Мнения / Литература

Конец Литературного музея М. Горького

Как в Нижнем Новгороде чиновники переосмыслили творческое наследие писателя

  
1554
На фото: особняк Бурмистровой
На фото: особняк Бурмистровой (Фото: wikimedia)

Почему фондовой коллекции нет места в особняке Бурмистровой

Директор Л.Ю.Моторина в своём докладе на «круглом столе» 8 августа 2019 года в департаменте культуры города, посвященном судьбе музея о будущей реставрации особняка В.М.Бурмистровой, очень путано говорила, что в цокольном этаже будет то ли детская комната (видимо, для того, чтобы можно было родителям оставить чад, пока самим закинуться парой коктейлей в литературном кафе за стенкой), то ли помещение для фондов… На прямой вопрос прежнего главного хранителя музея и научного сотрудника музея (1967−2012) Н.Ф.Жадаевой о том, что всё-таки там будет, ведь требования к фондовому помещению совсем не те, что к игровой и они должны быть заложены уже на этапе проектирования, четко ответил В.А.Молоканов. Подрядчик сказал, что при создании проекта помещения для фондов в особняке не предусматривались. Это признание стало шоком даже для некоторых действующих сотрудников музея.

К слову, представленный проект реставрации особняка выглядит очень неплохо, профессионалы оценили его качество достаточно высоко, вызывают опасение только сроки его реализации — 13 месяцев. За это время предполагается полностью восстановить исторические интерьеры парадных залов. А именно: вернуть розовый цвет в Большой зал, воссоздать в простенках горельефы; соткать шелковые панели в будуаре и воссоздать росписи (по поводу Мейсенских ваз и люстры в нем — тишина), отреставрировать бархатный зал (правда, по нему пока даже нет проекта консервации). Везде будет отремонтирован паркет, заменены окна, приведены в порядок двери, а, самое главное, — воссоздана парадная веранда, разобранная в 1971 году…

Читайте также
Россия тайно помогает Украине громить Донбасс Россия тайно помогает Украине громить Донбасс Без бесперебойных поставок комплектующих из «страны-агрессора» Киев давно воевал бы копьями и стрелами

Остаётся порадоваться за тех, для кого музей — это в первую очередь особняк-шкатулка, с литературным кафе, детской комнатой, парадной верандой в ослепительном сиянии позолоты и роскоши лепнины. Они будут до умопомрачения креативно «селфиться» на лестницах, обретут неиссякаемый источник вдохновения для проведения свадеб, банкетов, юбилеев и фотосессий. Это прекрасно, что и говорить! Особняк станет домом культуры новой буржуазии и по виду, и по содержанию. Таких сейчас очень не хватает. Не проводить же всё время в ресторанах и клубах — даёшь новый, современный формат!

Возможно, они даже заведут себе в нем литературный салон, где видные рестораторы и депутаты прочитают друг другу свои новые произведения под томительное дребезжание пирамиды из фужеров с шампанским.

Словом, особняк будет символизировать всё то, что неизменно ненавидел Горький, в музее которого и произойдёт эта, подчеркну, законная трансформация.

Так что не стоит пребывать в шоке — в обновлённом особняке не будет места не только фондам или экспозиции, посвященной «нижегородскому литературному гнезду», как то было заложено основателями — А.Н.Свободовым и А.И.Елисеевым, но и самому Максиму Горькому… Ведь изначально музей формировал фонды, собирая рукописи и личные вещи всех нижегородских писателей — от Мельникова и Граве до Кочина и Половинкина. Теперь о литературном музее можно забыть. (В этой связи не позавидуешь участи оставшихся научных сотрудников музея — последней пары профессиональных музеологов, которых, вероятно, заставят подавать ананасную воду или уволиться под разными предлогами или без оных)

Борьба музея с особняком

Конечно, размещение музея «основоположника социалистического реализма» в купеческом особняке всегда было компромиссной и вынужденной мерой… Все эти 90 лет руководство музея пыталось найти компромисс между шикарными интерьерами и простотой, к которой стремился писатель в повседневной жизни и в творчестве. Это не значит, что он не любил комфорта, хорошего вина или изящных вещей, но ему не приходило в голову окружать себя золотом, шелками и лепниной.

Иногда казалось, что само провидение помогает преодолеть кричащее противоречие между интерьером и экспозицией. Странный пожар в ноябре 1958 года, о котором боялись сообщить Е.П.Пешковой, чтобы поберечь пошатнувшееся здоровье вдовы писателя, придал новый импульс к переустройству и приспособлению здания под нужды музея.

Возгорание началось с замыкания проводки в рабочей комнате сотрудников, которая располагалась в будуаре прежней хозяйки (т.н. купольная комната). Через открытую дверь огонь проник в соседнюю столовую, которую выжег дотла и был остановлен в аванзале. Когда пожар был потушен, центральная лестница, аванзал, парадный (бывший нежно розовым) зал были прокопчены до черноты.

Именно тогда, с мыслью о том, что пожар всё спишет и стоя перед необходимостью расширить место для экспозиции, директор Н.А.Забурдаев, вооружившись кувалдой, сбил все горельефы в простенках будущего Белого зала. Остальные сотрудники, названные им чистоплюями, участвовать в этом отказались. Впрочем, тот же директор в 1971 году снес и веранду, построив вместо неё кинобудку, никогда толком не работавшую. Для него музеем, в первую очередь, была экспозиция, а не здание, которое он приспосабливал под свои нужды как мог, подчас не стесняясь в методах. Сегодня маятник качнулся в обратную сторону… Поэтому музею нужно не только нормальное фондохранилище, но и собственное помещение под экспозицию, рассказывающую не только о Горьком, но и о нижегородском литературном гнезде…

Блеск и нищета экспозиции

На вопрос о новой экспозиции, прозвучало нечто совсем уклончивое — мол, она будет называться «Всё в человеке» и будет смонтирована на фальшь-панелях.- Трудно сказать, как это будет выглядеть на практике, ведь чем короче вырванная из контекста фраза, тем более широкий смысл ей можно придать, вплоть до противоположного.

Проект экспозиции «Всё в человеке» был разработан в еще 2013 году и никакой согласованности между ним и глобальным обновлением интерьера попросту нет. Более того, реализация концепции при нынешнем кадровом потенциале вызывает скепсис. И вот почему.

Открытая с помпой к 150-летию писателя экспозиция «Новая жизнь» — как раз и есть первый опыт реализации одного модуля концепции «Всё в человеке». На самом деле она должна была называться «Горький и революция» и рассказать об эволюции представлений писателя на революцию как идею и драматическое проживание им реалий ситуации в России (1905−1917). Однако даже приглашение на эту работу специалистов из Москвы не позволило эту концепцию реализовать. И вот почему.

Во-первых, хронологические рамки экспозиции были значительно, почти в 2 раза, сужены.

Во-вторых, драматургия экспозиции практически не обращается к современным горьковедческим исследованиям, носит устаревший и, в общем, неубедительный характер.

В-третьих. Содержание экспозиции совершенно игнорирует связи писателя с Нижним Новгородом, за исключением, пожалуй, сюжета с повестью «Мать». Никакие другие обстоятельства жизни М. Горького, показывающие его вовлеченность в общественные процессы в родном городе не раскрыты. (То есть подобную экспозицию можно легко монтировать хоть в Казани, хоть в Самаре, хоть в Мумбаи — она совершенно беспочвенна).

Читайте также
Губернаторы боятся просить деньги у Путина на его же указы Губернаторы боятся просить деньги у Путина на его же указы Первый, кто обратится в Москву за финансовой помощью, наверняка получит «по шапке»

Итоговый результат пришлось назвать «Новая жизнь»… В момент, когда страна отмечает и переосмысливает трагические события революции 1917 года и Гражданской войны, город получил экспозицию, напрочь лишенную актуальности, и, как следствие, не имеющую серьезного резонанса.

Причиной провала, вероятнее всего, стала профессиональная халатность привлеченных экспозиционеров, не сумевших охватить всю сложность и разнообразие материала и некомпетентность заказчика, проявившего полное равнодушие к результату. Все успехи экспозиции можно смело связать с работой художника-оформителя, который из рыхлого и хаотичного материала попытался сделать визуально более-менее связное, даже эффектное повествование.

А теперь внимание: эта экспозиция создавалась, когда в музее было куда больше научных сотрудников. Во-первых, был заместитель по науке — (должность, упраздненная нынешним директором) и был ученый секретарь. И даже в этих условиях мы получили «Новую жизнь» с Марией Андреевой… Про Горького «почти террориста» нам рассказали, а про писателя, который пережил драматическую эволюцию мировоззрения — нет.

Надежды, что изначальная концепция «Всё в человеке» пройдет общественное обсуждение или, что гора вновь не родит мышь, у меня мало. Нынешняя команда вполне справится с управлением особняком, но с музеем — нет. Слишком низок процент профессионалов-музейщиков в нынешнем коллективе, да и отношение к ним ниже всякой критики. Как говорится, всё в человеке…


Культура: Скок-поскок, русский рок

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Лариса Шеслер

Председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины

Михаил Делягин

Доктор экономических наук, член РАЕН, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня