Мнения

2014 — год загнанной лошади

Леонид Мележик размышляет об уходящем годе

  
2791
2014 — год загнанной лошади

Год надежд, тревоги, ликования, ужаса, крови. Год достоинства, год обид, год ненависти. Год побед, поражений, год расчеловечивания и попытки найти в себе человека, год роста над собой и год уменьшения до размеров насекомого.

Год лжи, год заседаний, год сухих формулировок. Год новостей. Год социальных сетей, год дискуссий, год удаления из друзей. Год пены у рта. Год смертей. Год окончательного распада Советского Союза.

Год поиска правды, год веры, год воодушевления.

Год погибших журналистов.

Год единства и распада. Год идентичности.

Год презрительных улыбок. Год «чужих» и «своих». Год легитимности. Год суверенности. Год конституционности. Год языка. Год культуры. Год провокации, год революции, год федерализации.

Год олимпиады. Год футбола.

Год «с кем там говорить?». Год войны и мира. Год столетия Первой мировой.

Год денег и их количества.

Год разрушения семей, год идеологии. Год стойкости и мужества. Год доблести и храбрости.

Год предательства и малодушия.

Год невинно убиенных.

Год Киева, год Одессы, год Севастополя, год Москвы, год Донецка, год Луганска.

Год дискуссии «братья-небратья».

"Когда провожают эпоху, надгробный псалом не звучит", — говорит А. Ахматова. В этом году все мы, наверное, провожали какую-то эпоху и встречали новую. События на Украине, события в мире, события в России переплелись. Заклятые друзья и вечные партнёры проявили свои новые дружеские качества, предложили новые форматы взаимодействия.

Помимо всего прочего, это ещё и год загнанной лошади. Загнанной на скачках. Лошадка, которая смотрит умными глазами, повинуется своему хозяину или брыкается, пытаясь его сбросить. В основном молчит, иногда лижет руки, иногда улыбается, иногда ржет.

Это, так сказать, народ.

Народу можно внушить многое, и он может послушно побежать к финишу. Чтобы однажды не добежать.

Цели у наездника и лошадки могут отличаться. У наездника — победить, а у лошадки — выжить. Отсюда небольшой когнитивный диссонанс, который легко исправляется с помощью манипуляций, нажима, уколов шпорами.

И того и другого в этом году было достаточно.

Местами произошло расчеловечивание. Человек регрессировал до «свой» — «чужой».

В таком отношении человека к человеку кроется огромное непонимание не только другого, но и самого себя. Ведь уважение, которого хотим мы сами, подразумевает в первую очередь уважение к другому. От отношения человека к человеку как к вещи в своё время предостерегал Эрих Фромм. А Григорий Померанц ведь прямо говорил, что самым большим заблуждением является видеть в человеке только человека, а не образ и подобие Бога на земле.

Лошадь белая, у Б. Гребенщикова, которой «нужно лишь воли», оказывается, далеко не всегда хочет этой воли. Иногда она привыкает ходить по одному и тому же маршруту, и даже когда хозяин ей говорит: «Беги», она продолжает ходить по привычным дорожкам. По другому не умеет.

Хотя, возможно, чтобы по-настоящему стремиться воли, нужно осознавать себя именно белой лошадью? Равной своему хозяину.

Не лучше, как в случае с попыткой сбросить, не хуже, когда даже в отсутствие наездника маршруты не меняются, а, возможно, именно — равной?

Тогда и воля, и свобода могут пониматься совсем по-другому. Как внутренняя свобода в первую очередь.

Сразу вспоминается загнанная лошадь Вронского в описании скачек из романа «Анна Каренина» Льва Толстого.

Большой писатель прямо говорит, что если видеть только свои цели, и не считаться с целями другого, можно потерять самое дорогое в жизни. Как случилось не только с лошадью, но и со всеми отношениями между Вронским и Анной. И более понятными становятся слова, которые взял в качестве эпиграфа Лев Толстой, когда прочитать их в Послании апостола Павла к Римлянам «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу [Божию]. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь».

Новейшая история Украины и России это тоже история любви и история расставания.

Расставания болезненного, сложного, с ненавистью (помните стих Бродского «На независимость Украины») и сидящей глубоко внутри любовью. Чтобы докопаться до неё, нужно вынести много хлама. Поэтому о ней забыли.

Осталась обида. Ведь почему-то себя жалеть очень приятно. Обида — это как дополнительное топливо для собственного эгоизма.

— А ты… —говорит она. Текст подберите сами.

— А ты!.. — говорит он. Думаю, подберёте, благо, комментариев в сети Интернет на этот счёт много.

Будто бы и не было прогулок под луной, поездок в горы, совместного воспитания детей, ужинов при свечах и общих свершений.

И у него и у неё уже новые отношения, но обиды остались, а до подлинных чувств докапываться не хочется.

Встретились, поругались, подрались, разошлись по домам. Он забрал свой фамильный браслет, подаренный ей на годовщину свадьбы.

Конечно, это упрощение. И причины были более глубокие. Это и отсутствие взвешенной национальной политики за годы независимости Украины, и определённые перекосы в российской дипломатии, когда делалась ставка на политиков, которые хотели усидеть на двух стульях одновременно. Об этом уже много говорилось и писалось, в том числе и на «Свободной прессе».

Хочется верить, что будущий год будет годом мира и спокойствия.

Мести, агрессии, ненависти уже достаточно.

Фото: Павел Смертин/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Асафов

Независимый политический аналитик

 Александр Абрамов

Главный аналитик Банка «Солидарность»

Игорь Шишкин

Заместитель директора Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня