» в один день выстрелили сообщениями о том, что в Москве полностью подготовили подземные укрытия для эвакуации 100% населения. Представляете, Forbes и РИА «Новости» в один день? Удачный выстрел дробовиком двум белкам «в глаз» из обоих стволов, не повредив шкурок.

Ну, и апофеоз доведения до «партнеров» нашей готовности — учения МЧС, в которых приняли участие 40 млн. человек, в том числе 200 тысяч специалистов аварийно-спасательных формирований и 50 тысяч единиц техники. Хотя официально и подчеркивалось, что речь отрабатывались действия в расчете именно на «мирное время».

Не собираюсь навязывать свою точку зрения в качестве единственно верной. Но, думаю, что было бы правильно в этом же свете рассматривать и ту огромную работу, которая ведется в Москве (столица — первостепенная цель нашего вероятного противника) по строительству новых автомобильных дорог, развязок и эстакад, а также по модернизации существующих. Все это — пути эвакуации гражданского населения, ведомств и учреждений из центра города на периферию. Чем лучше будет эта инфраструктура, по крайней мере, в особый период, тем меньше будет вероятность пробок, аварий и жертв — как материальных, так и человеческих.

То же, по-моему, касается и такой меры, как оказание скорой помощи гражданскому населению. Вряд ли надо объяснять важность этой службы в случае применения противником оружия массового уничтожения.

Так вот, в 2016—2017 годах была осуществлена такая мера, как передача автомашин службам «скорой помощи» в Тамбове, Липецке, Рязани, Саранске, Уфе, Санкт-Петербурге, Петропавловске-Камчатском, Ростове, Севастополе, Симферополя, Ялты, Феодосии, Евпатории, Керчи, Красноперекопска, Джанкое, в Архангельской, Волгоградской, Магаданской, Московской, Новосибирской, Оренбургской, Саратовской, Тверской, Ульяновской, Ярославской, Омской областях, на Чукотке, Кузбассе, в республиках Коми, Северной Осетии, Бурятии и на Алтайском крае. Не думаю, что мне удалось собрать полные данные по этому вопросу.

В этот же ряд я поставил бы и постановление (пардон за тавтологию) правительства, ограничившее госзакупки импортных лекарств для стационаров и госпрограмм. Цель этого импортозамещения — обеспечить приоритет закупки препаратов, производство которых налажено в России и в странах Евразийского экономического союза и не остаться без лекарств, если вдруг их нам из-за рубежа вообще перестанут продавать.

Читайте также

Аналогичная мера была принята 22 августа 2016 года — постановление № 832 «Об ограничении государственных закупок отдельных видов пищевых продуктов, происходящих из иностранных государств». Цель схожая — ограничение допуска отдельных видов пищевых продуктов, происходящих из иностранных государств, которое устанавливается для защиты внутреннего рынка и поддержки российских товаропроизводителей.

При закупках, включённых в перечень пищевых продуктов, заказчик отклоняет от участия в конкурентных способах определения поставщиков все заявки, которые содержат предложения о поставке пищевых продуктов, происходящих из иностранных государств. За исключением государств ЕАЭС, при условии, что на участие в определении поставщика подано не менее двух удовлетворяющих требованиям извещения о закупке и (или) документации о закупке заявок.

Пищевые продукты, включённые в перечень, производятся в России и государствах ЕАЭС в достаточных объёмах. Ограничения допуска этих пищевых продуктов в целях закупок для государственных и муниципальных нужд будут способствовать развитию производства продовольственных товаров в России и странах ЕАЭС.

Эти ограничения распространяются только на закупки для государственных и муниципальных нужд. Они не касаются коммерческих закупок, поставок продовольственных товаров в магазины, торговые сети, коммерческие предприятия питания и т. д.

Они хотели нас санкциями ослабить, чтобы мы войны испугались?

Последние новости
Цитаты
Леонид Калашников

Политик, депутат Госдумы РФ

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня